Взаимоотношения между народами России и Японии; «нельзя менять девятую статью»

Этим летом прошли выборы в Палату советников Японии. Победу одержала правящая партия, в результате чего она получила возможность выносить на обсуждение поправки в Конституцию. Американский действующий президент впервые посетил Хиросиму, город, подвергшийся атомной бомбардировке. В 2016 году произошли серьезные исторические изменения. Я хотел бы поразмышлять о войне и мире, рассмотрев судьбы людей, которые живут в 71-ую годовщину окончания Второй мировой войны.

Первосвященник Сюдо Ёкояма (Shyudo Yokoyama), проживающий в районе Хигасиёкояма города Ибигава, два года после окончания войны находился в заключении в Сибири. Он рубил лес, косил траву, прокладывал дороги и строил дома… Иногда даже приходилось складывать бревна на 45-градусном морозе. Многие товарищи Ёкояма умерли из-за болезней или погибли в результате несчастных случаев. Этот жестокий опыт навсегда остался в его душе. И сейчас Ёкояма продолжает путешествовать, чтобы почтить память своих боевых товарищей, которые сгинули в Сибири.

Окончание войны застало его в маньчжурском городе Хуньчунь. Ёкояма призвали за год до этого. Он служил в маньчжурском подразделении 13 120 сухопутных сил. Вел партизанскую войну. Об окончании войны он узнал, находясь в лесах, лишь 24 числа, через неделю после ее завершения. Отряд был расформирован, поэтому со своими четырьмя товарищами он отправился в Японию. Выбросив оружие, они переоделись в гражданскую одежду, чтобы их не поймали советские солдаты. Около десяти дней они шли по горным хребтам.

Увидев идущих бывших японских солдат, они спустились к подножию горы, где их арестовали советские солдаты.

Их высадили на станции Комсомольская в Сибири, после чего они шли пешком несколько часов. Старший офицер в здании, огороженном колючей проволокой, сказал им, что не знает, сколько лет они будут находиться здесь и когда смогут вернуться домой. Многие японские военнопленные — всего их было около тысячи человек — плакали или ругались.

Заключенные прокладывали дорогу через болота, укладывая бревна. Также они построили сруб для советского командира и взорвали гору, чтобы выровнять местность. Те, кто занимался принудительным трудом, должны были выполнять норму. Питание предоставляли в зависимости от объема выполненной нормы. Летом было много мошек и комаров, но это еще можно было терпеть. Зимняя работа была невыносима. Ресницы замерзали, тело начинало отвердевать от плеч и до ног. Было сложно даже поднимать и опускать руки. В этих условиях нужно было грузить семиметровые бревна в грузовик. На рассвете температура опускалась до −66 градусов. Из-за обморожения люди лишались носа и ушей. Некоторых убивали камни, разлетающиеся после взрыва.



К счастью, через два года Ёкояма разрешили вернуться на родину в составе первой группы из 20 человек. После демобилизации он работал учителем в средней школе и первосвященником. Однажды Ёкояма получил приглашение от Всеяпонского общества поддержки заключенных. Впервые он посетил могилы боевых товарищей в 1983 году, через 38 лет после окончания войны. Это были могилы японских заключенных, похороненных в Хабаровске.

Одно событие, произошедшее там, поразило его. Женщина припала к могиле своего мужа, и Ёкояма понял, что оставил своих боевых товарищей, которые страдали, но не забывали о своих женах и детях.

С тех пор он практически каждый год посещает могилы заключенных. «Я хочу, чтобы были спокойны те, кто не может отправиться к могилам, а также пропавшие без вести», — говорит Ёкояма. Также он занялся изучением истории, связанной с насилием со стороны японских солдат. Стал генеральным директором Общества развития дружбы и доброжелательности с Россией. Ёкояма активно укрепляет отношения с Россией на уровне простых людей.

С тех пор прошел 71 год. В связи с изменениями в международной обстановке вокруг Японии в центре внимания оказалось обсуждение конституционных поправок. «Я не хочу, чтобы в девятую статью Конституции были внесены изменения. Ее нельзя менять», — считает Ёкояма. Он молится о том, чтобы война, которая разделяет ближних и порождает беспризорность, не повторилась никогда.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.