Уже осенью в Белостоке начнется строительство Музея памяти ссылок в Сибирь, посвященного депортации более чем миллиона поляков в 1940-е годы.

«Когда в 2010 году я пришел на директорский пост в Музее польской армии в Белостоке, идея о создании Музея памяти ссылок в Сибирь уже была среди белостокцев популярна. Поэтому мы с моей командой могли заняться обдумыванием концепции и сценария экспозиции, — рассказывает Роберт Садовский (Robert Sadowski). — Белосток стал естественной точкой для появления такого учреждения, поскольку это самый крупный город с карты давней Польской республики, который дольше всего, с 22 сентября 1939 года, находился под советской оккупацией, а сейчас остался в наших современных границах. Согласно исследованиям белостокского историка Даниэля Бочковского (Daniel Boćkowski), в ходе четырех массовых советских депортаций 1940-х годов в Сибирь сослали около 20 тысяч жителей Белостока и близлежащих населенных пунктов. Если поговорить с жителями об истории, становится ясно, что советские преследования затронули почти каждую семью. Учитывая, что более 40% довоенного населения города составляли евреи, можно сказать, что холокост и депортации принесли гигантские потери и грозили разрушить идентичность Белостока. Некоторые жители никогда больше не вернулись в свои дома, некоторые переехали в другие города. Музей памяти ссылок в Сибирь призван, в частности, подчеркнуть эту идентичность и историческую память города. Мы не должны забывать о нашем прошлом, и обязаны напоминать о нем молодым поколениям.

Экспозиция будет также включать в себя рассказ о судьбе первых поляков в Сибири: от ссылок эпохи разделов Польши в XVIII веке и депортаций участников восстаний в XIX веке.

Завоевание Сибири

«Наш рассказ мы начнем, однако, с завоевания Сибири в XVI веке, когда россияне при Иване Грозном, на время царствования которого пришлись также польско-российские Северные войны, начали завоевывать сибирские ханства, — рассказывает директор музея Роберт Садовский. — Земли за Уралом были изначально территорией, подвергшейся колонизации, а одновременно превращались в тюрьму для многих народов, в том числе самих русских. Граждане Речи Посполитой, польские военнопленные, захваченные в ходе упомянутых Северных войн, оказались там уже во время первой экспедиции Ермака в 1581 году, которую считают началом завоевания Сибири. В каждой очередной российской экспедиции в разных ролях, как пленные и как колонизаторы, оказывались наши соотечественники.

Со временем Сибирь стала российской колонией, которой была нужна рабочая сила, а ей выступали как российские преступники, так и политические ссыльные, среди которых значительную часть с момента разделов Польши составляли граждане Речи Посполитой: священники, шляхта, участники Барской конфедерации, в том числе Мауриций Беневский (Maurycy Beniowski), о котором писал Юлиуш Словацкий (Juliusz Słowacki).

Также мы хотим напомнить о вкладе поляков в цивилизационное развитие этих территорий, — говорит директор Садовский. — Среди таких людей следует вспомнить, например, о брате Юзефа Пилсудского Брониславе (Bronisław Piłsudskiego) — одном из самых известных этнографов, описывавших народы Сибири. Достойны упоминания также геологи Александр Чекановский (Aleksander Czekanowski), Бенедикт Дыбовский (Benedykt Dybowski) и Ян Черский (Jan Czerski), а также выдающийся знаток культуры якутов Вацлав Серошевский (Wacław Sieroszewski). Друг Адама Мицкевича Томаш Зан (Tomasz Zan) организовал экспедицию, которая искала месторождения золота. Польская компания K. Rudzki i S-ka построила за Уралом много железных мостов на трассе Транссибирской магистрали, в том числе Хабаровский мост длиной 2500 метров, который был тогда самым длинным в Европе и Азии. Поляки делали в Сибири и политическую карьеру: Болеслав Шостакович (Bolesław Szostakowicz) был в начале века иркутским градоначальником. Нам есть о чем рассказывать и чем похвастаться».

Музей постарается ответить на вопрос, сколько поляков оказалось в Сибири.

«Это наверняка будет нелегко, потому что неясности остаются даже по поводу ближайшего к нам периода, 1940-х годов. Высылки не закончились с окончанием Второй мировой войны: бойцов Армии Крайовой, участников акции "Буря" и антикоммунистического партизанского движения ссылали и позже, — объясняет директор Садовский. — Такая судьба постигла также несколько сотен бывших солдат армии Андерса (Władysław Anders), которые после возвращения в свои дома в регионе Гродно вновь попали в сибирский ад.  В целом данные советской армии говорят о более чем 300 000 сосланных поляков, но следует помнить также о тех, кто был включен в ряды советских вооруженных сил, их семьях и многих других категориях переселенцев, и это дает в итоге почти миллион человек. Дальше всего в подсчетах идет "Союз Сибиряков", который говорит о 1,3 миллиона депортированных. Я не знаю, удастся ли нам когда-нибудь узнать окончательную цифру, но мы будем к этому стремиться».

Депортации

Основное внимание сосредоточат в музее на депортациях 1940-х годов, потому что в живых еще остались участники и свидетели этой истории.

