«Олимпийские разборки» относительно Юлии Степановой выходят на завершающий этап. Исполнительный орган Международного олимпийского комитета (МОК) продолжает придерживаться курса на отказ в допуске, объявленном президентом МОК Томасом Бахом (Thomas Bach) и не допускает российскую разоблачительницу к участию в Летних олимпийских играх и, не стесняясь неловкой ситуации, оправдывает этот критикуемый по всему миру вердикт.

Степанова с ее данными о государственной поддержке допинг-программы в России сделала возможным разоблачение самого крупного со времени распада Восточноевропейского блока заговора, имевшего целью подтасовку результатов. В качестве благодарности МОК отклонил и вторую заявку спортсменки на участие в Играх. Как сообщил представитель МОК после первого заседания правления в субботу в Рио-де-Жанейро, это больше не обсуждается, инцидент урегулирован еще 24 июля.

МОК в любое время мог бы предоставить Степановой право на участие в Играх; Всемирный легкоатлетический союз IAAF активно поддерживает эту позицию; Всемирный арбитражный спортивный суд CAS освободил дорогу для данной инициативы, антидопинговый альянс, в который входят расследующие допинг-скандалы официальные лица, спортивные функционеры и сами спортсмены, настаивает на этом шаге. В воскресенье в МОК поступила петиция, в основе которой немецкая инициатива в пользу Степановой и которая меньше чем за неделю нашла свыше 66 000 сторонников.

МОК под руководством немецкого управляющего Баха отказал спортсменке в «этическом» праве на участие в Олимпиаде. В конечном счете, Степанова когда-то сама использовала российскую допинг-систему. Бах заработал аплодисменты за своеобразный курс действий в первую очередь со стороны старых коллег, таких, как Альфонс Херманн (Alfons Hörmann), руководитель Немецкого олимпийского спортивного союза (НОСС).


При этом МОК в плане аргументации все глубже погружается в трясину. Это демонстрирует недавняя переписка между сторонами конфликта. Степанова упрекает олимпийских функционеров в том, что она ни в коем случае не отказывалась от участия в Играх под российским флагом, как это прозвучало в инсинуации комитета по этике МОК, выступающего в качестве контрольной инстанции. В качестве доказательства она опубликовала протокол слушания ее дела, в котором представители комитета по этике спрашивают: «Согласились бы Вы, с учетом того, что это одобрил бы российский Национальный олимпийский комитет, выступать в составе российской сборной?» Степанова: «Если бы я получила такое разрешение, тогда да. Да, я была бы счастлива быть в составе российской национальной команды».

МОК кое-как защищается

Электронным письмом в пятницу генеральный директор МОК Кристоф де Кеппер (Christoph de Kepper) парировал обвинение спортсменки, прибегнув к «волшебному ларцу» с трюками. Он сообщил ей, что она просила МОК о праве «принять участие в Играх в качестве нейтральной, а не российской спортсменки». Правда, в слушании дела в комитете по этике обсуждалась возможность того, что Олимпийский комитет России может призвать ее в свои ряды. «Но они не меняли свой запрос на участие в Играх под нейтральным флагом, вследствие чего это стало единственной возможностью, лежащей в основе проверки комитета по этике». Речь шла лишь об участии под нейтральным флагом.

Недавний хитроумный прием МОК имеет целью создать подобие формальной ошибки: спортсменка, дескать, вообще не осведомлялась о том, может ли она выступать под российским флагом. Почему это было необходимо, если сами члены комитета по этике задавали ей этот вопрос, и Степанова однозначно ответила на него утвердительно, МОК не раскрывает. Это может привести к заключению, что вопрос об участии под российским флагом мог стать ловушкой в надежде, что спортсменка попадется в нее и будет настаивать на участие под нейтральным флагом. Это также явилось первой инсинуацией, имеющей лишь внешнее сходство с реальностью, пока Степанова предъявлением протокола не доказала обратное.

Степановы жалуются на очередной «деревенский» трюк


В субботу Степановы написали генеральному директору МОК о том, что представители комитета по этике «либо умышленно, либо по халатности» неверно информировали МОК о ходе дела. Правда, что Степанова сперва выясняла различные возможности участия под нейтральным флагом, например, под флагом IAAF, однако это происходило с учетом четко представленной позиции Российского олимпийского комитета и Российского легкоатлетического союза, гласящей, что ее ни в коем случае не призовут под знамена национальной сборной. «Но когда при слушании дела это внезапно всплыло в качестве возможности, Юлия сразу заявила, что хотела бы выступать под российским флагом».

Данный факт генеральный секретарь IAAF Жан Грасиа (Jean Gracia) также сообщил в электронном письме представителям комитета по этике МОК: «Таким образом, единственной возможностью для г-жи Степановой является подавать заявку в МОК в качестве нейтральной спортсменки, как она это сделала в электронном письме президенту МОК от 5 июля 2016 года». IAAF это поддержал.

А теперь Степановы жалуются на очередной «деревенский» трюк: «Если бы МОК сказал нам, что официального рассмотрения дела комитетом по этике недостаточно для выражения позиции, мы бы приняли к сведению, что Юлия может выступать и под российским флагом. К сожалению, нас никто не проинформировал, что, помимо слушания дела, необходима и такая формальная процедура».

В то время как МОК протаскивает свой вердикт, остается вопрос: почему МОК следует позиции Кремля?

Вдобавок ко всему Степановы предъявляют МОК в качестве аргумента вердикт, посредством которого спортивный арбитражный суд CAS одобряет решение IAAF полностью отстранить российских легкоатлетов от участия в Играх в Рио: «CAS постановил, что решение о допуске легкоатлетов принимает исключительно IAAF. Если бы Юлия номинировалась как российская спортсменка, она могла бы выступать»; решение CAS обладает высшей силой. И они ссылаются на так называемый «вердикт Осаки» суда CAS, который гласит, что спортсменов после отбывания ими дисквалификации нельзя повторно лишать права участия в Олимпиаде. Еще больше сумятицы вносит к тому же замечание в письме де Кеппера от прошлой пятницы: МОК надеется, что Юлия Степанова примет предлагаемую ей стипендию. Стипендию? «Мы еще раз просмотрели корреспонденцию и ничего подобного не нашли».

Разоблачители в своем ответе де Кепперу затрагивают самые больные пункты закрытого олимпийского сообщества: «Мы уверены, что также и в интересах МОК, чтобы мы предоставляли СМИ копии нашей переписки, дабы избежать недоразумений». Снова они подчеркивают готовность Юлии выступать под любым флагом, который одобрит МОК.

Дело Степановой относится к политике в спорте. Критики по всему миру предостерегают от грозящего разрушительным эффектом сигнала, который возникнет благодаря наказанию разоблачительницы, больше других сделавшей для разоблачения фармакологической аферы и вследствие этого в течение нескольких лет живущей в бегах. В то время как исчезают всякие сомнения в том, что МОК протащит свой вердикт, драматичным образом возникают следующие вопросы: Почему он делает это при отсутствии любого внятного аргумента, несмотря на глобальную потерю правдоподобности? Что гонит заслуженного олимпийца Баха под кнут Кремля?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.