Первый расположен у московского Кремля, а второй идет через Дудергофский канал в Санкт-Петербурге. Два эти моста разделяет больше тысячи километров, и у них между собой мало общего, за исключением разве что усеянной убийствами трагической истории. Многие хотели бы переименовать Большой Москворецкий мост в память о Борисе Немцове, который погиб здесь холодной февральской ночью 2015 года от пуль чеченского спецназовца. Российские власти ответили отказом. В то же время, несмотря на все протесты населения, петербургский мост назвали в честь Ахмада Кадырова, первого президента Чечни и отца ее нынешнего бессменного лидера Рамзана Кадырова (близкие Немцова подозревают, что это он был заказчиком убийства). Объявлена война мостов.

Подписав 15 июня постановление № 495 о присвоении мосту имени Ахмада Кадырова, губернатор Санкт-Петербурга Геннадий Полтавченко посыпал соли на сегодняшние раны и разбередил зимние. На мосту кто-то сразу же вывесил баннер с такой надписью: «Убивайте столько русских, сколько сможете». Эту фразу произнес Ахмад Кадыров во время российско-чеченской войны в начале 2000-х годов, пока не стал лучшим другом Москвы. Она оставила глубокий след в памяти людей. Бывший сепаратист был назначен Владимиром Путиным президентом опустошенной войной кавказской республики, но погиб во время теракта в Грозном в мае 2004 года.

Ужасные воспоминания

Другие неизвестные тоже пробудили ужасные воспоминания, нарисовав у конца моста большой портрет Юрия Буданова с его именем, подписанным кроваво-красным цветом. В 2003 году бывшего полковника приговорили (исключительный случай) к девяти годам тюрьмы за изнасилование и убийство 18-летней чеченской девушки. Он был досрочно освобожден в 2008 году, но в 2011 году убит в самом центре Москвы. Упоминание имени из тех кровавых лет свидетельствует о том, что ничто не забыто и не прощено. В Петербурге многие все еще задаются вопросом, почему городские власти решили отдать дань памяти Кадырову-старшему (и выбрали именно этот момент).

По словам оппозиционера и депутата городского собрания Бориса Вишневского, идея пришла из Москвы: либо прямое указание, либо, как во времена СССР, намек на то, что стоило бы сделать. Изначально имя Кадырова предлагалось муниципалитету тремя ассоциациями, в том числе объединением ветеранов Великой Отечественной войны. Однако многие ее члены даже не были в курсе такой инициативы и выразили недовольство, узнав о ней, утверждает Вишневский.

150-метровый мост стал «самым спорным» в городе, пишут «Ведомости». А кровавые ассоциации вновь разжигают российско-чеченский конфликт. Политическое убийство (Немцов), теракт (Кадыров) и месть (Буданов) — вокруг мостов витают призраки настоящих кошмаров.

6 июня петербуржцы провели мирное собрание и попытались предложить муниципалитету альтернативные названия моста, которые лучше подошли бы городу, чем то, что выбрал губернатор. В частности? предлагались имена писателя Федора Достоевского, поэтессы Анны Ахматовой и композитора Петра Чайковского (все они — уроженцы северной столицы). Однако власти твердо стоят на своем.

Цветы и свечи

В Москве друзьям Бориса Немцова по-прежнему приходится бороться с властями за мемориал на месте его гибели (раз уж добиться переименования моста в его честь невозможно). После убийства оппозиционера, которое повлекло за собой волну переживаний по всей стране, добровольческие бригады следят за мемориалом, где горят свечи и лежат цветы. Был создан целый сайт для определения смен и реакции на действия городских служб, которые пытаются все убрать с моста.

Библиотекарь Каринэ Ковхаева принимает «дежурство» вечером после работы.

«Меня трижды забирали в отделение Китай-город, — вздыхает она. — Первый раз в январе, якобы из-за скандала. Второй раз, потому что мы будто бы устроили драку. Третий раз, потому что мы мешали людям ходить… это в 3 часа ночи! Единственный положительный момент — они никогда не составляют протоколов, и мы не подпадаем под закон» о запрете демонстраций без предварительного разрешения. «Мост Кадырова, разумеется, сильно меня беспокоит», — добавляет она.

«Те, кто сражались за мир, в том числе 23 года назад, недостойны государственных почестей, по мнению российских властей, а те, кто были частью этой войны, значит, достойны?— возмущается один из лидеров оппозиционной партии “Яблоко” Лев Шлосберг. — Вот пример той пропасти, которая сегодня разделяет власть и народ». Как в Москве, так и в Санкт-Петербурге, навести мосты будет очень непросто.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.