Свою статью я хотела бы начать с выражения соболезнований пострадавшим в результате террористической атаки в торговом центре в Мюнхене. Я хотела бы задать вопрос, который встал сразу же после объявления виновных в этом преступлении, который снова и снова возвращает нас к этой ситуации и заставляет задуматься и попытаться разрешить сложившуюся для многих наблюдателей дилемму. Почему на Западе виновных в подобных инцидентах называют «сумасшедшими», а если они имели лишь самое опосредованное отношение к исламу, то их называют «террористами»? Этот вопрос поставил меня, как и многих других в социальных сетях, в тупик. Долгие часы люди ждали выяснения причин и мотивов ужасного преступления, унесшего жизни невинных людей и парализовавшего движение во всем городе. После приходит новость о том, что преступник страдает депрессией и одержимостью к массовым убийствам.

Вопрос, скорее, к политикам и представителям силовых структур, которые превращают единичный криминальный случай в террористический акт, добавляя отдаленную связь преступника с исламом. И газеты начинают пестреть соответствующими заголовками. Где же тогда люди, страдающие психическими заболеваниями и расстройствами? Почему же нас они зовут террористами?

Этот стереотип распространяется на мусульман и на религию Ислама?

Или это боязнь ислама и мусульман?

Или это религиозная идеология?

Или это разведывательная тактика, политические интересы, движимые каждой стороной?

Или это дел рук всех вместе взятых политиков?

Эти вопросы не оправдывают терроризм ни в каком виде, не оправдывают они и мотивы преступников. Все они, к сожалению, происходят в разных уголках Земли, и конечный результат всех этих преступлений — невинные жертвы.


Что происходит после череды подобных событий? Нужно становиться жестче и сильнее. А также есть повод задуматься, что такое терроризм. И почему политические интересы и пристрастия оказываются в приоритете, когда речь идет о преступлениях в отношении гражданских лиц? Оказывается, существуют четкие различия в определении терроризма среди разных международных органов и организаций, и все они согласуются с интересами конкретных государств. В мире нет единого подхода к пониманию терроризма, что ставит под угрозу жизнь многих людей, защиту основных свобод, унижает человеческое достоинство. Для некоторых запрет на применение насилия идеологически мотивирован, поскольку насилие может обеспечить доступ к власти или ее свержению. Мы видели, как провалилась попытка государственного переворота в Турции, однако в отношении этого инцидента не было ни единого упоминания о терроризме. Он имеет другие экономические или культурные, социальные или патологические причины. Такой подход преобладает на Западе, когда в результате преступных действий страдают немусульмане.

К сожалению, двойственность подходов есть не только в понимании терроризма, но и в понимании прав человека: жертвы бомбардировок в Сирии и Ираке со стороны мировых держав не определены международным законодательством, в частности Всеобщей декларацией прав человека.

Детские тела разбросаны на руинах сирийских и иракских городов, не прекращаются авиаудары и жестокость со стороны ополченцев. Разве это не международный терроризм и нарушения прав человека? Или эти дети не подходят под стандарты человека в нашем мире?

Сколько детей потеряли свои жизни? Сколько детей были вынуждены покинуть свои дома? Сколько детей потеряли свои семьи?

Где международные гуманитарные организации, выступающие за защиту прав человека? Вы допускаете иной вид терроризма, который не делает различий между ребенком, родившимся на Западе и на Востоке? Или этот ребенок отличается от того ребенка, который больше заслуживает жизни? Или это проявление тех самых двойных стандартов в понимании прав человека в восточном и западном мире? Но это противоречит гуманности и иным принципам, лежащим в основе этих прав человека, что закреплено в международных договорах и конвенциях.

Чем можно объяснить терроризм в отношении гражданских лиц в Сирии? Как интерпретировать действия Башара Асада в свете международного права?

Становится ли он террористом в глазах всего мира, когда убивает своих людей? Или он борец, защищающий свою Родину? Или это психически неуравновешенный человек, наделенный властью?

Наступит день, когда гуманитарные вопросы на Западе и Востоке будут решаться согласно единому критерию вне зависимости от веры и происхождения преступника. Такой критерий будет касаться и квалификации преступлений как террористических: неважно, совершены они отдельным лицом, группой лиц, народом или целым государством. Люди узнают о реальном ходе событий, несмотря на многочисленные безответственные сообщения средств массовой информации, когда они не осознают, что происходит на самом деле.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.