По крайней мере одно стало ясно во вторник после того, как Международный олимпийский комитет поместил российских спортсменов в «зону ожидания» в вопросе поездки в Рио — он не хочет, чтобы Россия принимала (либо не доверит ей) крупные международные спортивные мероприятия.

В заявлении (местами жестком), в котором, тем не менее, не было нокаутирующего полного запрета на участие в Олимпийских играх, прозвучало предупреждение: «МОК не будет заниматься организацией или патронажем никаких спортивных мероприятий или встреч в России. Это касается и планов проведения Европейских Игр 2019 года, организацией которых занимается Европейский Олимпийский комитет».

МОК этим не ограничился. Из-за жестких разоблачений случаев мошенничества на зимних Олимпийских играх в Сочи в 2014 году всем международным федерациям зимних олимпийских видов спорта будет предложено «заморозить подготовку к главным мероприятиям в России, таким как чемпионаты мира и кубки мира, и активно искать альтернативных организаторов».

Остановимся на секунду. Это заявление международного олимпийского комитета — организации, которая предпочитает не обострять ситуацию и решать вопросы спокойно. И, тем не менее, МОК одним махом предлагает всем крупным зимним спортивным чемпионатам подыскивать для себя другое место.

Между тем, Россия по-прежнему крепко держит в руках Чемпионат мира по футболу 2018 года. И теперь, конечно же, как никогда остро встает вопрос о том, почему это происходит. Ведь, как известно из доклада Ричарда Макларена, основные спортивные мероприятия, проходившие в России, в том числе чемпионат мира по легкой атлетике 2013 года, а также Олимпиада в Сочи, проводились нечестно в результате коррупционных действий российских властей.


Как выразился Макларен, именно Министерство спорта России «руководило, контролировало и осуществляло надзор» за тем, как осуществлялись манипуляции с положительными допинг-пробами и их подмена. Активную роль играли и другие государственные структуры, в том числе российская спецслужба ФСБ, как и якобы независимое российское антидопинговое агентство. Но при том, что большинство спортивных организаций отреагировали на доклад Макларена с резким осуждением, ФИФА пребывает в благостном состоянии полнейшего спокойствия.

В ее заявлении, которое вполне могло быть выкопано из архивов тех времен, когда Россия в 2010 году выиграла право на проведение чемпионата мира, говорится: «ФИФА уверена, что местный оргкомитет и российское правительство создаст потрясающий футбольный праздник для фанатов через два года».

В реакции ФИФА в лучшем случае присутствует легкий и вызывающий беспокойство оттенок благодушия и самоуспокоенности, что в ее случае равноценно тому, чтобы надевать противошумные наушники, когда все вокруг кричат о пожаре. По крайней мере, Комитет по этике ФИФА оказался более разумным, заявив, что запросит у Всемирного антидопингового агентства подробности обвинений против Мутко, и предупредил: «Если в докладе окажутся доказательства нарушений кодекса этики ФИФА, следственная палата примет соответствующие меры».

Впрочем, как заявил один известный участник антидопинговой кампании, он считает, что, безусловно, в пределах полномочий Всемирного антидопингового агентства было бы призвать к лишению России права на проведение ЧМ-2018, если она по-прежнему будет нарушать кодекс Wada и если деятельность ее антидопинговых лабораторий будет и дальше приостановлена. По крайней мере, кто-то должен продумывать планы на случай непредвиденных обстоятельств.

Кроме того, имеется навязчивое чувство подозрения, связанное с заявкой России на проведение чемпионата мира в 2018 году. Едва ли можно назвать убедительной победу в конкурсе, когда, согласно раслседованию назначенного Комитетом по этике самой ФИФА Майкла Гарсии, победы давались взятки, и конкурсный комитет России «предоставил на рассмотрение лишь небольшое количество документов».

Как объяснила ФИФА, это было связано с тем, что «использовавшиеся в тот момент компьютеры были арендованы и после окончания конкурса возвращены владельцу [и через некоторое время] уничтожены».

Виталий Мутко, возглавлявший тогда российскую заявочную кампанию (и вообще российский спорт с 2008 года), в докладе Макларена обвиняется в непосредственной причастности к допинговому скандалу. Макларен нашел электронную переписку, согласно которой Мутко дал распоряжение «спасти» отстраненного иностранного футболиста, не прошедшего допинг-тест. Это значит, его допинг-проба не была признана положительной, и он мог свободно продолжать играть. И хотя заместителя Мутко Юрия Нагорных, который также был членом российского Олимпийского комитета, уволили, сам он остался на своем посту.

© REUTERS, Peter Power
Глава независимого расследования комиссии WADA о возможных допинг-манипуляциях на Олимпийских играх 2014 года в Сочи Ричард Макларен


Неудивительно, что Мутко, член исполкома ФИФА, который также возглавляет Российский футбольный союз, обещает с радушием принять на Чемпионате мира по футболу в 2018 году Зеппа Блаттера и Мишеля Платини, отстраненных от футбольной деятельности на длительный срок. Или то, что когда Блаттер, наконец, ушел из ФИФА в прошлом году после многочисленных обвинений в коррупции, Мутко назвал это «мужественным решением, с любовью к ФИФА». Это, мягко говоря, стало необычной реакцией на события.

И вот еще что — в четверг спортивный арбитражный суд решит, следует ли допускать 68 российских легкоатлетов к участию в соревнованиях после того, как Международная ассоциация легкоатлетических федераций отстранила их от Игр. После этого МОК должен будет решить, следует ли отстранять от участия в Олимпиаде всю российскую олимпийскую сборную.

В пользу любого из этих решений можно было бы привести достаточно обоснованные аргументы. И спортивному арбитражному суду, и Международному олимпийскому комитету надо будет решить, справедливо ли будет, если коллективное наказание будет назначено всей стране за действия ее властей, спортивных чиновников, представителей спецслужб и некоторых (но почти наверняка не всех) ее спортсменов.

Некоторые по вполне понятным причинам считают, что отвечать должна вся Россия, учитывая ее действия в последние годы. Другие же утверждают, что ни в чем не виноватых спортсменов, которые всю свою жизнь мечтали принять участие в Олимпийских играх, нельзя лишать такой возможности.

Конечно, когда речь идет о возможности запретить России участвовать в Олимпиаде, то статьи 4.5 и 4.6 Олимпийской хартии сформулированы довольно четко. Статья 4.5 предупреждает национальные Олимпийские комитеты (НОК), о том, что хотя они и могут сотрудничать с правительственными органами, «они не должны принимать участия в какой либо деятельности, которая противоречила бы Олимпийской хартии». А в статье 4.6 говорится что «НОК обязаны сохранять свою автономию и противодействовать всяческому давлению, включая, помимо прочего, политическое, правовое, религиозное или экономическое, которое могло бы помешать им выполнять Олимпийскую хартию». Ни одну из этих статей Россия не соблюдает.

И все же, какой бы стороны мы ни придерживались, здесь есть свои оттенки серого. Правда, что касается выступления России в качестве хозяйки ЧМ-2018, то вероятность того, что будут наказаны невиновные, или что простой человек получит удар в солнечное сплетение, совершенно исключена.

Это лишило бы турнирных состязаний тех самых людей и те самые государственные органы, которые, как выяснилось, мошенничали, лгали и сбивали всех с толку — и делали все возможное, чтобы скрыть это. Чемпионат мира по футболу 2018 года, несомненно, обеспечит России огромный авторитет — авторитет, которого сейчас ее непременно следует лишить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.