Хорошая новость. Сидевшая за приставками молодежь, которую раньше было не вытащить из комнаты, теперь опять бегает по улицам. В Токио и Париже, Нью-Йорке и Риме она снова гуляет и рпассматривает дома и памятники, о существовании которых забыла. Да, только вот…

Если присмотреться внимательнее, нельзя не заметить, что все эти ребята уставились в экран смартфона или планшета. Все потому, что он позволяет им видеть виртуальных существ, которые незаметны всем остальным: покемонов.

Современный смартфон на свой манер продолжает то, что всегда делали фотоаппараты, а до них — телескопы и микроскопы: позволяет различить невидимое глазу, дает этому органу, который так восхищал Леонардо да Винчи, возможность видеть лучше и больше. Но сегодня экраны планшетов и телефонов предлагают ранее невиданный опыт. Иначе говоря, виртуальный мир прорывается в реальность и материализуется. Все мы в тот или иной момент верили в живущих под кроватью чудовищ и дома с привидениями. Но они так и остались виртуальными. Им хватало ума не дать себя увидеть, остаться фантасмагорическим, но необходимым контрапунктом для видимого, ощутимого и поддающегося анализу реального мира. Сегодня эти призраки стали смешными, разноцветными милыми существами, которые можно увидеть, скачав всего за пару секунд игру Pokémon Go.

Тени, которые гипнотизировали закованных в цепи людей из «Республики» Платона, теперь выходят из пещер и заселяют наши улицы, города и деревни. Так, в мирной тосканской деревушке молодежь теперь ловит странных созданий при полном безразличии тех, к которым до сих пор отношусь и я — «аналоговых видящих». К «видящим» и «слабовидящим» теперь добавляется новый тип разделения человечества на «цифровых видящих» и «аналоговых видящих».

Вторые все еще верят, что реальный мир ограничивается тем, что находится у них перед глазами, а первые теперь знают, что тот скрывает в своих закоулках кое-что еще. То, что им нужно найти. Философ Жиль Делез (Gilles Deleuze) был бы в восторге от Pokémon Go.

Родители рады, что дети заряжают смартфон, надевают ботинки и отправляются искать покемонов. Только вот эта материализация виртуального в реальном пространстве наших городов, небывалая прежде связь между реальным и виртуальным миром представляет собой заражение материального пространства виртуальным, что может привести к проблемам. Было зарегистрировано немало несчастных случаев с игроками, которые попадали под машины, потому что не могли оторвать глаз от смартфона (тем же самым не раз грешили и автомобилисты).

Виртуальный мир не отменяет (пока еще) физических законов об ударе приходящих в столкновение друг с другом физических тел. Только этот удар минимален. Главным последствием гибридизации цифрового и аналогового восприятия может стать то, что выходящий на наши улицы виртуальный мир окончательно станет частью нас и изменит наше восприятие реального мира. Многие специалисты (от Маршалла Маклюэна до Умберто Эко) уже отмечали изменения в нашем отношении к миру под действием СМИ. На этот раз виртуальность не ограничена экраном телевизора в гостиной, а переплетается с нашим восприятием мира. Этот момент отмечали братья Вачовски в культовом фильме «Матрица» и Дэвид Кроненберг в «Экзистенции» (обе картины вышли в 1999 году). Случится ли так, что игрок в Pokémon Go начнет видеть покемонов повсюду, даже если отложит в сторону планшет? И не перестанет ли он видеть черту между реальным и виртуальным, светом и тенью? Поживем — увидим.

В любом случае, реальность начинает вызывать подозрения. Как и повседневная жизнь. Какое существо прячется за тем деревом или под этой машиной? А кто скачет за тем магазином или идет рядом с нами, хотя мы думаем, что находимся тут в одиночестве? Pokémon Go — это зеркало нашего общества, над которым нависла угроза терроризма. Охота на покемонов по всем уголкам привычного мира, некоторым образом напоминает выслеживание террористов. Будь то цветные монстрики или черные солдаты ДАИШ, современная эпоха вызывает у нас схожие подозрения насчет реального мира. Кто может гарантировать, что человек, с которым мы по утрам ездим в одном вагоне метро, не влился в ряды «Исламского государства» (террористической организации, запрещенной на территории России, прим. ИноСМИ)? Кто может с уверенностью сказать, что в музее, куда он идет, не устроит теракт очередной неуравновешенный тип, самопровозглашенный боевик ИГ?

В обоих случаях то, что, как нам кажется, мы видим, может скрывать в себе нечто совершенно иное. В обоих случаях это иное прячется в привычном. Таким образом, призыв «быть внимательным и смотреть по сторонам» из японской игры перекликается с призывом «быть бдительными» в метро.

Наша сверхсовременность становится террористической и потому, что не отделяет поле битвы от мирной жизни, делает повседневность огромной цифровой игровой площадкой. И в то же время заставляет с подозрением относиться ко всему, что нас окружает. Больше нет границы между войной (исламисты все чаще пользуются не самодельными бомбами, а автоматами) и обычной жизнью, виртуальным и реальным, цифровым и аналоговым (за рулем мы смотрим на экран навигатора так же часто, как перед собой, и все активнее делаем покупки в интернете).

Так, когда же выйдет приложение, которое выявит преступные намерения соседа или человека в толпе? Экран телефона или планшета позволит превратить охоту на террористов в новую игру? В нашей жизни больше не будет страха, а сама она станет сплошным развлечением для «цифровых видящих» под лозунгом: «Отцифруйте этот мир, в который мне больше не хочется верить!»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.