Хотели ли рядовые немцы войны с Советским Союзом? Представляли ли они, против кого им предстоит воевать? Профессор Франк Гольчевски (Frank Golczewski) — эксперт по вопросам истории Восточной Европы, преподаватель Гамбургского университета отвечает на вопросы DW.

 

Deutsche Welle: Июнь 1941-го. Какой была тогда жизнь простых людей в Германии — чувствовали ли они приближение войны с СССР?

 

Франк Гольчевски: Важно отметить, что на тот момент Германия уже была в состоянии войны. Некоторые немецкие города с 1940 года подвергались бомбардировкам британских ВВС. Кроме того, за два месяца до начала войны с СССР Германия выиграла войну в Югославии, а за несколько недель до нападения — войну в Греции. То есть говорить о том, что войны не было, не приходится. Население Германии жило в условиях войны, которая постоянно расширялась.

 

— Было ли ощущение эйфории на фоне побед на Балканах и в Греции?

 

— В 1939 году настроение в массах было подавленным, поскольку на смену миру пришла война. В 1941 году ситуация стала другой, произошло определенное привыкание. Немцы привыкли к войне, которую они воспринимали как Blitzkrieg, то есть «молниеносную войну». Кроме того, для большинства немцев война была чем-то далеким за исключением районов, которые подвергались бомбардировкам с воздуха.

 

— Насколько война повлияла на будни немцев — каких-то ограничений, перебоев с поставками продуктов ведь тогда не было?

 

— Действительно, ограничений не было. Это один из моментов, который отличает Первую и Вторую мировые войны. В самой Германии люди намного позже ощутили ухудшение снабжения. Это связано с тем, что на оккупированных территориях проводился целенаправленный грабеж, за счет которого поддерживался жизненный уровень в империи.

 

— Тем не менее, министр пропаганды Йозеф Геббельс за несколько дней до нападения Германии на СССР писал в своем дневнике, что настроение двойственное и что население Германии устало от войны…

 

— Это связано с тем, что нормальные граждане никогда не хотят войны. Начиная с 1939 года Германия вела целый ряд войн — завоевание Польши, Франции, Норвегии, Югославии, кампания в Африке. Это значит, что солдаты воевали по всей Европе или в Африке, то есть они находились вдали от своих семей, и это, конечно, ощущалось. Поэтому в таких семьях было очень сильно желание, чтобы война, наконец, завершилась.

 

— Что знали жители Германии о предстоящей войне с СССР?

 

— Немцы не ожидали этой новой войны. Тогда было введено ограничение права переписки, и в целом подготовку к войне держали в строжайшем секрете. Удар по Советскому Союзу должен был стать неожиданностью. С другой стороны, уже за несколько месяцев до начала кампании проводилась масштабная подготовка. Стягивались войска в Польше к германо-советской демаркационной линии. Те, кто был хоть как-то связан с этой подготовкой, понимал, к чему она ведет.

 

— Какие были представления у немцев о Советском Союзе?

 

— Эти представления были относительно размытыми. Можно сказать, что накануне войны немцы чувствовали себя скорее неуверенно. До 1939 года в Германии велась безумная антисоветская пропаганда. Но уже во время подготовки «пакта Молотова-Риббентропа» эту пропаганду свернули. И в следующие два года — до июня 1941-го — антисоветской пропаганды не было. Германские СМИ не расхваливали СССР, просто сообщения о нем исчезли из новостей.

 

Это означает, что население Германии, которое читало газеты или слушало радио, просто не знало, что происходит в Советском Союзе. Пропаганда возобновилась с новой силой в день нападения на СССР и была намного отвратительнее, чем все, что было в предыдущие годы.

 

— Например?

 

— В германских СМИ проводилась прямая связь между большевизмом и еврейством, советских граждан изображали «азиатскими недочеловеками» («asiatische Untermenschen»). Это было расистское отношение к СССР.

 

— Было ли в Германии сопротивление этой войне?

 

— Нет, оно появилось значительно позже. Сопротивление со стороны германских военных появилось тогда, когда стало ясно, что Германия может проиграть войну. В 1941 году по логике немецких военных этого не должно было произойти. Хотя, по идее, им должно было быть ясно, что такую страну, как СССР, практически невозможно победить.

 

— Как отреагировали немцы на начало войны?

 

— Эйфории не было. Облегчения — тоже. Если не считать нацистских фанатиков, простое население не было заинтересовано в войне с Советским Союзом. Повторю: для большинства немцев война стала неожиданностью. Многие из них верили в пропаганду о том, что это будет «блицкриг». Мало у кого была перед глазами карта СССР, поэтому широкое распространение получило представление о том, что достаточно захватить города в европейской части, а остальной Советский Союз и сам развалится. Это, конечно, являлось полным бредом.

 

— Насколько хорошо руководство Германии знало ситуацию в СССР?

 

— Германское руководство считало, и это было отчасти оправдано, что Большой террор — волна репрессий, направленная, в том числе против военных, — сильно ослабил СССР. Кроме того, Германия не могла не заметить, какой тяжелой была советско-финская война. Она завершилась полупобедой или полупоражением, в зависимости от того, как на это смотреть. В любом случае, можно было сделать вывод, что раз уж у Советского Союза такие проблемы с Финляндией, то «победоносной германской армии» будет легко разгромить СССР. Это, конечно, было не так. Немцы не приняли во внимание готовность советской армии к обороне. Кроме того, они недооценили способность советского руководства после периода первоначального шока изменить политику и поднять население на сопротивление оккупационной армии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.