В последние дни нельзя было не заметить поток новостей о вероятном саботаже в различных областях нашей инфраструктуры. СМИ выдавали одну теорию заговора за другой. Особенно популярны были гипотезы, намекающие, что за инцидентами стоит Россия.

Я не поклонник Путина и его гомофобных законов, аннексии части Украины и преследований критиков режима. Но, как мне кажется, у новостей, которыми нас кормили в последние дни, есть два интересных и несколько тревожных признака.

Во-первых, не только вечерние газеты, но и более серьезные представители прессы публиковали статьи, которые смело можно назвать журналистским провалом. Информация в них преподносилась в форме ничем не мотивированных предположений, которые выдвигались с целью вызвать страх среди населения.

Во-вторых, ряд так называемых экспертов по терроризму получили возможность высказать свое мнение без всякого критического анализа уместности обнародования крайне спорных позиций.

Первым выступил не известный доселе исследователь терроризма Ханс Брюн (Hans Brun). Его последнее фиаско с обвинениями невинного Мутара Мутанна Маджида (Mutar Muthanna Majid) если не забыли, то, во всяком случае, простили. Теперь Брюн открыто указывает на Россию, причем отсутствие доказательств его, как кажется, совершенно не беспокоит.


Может, господина Брюна и сложно принимать всерьез. Но сразу после его высказывания в СМИ появилось мнение гораздо более уважаемого деятеля в области исследований терроризма и международной политики.

Профессор Вильхельм Агрелль (Wilhelm Agrell) счел, что события последних дней можно связать со своего рода «гибридной войной», такой, какую мы прежде видели, например, в Крыму.

Это сравнение не оставляло сомнений, кого именно обвиняет профессор, хотя у него хватило ума облечь свои бездоказательные суждения в более приемлемую форму, чем у Брюна. Но давайте посмотрим на «акции саботажа», нацеленные некой «иностранной силой» на уязвимые участки нашей инфраструктуры.

Мачта под Буросом упала, потому что кто-то открутил держащие ее гайки. Возможно, я нанесу обиду паре ремесленников, но все же замечу, что для откручивания гаек при помощи ключа с расширителем не требуется никаких особых навыков.

Причиной сбоя в системе оповещения экстренных служб SOS Alarm стало плохое обслуживание.

Система продажи билетов Шведских железных дорог рухнула из-за сбоя у поставщика компьютерных услуг.

Проблемы с радиолокаторами шведского Ведомства авиатранспорта возникли в результате ошибки сервисного обслуживания Telia.

С водонапорной башни в Стенсторпе антенна упала (опять), потому что она была плохо закреплена (по-прежнему). Эта антенна падает уже не в первый раз.

Все эти одиночные инциденты совместили и представили как части одного и того же коварного плана с целью дестабилизировать важные общественные службы. Все якобы объективные средства массовой информации сразу возложили вину на Россию. Тем немногим, кто выступил с критикой этого вывода, не нашлось места на страницах прессы.

Это очень плохо. Особенно накануне голосования о договоре с НАТО о поддержке принимающей стороны, которое пройдет в риксдаге в эту среду. Большая часть шведов была против договора.

Я ясно вижу риск, что такого рода дезинформация испугает руководство страны и подтолкнет его к принятию решений, не одобряемых большинством шведских граждан.

Иван Миджич — активист политически и религиозно независимого движения We Are Dalarna. Члены движения руководствуются принципом ненасилия и стремятся дать гражданам возможность влиять на общество в позитивном ключе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.