Она организовала летний лагерь для детей из Польши и Чернобыля.

Во Вторую мировую войну, когда она была маленькой девочкой и попала в немецкий трудовой лагерь, она дала себе обещание: если выживу, то всегда буду помогать людям. 81-летняя Наташа Андерссон (Natasha Andersson) вот уже 28 лет подряд организовывает летний лагерь для польских и украинских детей у себя дома в Русдалене.

«Лучшая благодарность — это видеть счастливые глаза детей», — говорит она.

Старая школа в Соттере в районе Руслаген купается в зелени. Тихо, слышен лишь птичий щебет в верхушках сосен высоко над головой. В теплице греются на солнце огурцы и помидоры, на веранде отдыхает собака Тролла, 11-летний древер. За все эти годы она повидала множество детей.

На кухне 81-летняя Наташа Андерссон помешивает еду в кастрюлях. Каждое лето вот уже 28 лет она принимает у себя в гостях детей с Украины, из Польши, Белоруссии и России. Когда она в этом году ездила на Украину, чтобы пригласить детей в свой лагерь, она надела нарядные туфли на каблуках, но потеряла равновесие, упала и повредила руку. Но Наташу не могут остановить ни травма руки, ни возраст.

«Доктор сказал мне в этом году отдохнуть от детей, но я ответила, что я так не могу. Человек способен на многое, если захочет. Для этого не обязательно иметь две руки», — рассказывает Наташа.

Генетика на ее стороне: ее мать дожила до 106, а бабушка — до 114 лет.

Прославилась за одну ночь

В начале 80-х годов Наташа с мужем Лейфом купили и отремонтировали старое школьное здание в Соттере.

«Когда мы закончили работу и присели отдохнуть в саду, вокруг было так красиво, настоящая идиллия. Я сказала Леффе: „У нас есть все — кроме детей“».

Так зародилась мысль о летнем лагере. Наташа и Лейф пригласили в гости группу польских детей. Журналист Ву Хольмстрём (Bo Holmström) сделал передачу о Наташе, и за одну ночь она стала знаменитой.

После этого она стала принимать до 200 детей каждый год — детей из бедных деревенских семей, детей-инвалидов, детей из районов вблизи Чернобыля и детей-сирот.

«Я забочусь о детях, которые страдают больше других», — объясняет Наташа.

В Швеции дети впервые в жизни плавают на лодке, ужинают на пароме из Финляндии, катаются на карусели в Грёна Лунд (парк развлечений в Стокгольме — прим. пер.). За прошедшие годы Наташа познакомилась с множеством людей, которые обеспечивают детей едой, одеждой, бесплатным доступом к достопримечательностям. Сама Наташа рисует и продает свои картины. Все средства переводятся через благотворительную организацию Lions.

— Что дает детям отдых в вашем лагере?


— Доктора говорят, что у них формируется прекрасный иммунитет. Прожив у нас две недели на еде без химикатов, пообщавшись с окружающими, они реже болеют.

— Что эта помощь дает вам?

— Для меня во всем мире нет ничего важнее.

— Вспоминаете собственное детство, глядя на детей во дворе?


— Да, мне кажется, что это я, я — одна из них. В детстве я всегда мечтала быть счастливой.

Голос дрожит, Наташа делает глубокий вздох.

«Хуже всего было голодать. Мы получали килограмм хлеба в неделю. Больше ничего не было», — рассказывает она, и слезы бегут по ее щекам.

Детство во Вторую мировую войну


У Наташи было тяжелое детство. В 1935 году она родилась в Польше недалеко от украинской границы, в семье было восемь детей.

«Папа был кузнецом. Однажды, когда я была маленькой, один украинец покупал у отца ножи. Он сказал: „Бери детей и беги в лес, завтра мы убьем всех в этой деревне“».

Рано утром родители взяли детей, коня и корову и отправились в лес. Там им повстречались русские партизаны, они взяли семью с собой, а Наташин отец подковывал их лошадей. Через год пришли немцы и угнали семью в трудовой лагерь в Германии.

«Это было тяжелейшее время в нашей жизни, мы боролись за выживание. Я молилась богу и обещала: „Если мы выживем, то я всегда буду помогать нуждающимся и детям“».

Она жила в страхе смерти. Сестры и братья были истощены и болели. В немецком лагере Наташа заболела тифом, а офицер СС сломал ей руку. По ночам, пока все спали, дети воровали картофельные очистки с кухни. Их оставляли для одного крестьянина, который забирал их на корм скоту. Однажды Наташа свалилась в огромную бочку с очистками, и крестьянин заметил ее. Это стало ее спасением. Крестьянин увез ее в своей тачке и проследил, чтобы она получила укол от тифа.

«Благодаря нему я и выжила».

Работа в Швеции


Когда через три года, в 1945 году, война закончилась, семья уехала в польскую деревню. Они были бедны, все их имущество — корова и маленький участок земли. В доме было две комнаты и кухня.

«Это открыло мне глаза на людское страдание», — говорит Наташа. Там она выросла и стала той, кто она есть сейчас.

В 26 лет на международной выставке искусства она встретила шведа, который изменил ее жизнь. Его звали Пэр. Он спросил, не хочет ли Наташа поехать в Швецию и поработать на его семью.

«В Швеции тогда не хватало рабочих рук. Три месяца я жила с ними и помогала готовить и присматривать за детьми».

Потом она устроилась работать на почту. Но вскоре ее сестра в Польше заболела раком и попросила Наташу позаботиться о своих шестерых детях.

«Мне было очень сложно содержать их всех. Но комитет социального обеспечения детей помог подыскать шесть замечательных семей, которые их усыновили».

«Я умру на работе»


Наташа осталась в Швеции и нашла здесь свою любовь. Но она никогда не забывала о том, откуда родом и какое обещание дала себе в немецком лагере.

«Всю свою жизнь в Швеции я отправляла посылки и помогала людям, насколько мне позволяла моя маленькая зарплата».

— Сейчас вам 81 год. В чем секрет вашей удивительной энергии?


— Я всегда любила работать. Сейчас я пенсионерка, мне больше не надо работать ради денег, я получаю пенсию, и денег нам хватает. Все, чего мы хотим, — помогать тем, кто в беде. Мы счастливы, когда другим хорошо.

— Вы считаете себя героиней?


— Нет. Я делаю все это ради себя, мне нравится помогать. Лучшая благодарность — видеть счастливые глаза детей, слышать, как они говорят, что не хотят домой, а «пусть лучше мама приедет сюда». Дети дают мне так много любви.

— Вы хотели своих детей?


— У меня никогда не было детей. Может, так и должно было быть, ведь иначе я не смогла бы помогать другим. Все дети, которым я помогала, мне как родные.

— Как долго вы планируете устраивать лагерь?


— Одна гадалка сказала, что я умру на работе. Это правда — я не умею жить иначе. Я не могу остановиться.

Имя: Наташа Андерссон.

Возраст: 81 год.

Семья: супруг Лейф и собака Тролла. Наташа и Лейф познакомились в стокгольмском ресторане в 70-е. Лейф пригласил ее на танец и потом на ужин. Они пошли ужинать и с тех пор никогда не разлучались.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.