Питер Лэнгман (Peter Langman) еще был в постели в субботу утром, когда зазвонил телефон. Это был репортер, который хотел задать ему несколько вопросов о 18-летнем Али Сонбали (Ali Sonbaly), который накануне вечером устроил стрельбу в торговом центре в Мюнхене.

Лэнгману часто звонят после массовых расстрелов. Хотя он является частнопрактикующим психологом, в последние 10 лет он подробно изучал инциденты с расстрелом школьниками своих одноклассников и написал две книги, получившие высокую оценку со стороны экспертов по оценке угроз и ученых.

Репортер сообщил Лэнгману, что Сонбали, по всей видимости, прочел немецкое издание его первой книги под названием «Почему дети убивают: что творится в голове у школьных стрелков» (Why Kids Kill: Inside the minds of school shooters»).

«Это вызывает серьезную тревогу, — сказал Лэнгман в своем интервью. — Это ужасно».

Сначала многие были убеждены, что атака Сонбали была терактом. Однако когда следователи изучили обстоятельства его жизни, выяснилось, что он был одержим темой групповых убийств — свое преступление он совершил в годовщину атаки норвежца Андерса Брейвика (Anders Breivik), который в 2011 году убил более 70 человек.


Несколько недель назад я навел справки о Лэнгмане. Это мягкий, любезный и очень внимательный человек. Изучение групповых убийств оставило на нем заметный след. Иногда ему приходилось на время откладывать в сторону свое исследование, предполагавшее чтение тысяч различных документов и полицейских отчетов — зачастую перед сном.

Но каждый раз он возвращался к своей работе, потому что он знал, что результаты его исследования могут принести огромную пользу школам полиции и родителям.

«Людям нужна эта информация, — сказал он. — В этом и заключается смысл моей работы».

В ходе наших бесед Лэнгман рассказал мне о том, что он с большой осторожностью отбирает видеоматериалы и фотографии для своего сайта, на котором можно найти массу информации о школьных стрелках, чтобы среди них не оказалось излишне провокационных материалов. То же самое он делает и со своими книгами. Он не понаслышке знает, сколько времени массовые стрелки проводят за изучением историй своих предшественников.

«Я стараюсь рассматривать не сами акты насилия, — отметил он. — Я стараюсь понять, что происходит в их умах. Именно это нам нужно понять».

Что Али делал с книгой Лэнгмана?

Самый страшный ответ — это ответ, которого Лэнгман боится больше всего: он читал ее, чтобы понять, как можно превзойти других массовых убийц и как можно почтить их память. Но Лэнгман также предполагает (и надеется), что Али, который лечился от психического расстройства, пытался понять, что происходит в его собственном нездоровом сознании.

«Просто пока нам еще ничего не известно», — добавил он.

Это уже не первый случай, когда у массового убийцы находят книгу Лэнгмана. У 18-летнего Карла Пирсона (Karl Pierson), который в 2013 году убил учащегося одной из школ в штате Колорадо, тоже была найдена книга Лэнгмана.

И, вполне возможно, Али станет не последним.

«Автор не может контролировать, что именно делают читатели с его книгой, — объяснил Лэнгман. — Нам нужно заниматься исследованиями и рассказывать людям об их результатах».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.