Бундестаг признал геноцидом убийство армян в Османской империи. Поддерживая обвинения в геноциде, главный редактор DW Александр Кудашефф однако считает неправильным принятие такой резолюции.

Разумеется, нечего возразить по поводу того, что бундестаг называет геноцид армян в Османской империи геноцидом и подкрепляет это заявление громкими словами. Вопрос лишь в том, почему он это делает? Есть ли тому какая-то причина — кроме морального, мало того, немецкого высокомерия? На самом деле, никаких реальных причин нет.

Понять геноцид в качестве геноцида, осознать его, ощутить, найти ему место в истории — это задача турок. Им нужно взглянуть в лицо собственной истории, собственному прошлому. Они должны перевести на турецкий язык настолько проникновенный, насколько же и трогательный роман Франца Верфеля «Сорок дней Муса-Дага» о страданиях армян в Османской империи во время Первой мировой войны. Им нужно ввести его в школьную программу — если они готовы принять собственную историю.

Но это точно не задача германского бундестага, говорящего через партийных представителей от имени всех немцев, перенимать эту миссию у турецкого народа или турецких политиков. Это не только высокомерно, но и самонадеянно. Это — вмешательство во внутренние дела другой страны, это — явное пересечение границ.

Когда нас устраивает мораль, а когда — нет?

Причем прошу заметить: речь тут не идет о морали, речь идет о немецких убеждениях. То, как немцы взглянули в лицо собственному прошлому, в котором и «третий рейх», и Вторая мировая война и в особенности массовое убийство европейских евреев, действительно может восприниматься многими как пример. Однако это, в первую очередь, внутреннее дело немцев, осознать этот цивилизационный провал, сделать его частью своего сегодняшнего сознания, полностью принять его — как наследие, как вину немецкого прошлого.

Если мы полагаем, что туркам также следует стремиться к этому, то в таком случае призывы должны звучать из уст немецких историков, политологов, экспертов на всех мировых площадках, особенно в ходе двусторонних немецко-турецких встреч. Но вот только германский бундестаг место для этого неподходящее. Или мы планируем вскоре осудить в качестве преступления против человечности также и сталинизм, маоизм, красных кхмеров и войну во Вьетнаме?

Когда мораль нас устраивает, а когда — нет? А главное: что из этого следует? Разорвать отношения с этими странами или народами, до тех пор, пока они не признают собственное прошлое? Нет. Резолюция бундестага Германии — также, как и похожая, принятая пару лет назад Национальным собранием Франции, — это высокоморальный жест. Но жест этот самонадеянный, высокомерный и, что еще хуже, не имеющий никаких последствий. Дипломатия — это не конкурс высокоморальных личностей. Дипломатия — это основанное на принципе разумности и утверждающее эту разумность взаимодействие государств друг с другом. Ни больше. Ни меньше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.