Британский актер, играющий больного серой хворью верного рыцаря Дейнерис Таргариен, в новом сезоне может признаться ей в любви.

На короткий момент Даарио Нахарис, устало бредущий по холмам в округе Ваес Дотрака, прекращает хвастать о том, что прекрасно осведомлен о сексуальных талантах королевы Дейнерис, и замечает слезу на рубашке своего спутника.

«Ты знаешь, что произойдет?» — спрашивает он сира Джораха Мормонта, глядя на огрубевшую и потрескавшуюся кожу на его руке.

«Я знаю, что произойдет», — обреченно отвечает Мормонт.

Он знает, что если не случится чудо, вся кожа на его теле станет жесткой, а потом окаменеет. Болезнь будет причинять ему страшную боль, и его изолируют от общества. С годами серая хворь поразит его внутренние органы и мозг, сделав Мормонта безумным, и постепенно убьет его.

Серая хворь. Кто бы мог себе представить, что именно такая смерть ждет этого галантного, страдающего от безнадежной любви рыцаря. Судьба Джораха была как будто решена в прошлом сезоне, когда он заразился, спасая возле Старой Валирии Тириона Ланнистера от обезумевших каменных людей, однако та твердая решимость, с которой он хочет возвести свою любимую Дейнерис на Железный престол, заставляет его идти вперед. Она прогнала его, разбила ему сердце и едва не довела его до смерти в бойцовых ямах, однако его вера в кхалиси непоколебима.


Поэтому можете представить его реакцию, когда он видит, как Дейнерис убивает всех кхалов в Ваес Дотраке, дотла сжигает храм, а затем выходит из пламени обнаженная и невредимая, как это случилось в триумфальном финале вышедшей на этой неделе серии «Книга Неведомого». Для Джораха, которого ждет неминуемая смерть, это жизнеутверждающий момент и весомое подтверждение величественной цели его жизни.

«Это очень сильно напоминает кульминацию первого сезона, когда она вошла в погребальный костер кхала Дрого, — говорит ветеран сценической площадки Иэн Глен, исполняющий роль Джораха последние пять лет. — Камера вместе с языками пламени поднимается в ночное небо, а когда мы возвращаемся, то оказываемся у ног сира Джораха, идущего мимо коленопреклоненных и кланяющихся людей к этой божественной женщине, проявившей себя в абсолютно другом свете.

«Он всегда обожал ее, — продолжает Глен с неподдельной теплотой в голосе. — Он всегда восхищался ею и знал, что она станет великодушной правительницей народа. Но есть и другая сторона. Он понимает, что никогда не познает ее. Она обладает какой-то незаурядностью, о которой просто нельзя говорить. Поэтому я думаю, что в тот момент Джорах вспомнил, почему он решил посвятить свою жизнь этой женщине, и насколько он был прав, поступив таким образом».

Мы обсуждаем по телефону его новую работу в австралийском сериале из шести частей про супергероя «Умный человек» (Cleverman), который покажут в июне на SundanceTV. В этом сериале Глен играет таинственного медиамагната (он говорит, что прообразом этого персонажа стал Ричард Брэнсон) со связями в глянцевом корпоративном мире и в грязных кварталах карантинной Зоны, куда была интернирована раса людей. Фильм назвали историей про «исконного супергероя», и в нем немало комментариев о миграционном кризисе в Европе, о терроризме и расизме.

Но об этом позже. А сейчас поговорим о Джорахе.

Пессимисты в настоящее время говорят, что у бедного сира Джораха больше всех шансов умереть в этом сезоне (всему виной серая хворь). Но несмотря на такой приговор, Глен не желает строить предположения о такой отвратительной вещи как наследие, которое его благородный рыцарь может оставить после себя.

Вместо этого он говорит о той радости, которую ощущает каждый год, предвкушая чтение новых сценариев, думая о возвращении к этой работе и о том, как он снова облачится в печально известную желтую рубаху.

«Все что я могу сказать — эта работа с начала до конца стала настоящей мечтой. Делая ее, я испытываю только удовольствие, — говорит Глен. — Если в конце своей долгой карьеры ты получаешь роль в такой картине как „Игра престолов“, я думаю, ты можешь считать себя счастливчиком».

«Это преобразующий опыт для людей из картины, особенно для актеров, поскольку в ней меняются принципы шоу, — продолжает он. — Она как будто изменила к лучшему всех нас. Я очень и очень благодарен за это судьбе, правда. Фильм больше и масштабнее любого снимающегося в нем актера. Он наполняет меня азартом и душевным волнением каждый год, потому что мне не терпится прочесть эти сценарии, вернуться к работе, снова влезь в этот костюм и встретиться со всеми этими людьми».

В исполнении другого актера, отмечаю я, многосерийная безответная любовь Джораха к Дейнерис могла со временем стать скучной, навязчивой и жалкой. Глен скромно ставит это в заслугу сценаристам Уайссу и Бениоффу.

«Моя работа — просто сделать Джораха правдоподобным и глубоким персонажем без какой-либо слащавости, которая все испортит, — объясняет он. — Просто он невероятно преданный человек. Но я также хотел сделать его в определенном смысле обычным человеком, потому что Дейнерис я считаю незаурядной. Именно это питает его страсть к ней».




Поскольку Даарио Нахарис по-прежнему является предметом вожделения Дейнерис (я не посмел бы назвать это любовью), а время Джораха медленно, но верно истекает, потерявший голову рыцарь может не дождаться ответной любви. Но, говорит Глен, не исключено, что он в последний раз расскажет ей о своих чувствах.

«Когда она отсылала его прочь [в пятом сезоне], он сказал, что любит ее. Он сказал это, и она знает, — говорит Глен. — Такой момент в сценарии между Дейнерис и сиром Джорахом был просто необходим — увидеть их разлуку и снова понять, как она нужна ему, а может, и он ей». «Но возможно, об этом все же будет сказано в другом контексте, — загадочно заключает он. — Посмотрим».

Это выдержка из интервью с Иэном Гленом, которое выйдет полностью в следующем месяце.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.