На современный мир наложили глубокий отпечаток радикальные исламисты и ультраправые. В то же время цифровое общество подталкивает нас в сторону не менее масштабных экономических и культурных преобразований, чем в свое время была промышленная революция. Книга Жана Виара — это рассказ об успехах наших обществ и лежащих на их пути потрясениях. Автор анализирует пределы политики в современном обществе и призывает культурных деятелей вернуть себе направляющую социальную роль в долгосрочной перспективе. Отрывок из книги «Пришло время подумать о будущем» Жана Виара.

Мир сотрясают мощные кочевые силы: знания, информация, люди, потепление климата, предметы, страхи, болезни… Они являются его возможной гибелью и невероятным спасением. Они — угрозы и решения, силы смерти и обновления. Потепление климата делает их неизбежными, а цифровая революция — приемлемыми. Они становятся друг для друга источником надежды, но в совокупности порождают тенденции к замкнутости и самоизоляции, которые могут оказаться смертельными.  

Битва только начинается. Кочевники и оседлые будут бороться еще десятки и даже сотни лет, построив в итоге совершенно неизвестный нам мир.

Кочевые силы целый век тормозились войнами и национальной средой, но с 1989 года переживают бурное развитие. Они охватили туристов и «творческий класс», болезни и знания, товары и услуги, богатых и маргиналов, поведя их всех на штурм планеты. Они сотрясают наши страны изнутри и снаружи. В начале XXI века цифровая революция ускорила их развитие и сделала неотразимым то, что раньше могло лишь невнятно лепетать. На конференции по климату в 2015 году все признали необходимость новой общей культуры развития. Еще никогда человечество так не задумывалось о чем-то сообща. И не работало вместе ради собственного выживания. Поворот в мировоззрении тут просто огромный. 

Раньше мы жили в мире оседлых с поездками. Теперь же балом правит подвижность, а главная цель — увязать свободу, мобильность и индивидуальность. И демократизировать их. В том числе последних домоседов. Тут очень важно, по возможности, придерживаться этой смысловой цепочки. В противном случае противостояние кочевников с оседлыми только обострится. Задача нашего общества касается не только понимания этой динамики и раскола, но и вмешательства для их преодоления, формирования связи, сообщества этих двух миров. Цифровая революция, главная движущая сила XXI века, кардинально меняет мир. Она является двойником и катализатором обмена товарами, знаниями и людьми. Те, кто не сумеют приспособиться к ней, познают судьбу городов, которые предпочли дилижанс в середине XIХ века. Цифровая революция оказывает даже большее влияние, потому что связывает не только близкое с ним самим и его окружением, но и далекое с близким, причем вне каких-либо временных ограничений.

Цифровая революция — это часть решения наших новых проблем, но с новыми культурными построениями. Подобного еще никогда не было в прошлом, потому что человечество еще сообща не держало в руках собственную судьбу. Его ощущение существования на маленькой планете еще не совпадало с осознанием потенциального исчезновения. Человечество еще никогда не воспринимало себя как политическую сущность. А нации уже никогда не вновь не станут основой организации общества, потому что над ними явно необходима высшая структура. Как и зависевшие от милости церквей монархии в прошлом, нации сегодня зависят от выполнения обязательств по отношению к природе и собравшихся в Париже в 2015 году «представителей».         

При виде этого нового мира и экологических проблем повсюду возникает стремление вновь обрести некий утерянный смысл, старый проект, уже размеченный путь, верования предков, национальную легенду. Причем каждый раз с окраской и формой на вид старой системы: национальной, религиозной или этнической. Страх перед кочевыми силами, от СПИДа до туристов, от потепления климата до нового «творческого класса», подталкивает к самоизоляции и поиску успокоения в известном и привычном.

Повсюду находятся местные причины для обоснования неприятия грядущего мира, однако новые идеи тут крайне редки. Россия пытается стереть 70 лет коммунистической диктатуры путем возврата к великому прошлому. Турция опасно заигрывает с Османской империей. В США поднимают шум экстремистски настроенные республиканцы. Маленькие государства (Швейцария, Дания, Венгрия) хотят отгородиться стенами…

На шее Франции висят колоссальный экстремизм, ультраправые и потерявшая надежду молодежь. Исламский фундаментализм набирает силу в той части мира, где нации слабы. Убийцы-кочевники копируют новых кочевников в войне, но ведут ее с оседлым менталитетом. Ультраправые призывают к территориальным или даже этническим границам. Действия этих стремящихся к изоляции сил подпитывают друг друга, как это было с коммунизмом и фашизмом в 1930-х годах. Назревает ожесточенное противостояние. Причем оно может отвлечь нас от экологической борьбы и перекрыть путь творческим кочевым силам, хотя тем принадлежит главная роль в поиске возможного решения для нашего непростого будущего. И это, наверное, самое страшное. 

Жан Виар (Jean Viard) — старший научный сотрудник Национального центра научных исследований, специалист по социологии, сельскому хозяйству и обустройству территории.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.