Сейчас это уже очевидно: насилие со стороны российских хулиганов было организованным. Российские болельщики прорвались на трибуны англичан на марсельском стадионе и бросались на всех, кто подворачивался под руку, и это не было просто проявлением спортивного гнева. Нельзя обвинять англичан, ведь они практически полностью избавились от такого же отвратительного поведения.

Нужно ясно сказать: в российском футболе насилие процветает годами. Например, перед матчами между петербургским «Зенитом» и московским «Сапртаком», или ЦСКА со «Спартаком» организованные группировки фанатов обеих команд встречаются для массовой драки в поле или даже на городских площадях. Есть болельщики, есть операторы, есть даже правила. Полиция делает вид, что ничего не замечает, а судебная система дает легкие наказания. Справедливости ради следует отметить также, что организованное насилие между фанатами разных клубов существует в других странах Восточной Европы. Но при этом еще не было организованных беспорядков украинских, польских или венгерских болельщиков за границей.

Кремль старательно разогрел атмосферу. Европейский чемпионат стал еще одной возможностью продемонстрировать «мощь России» и выразить ярость в связи с введением санкций против Москвы в ответ на аннексию Крыма и ползучую аннексию Восточной Украины. Интересно также посмотреть, против кого направлены выпады российских хулиганов: на чемпионате Европы 2012 года — против польских хозяев, а сейчас — против английских болельщиков. С исторической точки зрения, католическая Польша была врагом православной России, а с XVIII века Великобритания стала главным препятствием на пути российского империализма. Сегодня тоже хватает поводов для напряженности в отношениях между Москвой и Лондоном. Достаточно вспомнить, что британские власти официально обвинили Россию в убийстве бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко (Кремль, разумеется, все отрицает). Что написала газета «Советский спорт» после драки? «Наконец-то это случилось. На чемпионат приехали крепкие русские парни и надавали англичанам. Давно следовало сделать это».

Министр спорта России отрицал, что были драки, потом обвинял англичан, и, наконец, когда появилась угроза дисквалификации, сменил тон и сказал, что горстка хулиганов позорит Россию. Но в России для понимания реального настроения Кремля следует слушать второстепенных чиновников, которые достаточно влиятельны, дабы выражать мнение Москвы, и достаточно незначительны, чтобы от них можно было в случае необходимости откреститься. Например, вице-спикер российского парламента Игорь Лебедев написал в твитере: «Не вижу ничего страшного в драке фанатов. Наоборот, молодцы наши ребята. Так держать!». Высокопоставленный сотрудник прокуратуры Виталий Маркин (так в тексте, на самом деле имеется в виду Руководитель управления взаимодействия со СМИ Следственного комитета Российской Федерации Владимир Маркин, — прим.пер.) написал по поводу удивления марсельского болельщика хорошей организацией российских фанатов: «Нормальный мужик, каким он должен быть, вызывает у них удивление. Они же привыкли “мужиков” на гей-парадах видеть».

Это неслучайно. В последние годы Кремль развивает «национальную гордость» и «русские православные ценности», противопоставляемые «загнивающему Западу», при одновременном ущемлении прав ЛГБТ и нарушении прав человека, ассоциируемых с британским либерализмом. Когда права человека не защищаются, его жизнь оказывается под угрозой. Спросите английского болельщика, которого русские избили так, что его жизнь в опасности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.