Вы можете восхищаться подвигами Кэти Ледеки, вас может очаровать грация женщин-гимнасток и удивить зрители в Рио, высмеивающие звезду американского футбола Хоуп Соло криками «Зика! Зика!» (один остряк заметил, что это первый случай, когда стадион скандирует название вируса). Но позвольте мне прервать заранее расфасованное, записанное на пленку и волнующее сердечную мышцу освещение олимпийских событий, чтобы рассказать вам настоящие спортивные новости года.

Только что было объявлено, что 11 ноября в Нью-Йорке откроется чемпионат мира по шахматам.

Конечно, вы презрительно фыркнете. Долгие годы я наблюдаю за тем потешным замешательством, которое вызывает моя любовь к этой игре. (Старый анекдот: Как сделать волну на шахматном поединке? Бровями.) Но я не теряю присутствия духа.

Да, шахматы — не олимпийский вид спорта. Но должны быть им. В 1984 году, когда претендент на шахматную корону Гарри Каспаров на чемпионате закончил вничью 17 партий подряд (каждая длилась около пяти часов и требовала невыносимой и неослабной концентрации), чемпион мира Анатолий Карпов был настолько измотан физически и душевно (он потерял в весе 10 килограммов), что Кремль потребовал от Международной шахматной федерации остановить матч, дав тем самым возможность советскому фавориту Карпову спасти свой титул от посягательств дерзкого, свободомыслящего наполовину еврея Каспарова.

Матч-реванш на звание чемпиона мира по шахматам между Анатолием Карповым и Гарри Каспаровым


Мой первый турнир — а это был состоявшийся в 2002 году Atlantic Open, на котором я, подобно Карпову, испытал почти кататоническое возбуждение — стал также моим последним состязанием. С тех пор я ограничиваюсь периодическими пятиминутными «блицами». Мой трофей — а это чек на 150 долларов, который так и остался необналиченным, и висит у меня в рамке — напоминает мне о том, чтобы я никогда не делал этого снова.

Хотя Международная шахматная федерация ФИДЕ не идет ни в какое сравнение с МОК по размаху коррупции, она с лихвой окупает это своими странностями. Ее президент Кирсан Илюмжинов, когда-то возглавлявший российскую республику Калмыкию, сегодня не только надежный холуй Москвы (Министерство финансов в ноябре 2015 года ввело против него санкции), но и настоящий псих, настаивающий на том, что его похищали пришельцы. Они были в желтых костюмах.

Так почему же меня так взволновал предстоящий матч в Нью-Йорке? Вообще, кто сегодня ходит смотреть шахматы?

Я хожу. В начале 1990-х, когда чемпионат тоже проходил в Нью-Йорке (1995 год, смотровая площадка Всемирного торгового центра), я посещал матчи дважды. Оба раза я приезжал из Вашингтона с парой друзей, вызывая изумление у остальных наших знакомых, полагавших, что нас надо освидетельствовать на вменяемость.

Они не понимали, что мы не просто сидим и наблюдаем за игрой. Мы приходим в зал для гроссмейстеров, где вокруг нескольких демонстрационных досок толпятся величайшие шахматные умы мира, обмениваясь яростными комментариями о глупости очередного хода и о блистательном великолепии своих собственных предложений о контратаке в девять ходов.

© AFP 2016, Carina Johansen / NTB Scanpix Norway
Россиянин Сергей Карякин и норвежец Магнус Карлсен на шахматном турнире


Мы с друзьями с трудом поспевали за ослепительным полетом мысли находившихся рядом с нами бессмертных. Не хочу принижать изящество выступлений на бревне и красоту опорного прыжка, однако те ощущения просто взрывали мозг (так мы говорили, когда мир был юн).

21 год — большой срок, чтобы дожидаться нового взрыва мозга. Но есть и более земная причина, чтобы вновь совершить это путешествие. Речь идет об увлекательной сюжетной линии, в которой есть налет напряженности холодной войны, превратившей матч 1972 года между Бобби Фишером и Борисом Спасским в мировую сенсацию.

Действующий чемпион мира — 25-летний норвежец Магнус Карлсен, который, в отличие от Фишера, — вполне нормальный. Он обаятелен и настолько симпатичен, что рекламирует одежду одной европейской фирмы.


Его соперник — это классический российский тяжеловес Сергей Карякин, который (как сообщает New York Times) поддерживает Путина и российское вторжение на Украину. Он победил двух блестящих американских шахматистов, чтобы побороться за чемпионское звание.


Конечно, это не матч СССР-США образца 1972 года. Но и в матче Норвегия-Россия 2016 есть своя прелесть, если учитывать путинские угрозы и посягательства на Прибалтику и Скандинавию. Осло, вперед!

Признаю, что после матча Фишера со Спасским шахматы утратили большую часть своей загадочности. Есть даже дата начала этого упадка — 11 мая 1997 года, когда компьютер Deep Blue компании IBM победил Каспарова, считавшегося величайшим среди людей игроком в шахматы.

Сегодня мы даже не задумываемся о состязаниях машины и человека. Ни один человек не в состоянии победить лучшее программное обеспечение. Абсолютное первенство мира должно быть между компьютерными программами. И машины не потеют.

Они также не борются, не страдают и не радуются. Это удел человека. Так что пока я присоединюсь к общему веселью и поаплодирую олимпийцам. Это поможет убить время до главного состязания, которое состоится 11 ноября.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.