«По нашим оценкам таких поляков осталось несколько тысяч, — рассказывает Роберт Садовский. — Мы хотим в первую очередь показать роль простых ссыльных, потому что в нашей истории, что понятно, обычно говорят о героях, которые боролись с оружием в руках. Между тем стоит рассказать о неявных героях тех дней, которые несмотря на ссылку демонстрировали в своей ежедневной жизни преданность польской культуре, нашей традиции. Ведь в Сибирь ссылали не тех, кто встречал солдат Красной армии, как победителей, арками из цветов, а тех, кто сопротивлялся: военных "осадников", лесников, семьи убитых в Катыни офицеров. В Сибири они старались спастись трудом от деградации и цивилизационного разложения. Поэтому мы хотим показать не только фотографии и предметы культового назначения, но и вещи, использовавшиеся в будничной жизни. Ведь они служили фундаментом, позволявшим выжить на этой "Бесчеловечной земле", о которой писали Юзеф Чапский (Józef Czapski) и Густав Херлинг-Грудзинский (Gustaw Herling-Grudziński). Мы подчеркнем, что те, кто выжил в ссылке и вернулись домой, продолжили сопротивляться коммунистической власти. Мы также не забудем о том, что в отличие от сотрудников НКВД многие россияне помогали полякам выжить».

Воплощение в жизнь проекта Музея памяти ссылок в Сибирь находится уже на заключительной стадии.

«Мы выбрали один военный склад, построенный в 1930-х годах, который находится на улице Венгельна, это недалеко от станции Белосток Фабричный, где начиналась каторга многих депортированных, — рассказывает директор Садовский. — Новое здание расположится на участке в 1,5 гектара. Я надеюсь, к концу июля вместе с проектом самого здания и разрешениями на строительство у нас уже будет исполнительная документация к экспозиции».

Семью Рафала Рудницкого (Rafał Rudnicki), заместителя градоначальника Белостока, в 1939 году депортировали из села Броница Львовского воеводства в Казахстан, оттуда она попала в Нижний Тагил. Деду Рудницкого удалось выбраться оттуда только с армией Берлинга (Zygmunt Berling), а отец помог уехать из Сибири одному из своих двоюродных братьев.

Все силы

«Нас всех объединяет история, поэтому инвестицию поддерживают все политические силы Белостока, — заявил заместитель мэра Рафал Рудницкий. — Все считают Музей памяти ссылок замечательным проектом, в том числе потому, что мытарства депортированных завершились счастливым финалом, и мы хотим показать это в заключительной части экспозиции, которая продолжает обсуждаться. Несомненно одно: тем, кто вывозил поляков в Сибирь не удалось сломать польский народ, а пример Белостока показывает, как динамично развивается современная Польша. Поэтому нам особенно важно создать музей с общенациональным посланием. Мы рады, что нам оказало поддержку Министерство культуры и национального наследия. Программа "Инфраструктура для культуры" предусматривает выделение 4,5 миллионов злотых (около миллиона евро, — прим. перев.). Мы подавали заявку на 16 миллионов (около 3,6 млн. евро, — прим. перев.), что должно было покрыть половину стоимости строительства. Министр Ярослав Селлин (Jarosław Sellin) уже пообещал, что дотация будет увеличена. Такое заявление прозвучало в ходе встречи с мэром Белостока Тадеушем Трусколаским (Tadeusz Truskolaski). Увеличение финансирования может произойти в следующие годы. Министерство культуры уже обещало, что оно будет принимать участие в управлении музеем. Нам важна эта поддержка, а пример Музея проклятых солдат (участников подпольного антикоммунистического движения 1944-1956 годов, — прим. перев.) в Остроленке  показывает, что учреждения такого рода могут рассчитывать на правительственную поддержку. Тем более что формирование памяти о ссылках в Сибирь вписывается в историческую политику партии "Право и Справедливость" (PiS). Белостокские члены городского совета от PiS поддерживают проект».

Однако поправки в законы о государственных заказах, которые провел Сенат, несколько осложняют деятельность органов самоуправления. «Несмотря на это мы бы хотели объявить конкурс на строительства и обустройство территории уже на рубеже июня и июля, — заявляет Рафал Рудницкий. — Это значит, что работы смогут начаться в октябре, вместе с отделкой они займут примерно четыре года. На обустройство интерьера Белосток постарается получить дотацию ЕС, в которой 85% составят европейские средства и 15% — городские».

Локальные сообщества

«В каждом польском городе должны появиться институты, которые помогут локальным сообществам рассказать свою историю, так, чтобы она была понята и на местном, и на общенациональном, и даже на европейском уровне, — сказал нам директор Музея Варшавского восстания Ян Олдаковский (Jan Ołdakowski). — Музей памяти ссылок — это именно такой важный проект, который имеет надрегиональное значение. Он поможет напомнить важные для региона и всей Польши события последних двухсот лет, связанные с депортацией поляков. Докажет, что все это не сломило дух народа и жителей Белостока, которые несмотря на сложное прошлое создают сейчас живой, успешно развивающийся город. Этот проект следует поддержать, тем более что по польским меркам он не очень дорог. Раз его подготовили органы самоуправления, он должен получить помощь от государства».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.