Что происходит за кулисами встреч между президентами Финляндии и России? В программе «Лицо дня» — интервью со старшим переводчиком канцелярии Госсовета Маарит Паун.

Несмотря на то, что отношения между западными странами и Россией за последние годы стали напряженнее, руководство Финляндии и России продолжает встречаться довольно регулярно. Когда между двумя странами проходят переговоры на высшем уровне, на них почти всегда присутствует и Маарит Паун.

Последняя встреча Саули Ниинистё и Владимира Путина состоялась в начале июля.

В русскоязычном выпуске программы «Лицо дня» (Päivän kasvo) Паун раскрывает, в частности, то, чувствовалось ли между президентами напряжение, есть ли у переводчика возможность реагировать на чужие ошибки, и какие темы для перевода даются ей труднее всего.

После передачи мы продолжили беседу с переводчиком.



Устные переводы встреч на высшем уровне — это лишь небольшая часть работы Маарит Паун. Она также занимается, например, письменными переводами в отделе иностранных языков канцелярии Госсовета.

«Переводчик никогда не должен быть в центре внимания»

Для такого специалиста, который способен переводить речи президентов и других высоких деятелей, важно не только безупречно знать язык, но и уметь общаться с людьми.

«Общая образованность очень важна. Какие-то навыки общения тоже нужны. Это сложно в том плане, что переводчик никогда не должен быть в центре внимания. Вот это сочетание: быть в нужном месте в нужное время, но при этом не выставлять себя, это буквально невозможное сочетание храбрости и скромности. Нужно быть храбрым для того, чтобы выйти, например, на пресс-конференцию, на публику перед телекамерами, но скромным в том плане, чтобы понимать, что не ты там главное лицо».

Конечно, необходимо и умение справляться со стрессовыми ситуациями.

«Может, некоторые и привыкают к таким ситуациям, но я нервничаю практически всегда перед важными событиями. Надо также уметь не зацикливаться на своих ошибках, не думать „надо было вот так, а не вот этак сказать“. Нужно потом расслабиться. Это тоже бывает нелегко».

Сама Паун пытается в день важных переговоров меньше пить и есть.

«Это тоже отвлекает. Бывают очень длинные рабочие дни, потому, что формат официальных встреч настолько предопределен, что все расписано по минутам. Перерывов практически нет. Я стараюсь много не пить и не есть для того, чтобы чувствовать себя нормально на протяжении всего дня. Банально даже в туалет сходить иногда бывает проблемой для переводчика».

Посол поправил миллиарды на миллионы

Несмотря на безупречное знание русского языка и длительный стаж работы, некоторые вещи Паун до сих пор даются нелегко.

«Иногда проблемы доставляют образные выражения и фразеологизмы, поговорки. Например, был такой случай, когда нужно было в письменном переводе перевести на русский распространенную финскую поговорку „ei kysyvä tieltä eksy“ (дословно „спрашивающий с пути не собьётся“ — прим. пер.). Я думала-думала, но никак не могла придумать, как это будет по-русски. Пришлось мне обратиться к носителю языка, и мне сразу подсказали: „язык до Киева доведет“. В принципе, я это знала и слышала много раз, но не смогла соединить эти поговорки».

— А припоминает ли она какие-либо ошибки при переводе?

«Наверное, их было целое множество», — смеется Паун.

«Не все остается в памяти, но, к примеру, был такой случай, который я хорошо помню, потому что меня поправил посол Российской Федерации. Я точно не скажу, о чем шла речь, об инвестициях или вкладе Финляндии в какую-то отрасль, но речь шла о миллионах, три миллиона, например, а я перевела „три миллиарда“. Посол, наверное, внимательно слушал и удивился, неужели три миллиарда. Хорошо, естественно, что поправили. Это с цифрами бывает иногда, когда приходится переводить в таком темпе».

Иногда бывают и банальные ошибки, говорит Паун, например, в спряжении глаголов, склонении существительных или в ударениях.

«Иногда я просыпаюсь среди ночи и начинаю думать, что же тогда сказала…»

«Однажды около 30 лет назад, я была еще студенткой университета в родном городе Пиексямяки, и у нас был русский город-побратим Шуя. Оттуда к нам приехала молодежная футбольная команда на дружеский матч. Я не помню, в какой ситуации я переводила, но я постоянно вместо вратаря говорила ворóтник. Ну, у ворот же стоит человек», — с улыбкой рассказывает Паун.

«И никто тогда не поправлял, в общем-то, даже глазом не моргнули».

К важным встречам, которые проходят много раз в год, Паун пытается подготовиться как можно тщательнее. Заказчики почти всегда предоставляют для переводчиков материалы, которые помогают в подготовке к теме беседы.

«Невозможно преувеличить значение подготовки. Некоторые обсуждаемые вопросы повторяются очень часто, например, введенные Россией пошлины на древесину обсуждались годами. Но возникают и новые темы, и поэтому очень важно знать заранее, о чем пойдет речь».

«Например, если у финской стороны будет предложение, просьба или какое-то пожелание, то необходимо заранее подготовиться, подобрать лексику или термины какие-то проверить».

За происходящим в стране и в мире необходимо постоянно следить и быть в курсе дел, напоминает переводчик. Если не знать, что и где происходит, то есть риск допустить при переводе довольно глупые ошибки.

Русский язык — это как щебетание птиц

Маарит Паун заинтересовалась русским языком еще в родном городе Пиексямяки, будучи 14-летней школьницей.

«С восьмого класса в нашей школе можно было начать изучать факультативный иностранный язык, и тогда там впервые предлагался русский. Мне этот язык показался настолько экзотическим и интересным, что я решила выбрать именно его. Можно сказать, что этот крестик, который я тогда поставила в анкете, и определил мою судьбу», — улыбается Паун.

Паун снова вспоминает город Шую и русских ребят, которые приехали отдыхать в Южное Саво.

«После окончания школы у нас был летний лагерь, куда приехала молодежь из наших городов-побратимов, в том числе и из Шуи. Я жила в одной комнате с двумя русскими девушками и помню, что, когда утром просыпалась, я слышала, как они между собой разговаривали. Как птицы чирикали. Это было настолько красиво и интересно!»

Паун неоднократно приглашали переводить на школьных мероприятиях, и это вызвало интерес к переводческой работе. После окончания университета она прожила в Москве в общей сложности около 10 лет, и можно сказать, что в ее речи до сих пор слышна московская интонация.

«Я стажировалась в Москве еще при Советском Союзе в 1980-е годы и потом работала в разных местах. Во время учебы в университете я также работала руководителем тургрупп. Это было во время Советского союза. Тогда я ездила в Ленинград, Москву, Таллинн, Ригу…»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.