К тому времени, когда два года назад я пошел служить в российскую армию, я был гораздо старше подавляющего большинства призывников. Мне тогда было 25 лет, и мне удавалось избегать обязательной военной службы в течение нескольких лет. Но, поскольку моими родителями были кадровый офицер и военный корреспондент, меня постоянно преследовало чувство вины за то, что я не выполняю свой долг и не служу своей родине.

Главная причина, по которой я не шел в армию, заключалась в моей девушке Раисе, которая переехала из Нью-Йорка в Москву, чтобы мы могли жить вместе. Я не хотел оставлять ее одну на целый год, пока буду служить, поэтому я решил продолжить образование, чтобы получить отсрочку от армии. Но у нас с Раисой все чаще стали происходить ссоры. Трагическим финалом наших отношений стал тот день, когда она пришла ко мне с нашим общим знакомым, чтобы собрать вещи.

После этого я с головой погрузился в ночную жизнь Москвы. Я зарабатывал деньги только для того, чтобы потратить их в бесчисленных барах и ночных клубах. Я колесил по улицам города на своем мотоцикле, катая на нем случайных девушек. Москва — это идеальное место для развлечений, но в какой-то момент во мне снова проснулось смутное чувство вины.

Поэтому, когда в один прекрасный день ко мне в дверь постучался офицер с повесткой, я, в отличие от многих молодых людей в России, даже не попытался спрятаться. В призывном пункте я встретился с комиссией, которая после короткой беседы сообщила мне, что через три дня я должен явиться в главный пункт сбора новобранцев.

Решение расстаться с комфортной московской жизнью стало самым трудным решением в моей жизни. Но у него был один положительный побочный эффект: в одно мгновение я внезапно стал невероятно привлекательным для всех красивых девушек, которые, как оказалось, мечтают ждать своего любимого из армии. Одной из них была Ангелина, моя онлайн-подруга из Санкт-Петербурга.

«Ты — мой герой!» — воскликнула она, когда я сообщил ей, что я скоро уеду на военную базу в лесах Подмосковья. Благодаря веб-камере я увидел, как в ее глазах мелькнул озорной огонек. «Я буду тебя ждать».


Ночью накануне прибытия в пункт сбора я не смог уснуть. Я понятия не имел, какой будет моя жизнь в армии. Она оказалась адом. Вместе с моими товарищами — студентами, бросившими учебу, уклонистами-неудачниками, мускулистыми чеченцами довольно устрашающей наружности — я целыми днями разгребал снег, перенося его с одного места на другое без всякой видимой цели. В особо удачные дни мы маршировали по густому заснеженному лесу вокруг нашей базы. Ночи я проводил на хлипкой койке вместе с 150 храпящими мужчинами, прокручивая в памяти свои былые приключения. Я так сильно скучал по жизни в Москве, что, как мне казалось, я был готов пожертвовать чем угодно ради всего одной короткой романтической встречи.

Однажды, когда я был чем-то занят в штабе, один мой знакомый помахал мне рукой. В коридоре я увидел настоящее чудо во плоти: это была молодая девушка, возможно, даже слишком молодая. Я медленно к ней подошел и поприветствовал ее.

«Здравствуйте», — коротко ответила она. Мне показалось, что она старалась не смотреть мне в глаза, и это только усилило мой интерес.

Внезапно дверь открылась, и по коридору пронеслось: «Смирно!» Мы выстроились в шеренгу, после чего вошел капитан. Этот типичный российский офицер (солидный, громогласный и обладающий хорошими манерами) проводил девушку наружу, а затем вернулся к нам. Он объяснил, что Ирочка — так звали девушку — дочь полковника. Она должна была приступить к работе в штабе. «И если кто-нибудь из вас, грязные собаки, даже просто посмотрит в ее сторону, — предупредил он нас, — я испорчу вам жизнь так, что вы будете жалеть об этом до конца своих дней».

В ту ночь, когда я лежал на своей койке, я мог думать только об Ирочке. В течение следующих нескольких дней я всеми силами старался бороться с этим искушением. Но несмотря на то, что в моей голове все еще звучало предупреждение капитана, я начал искать с ней встреч. Ей было всего 18 лет, и она была очень застенчива, но внимание 25-летнего солдата, должно быть, слишком заинтриговало ее, чтобы она могла игнорировать меня. Я ей понравился. Я пользовался любой возможностью, чтобы увидеть ее, и с каждым днем я все больше приближался к тому, чтобы совершить потенциально фатальную ошибку.

Но потом у меня внезапно появилась возможность поговорить несколько минут по мобильному телефону, и я увидел пропущенный звонок от Ангелины из Санкт-Петербурга. Я набрал ее номер. «Я приезжаю в Москву на несколько дней, — сказала она. — И я хочу тебя увидеть, понимаешь?»

Я отдал блок сигарет одному солдату, чтобы пойти в увольнение. С Ангелиной я встретился в Москве, на Тверском бульваре, рядом с памятником Пушкину. Поэт смотрел на нас со своего пьедестала, заложив ладонь за борт сюртука. Я взглянул на Ангелину — удивительно красивую девушку — и понял, что я не позволю капитану испортить мне жизнь. Я просто не дам ему повода. В этом не будет никакой нужды.

27-летний Николай Литовкин демобилизовался в ноябре. В настоящее время он является одним из редакторов проекта Russia Beyond the Headlines. Недавно он вернулся из командировки в Сирию. Он поделился этой историей о своей службе в армии с Николаем Шевченко.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.