Предположительно, Грэгори Аллен Джастис, инженер, работающий со спутниками, обратился к русским, чтобы поправить тяжелое финансовое положение своей семьи после того, как ему раз за разом отказывали в повышении.

Приезжая каждый вечер на работу и оставляя автомобиль на охраняемой стоянке возле аэропорта Лос-Анджелеса, инженер Грэгори Аллен Джастис (Gregory Allen Justice), направлявшийся на ночную смену в «Боинг», вспоминал, что в небе есть не только звезды, сияющие над его автомобилем и отражающиеся в водах Тихого океана.

Среди созвездий скрывались невидимые глазу очертания пролетавших спутников. Как было известно Джастису, эти орбитальные машины посылали по всему миру сообщения с богатой информацией, позволяющие нашим военным шпионить за врагами, нашим мобильным устройствам — осуществлять навигацию по улицам и городам в режиме реального времени, а также направлявшие тяжелые реактивные самолеты на посадку на полосы в международный аэропорт, гудевший и ревевший через дорогу.

Среди прочих спутников были и секретные военные объекты, с которыми сам Джастис работал на протяжении более 15 лет в «Боинге». Очень часто, когда он шел через стоянку, чтобы провести по устройству своей картой хорошо оплачиваемого работника и скрыться в лабиринте коридоров корпорации, в его кармане лежала флэшка. У него сложился некий план.

Джастис знал о спутниках то, чего мы с вами не знаем и никогда не узнаем. Разные коммерческие тайны, которые он обязался никому не разглашать, не говоря уже о продаже. Но Джастис беспокоился не о том, как бы не подвести своего работодателя, и даже не о том, что может предать интересы национальной безопасности США. Его тревожило совсем другое. Он боялся ожидаемого одинокого будущего, в котором ему предстояло оплачивать постоянно растущие счета за медицинские услуги, будущего, в котором его тяжело больная жена не могла выйти из дома. Вдобавок, в нем росло чувство негодования. Несмотря на полтора десятилетия упорного труда, он никак не мог получить повышения.

В итоге, как говорится на 72-х листах обвинительного заключения, поданного федеральной прокуратурой в июле 2016 года, Джастис начал встречаться с агентом российского правительства и продавать ему засекреченные сведения о спутниковой программе «Боинга». Передовые военные коммуникационные спутники, метеорологические спутники НАСА, даже GPS, от ключевой информации до дизайна схем — все, что он мог раздобыть, выставлялось на продажу.

Процесс Джастиса начнется 30 августа. Его обвиняют в экономическом шпионаже и в нарушении закона об экспорте оружия. На момент публикации этой статьи его адвокаты отказывались от комментариев.

*  *  *

Дело Джастиса стало поучительной историей о сочетании низких моральных качеств работника с богатым воображением 49-летнего мужчины. Согласно обвинительному заключению, любимым способом убегать от волнений и тревог повседневной жизни для инженера был просмотр фильмов о Джейсоне Борне, а также популярного и одобренного критиками шпионского сериала «Американцы» о глубоко законспирированных советских агентах в США, о котором он, предположительно, неоднократно говорил своему связному. По версии следствия, вопросы, которые он задавал своему куратору о его роли в российском правительстве и расспросы о ФСБ, преемнице КГБ, звучали так, словно он слишком часто пересматривал фильм «Превосходство Борна».

Само по себе обвинительное заключение представляет собой значительный документ. Описания аудиозаписей, сделанных ФБР, записей автомобильных камер наблюдения, данные из компьютеров фирмы «Боинг», тайно перехваченные посылки FedEx — все это читается, как триллер времен холодной войны, переделанный братьями Коэнами в трагикомедию о падении жителя Лос-Анджелеса, стремящегося жить в своей эскапистской фантазии, но не имеющего четкого представления о том, как это делать. Он был, похоже, опьянен силой и обещаниями, которые нес в себе шпионаж, ведь Джастис планировал украсть американские небесные секреты и продать их иностранному сопернику, но в итоге он не мог предложить многого.

Предположительно, Джастис готовился предать корпорацию и страну в течение нескольких лет. Начиная с 2013 года, он потратил тысячи долларов на курсы в интернете под таким названием, как «Бегство и отход шпиона» (Spy Escape and Evasion) и «Легальное сокрытие» (Legally Concealed). По данным ФБР, он также изучал движение «Суверенных граждан» и их странные утверждения о том, что конституция наделяет граждан США иммунитетом от любого типа федерального надзора, включая налоговые службы.

Джастис совершенно точно продемонстрировал то, что многие военные и другие профессионалы в шутку называют «круто-тактиком». Он, похоже, из тех, кто носит браслет из парашютного шнура или может заявиться на семейный курорт в Сан-Диего, прихватив с собой армейский рюкзак. Все это было простой игрой в суперагента, тщательно проверяющего расположение камер наблюдения в холле отеля, чтобы почувствовать себя авантюристом, пока он, предположительно, не попытался сделать свои фантазии реальностью.

В обвинительном заключении, вместе с тем, есть кое-что еще. Растущее, невыносимое чувство клаустрофобии. Или ощущение себя потерянным. ФБР записало, как Джастис, предположительно, ехал один в машине, и во время телефонного разговора громко жаловался кому-то, что «выполняет работу за тех, кто стоит на два уровня выше меня, но для повышения этого недостаточно. Так что, знаешь, я сдаюсь. Если я так и не получу повышения, то я просто, просто сдамся. Больше не буду пытаться. Зачем стараться, не получая никакого вознаграждения? Я устал, и хватит с меня».

*  *  *

Офисы компании Boeing Satellite Systems расположены через дорогу от аэропорта Лос-Анджелеса. Они окружены воротами, через которые можно пройти только с картой сотрудника. Поворот дороги, который должен привести к шоссе, заканчивается на стоянке, лишь намекая на другие направления, но никуда вас не приводя.

Согласно обвинительному заключению, Джастис работал на «Боинг» с 2000 года. За эти 16 лет он, предположительно, получал доступ к самым секретным спутниковым программам компании. Как объясняет прокурор, Джастиса направляли в разные группы, «разрабатывавшие и испытывавшие американские военные спутники, включая проекты для ВВС, ВМС и НАСА». Помимо прочего, это были группы спутников GPS, спутниковая сеть Wideband Global Satellite Communications (WGS), а также MILSTAR, коммуникационная платформа, которая должна пережить ядерную войну.

Джастис также должен был знать, насколько важны эти программы. Американские ВВС, в частности, называют WGS «жизненно важными услугами связи» между командованием и военными на передовой по всему миру. MILSTAR, в свою очередь, предоставляет президенту, министру обороны и вооруженным силам надежную, контролируемую спутниковую связь (SATCOM), и сообщения по этой сети очень трудно перехватить. Эта система считается самой надежной среди всех SATCOM, которыми пользуется министерство обороны.

Будет преувеличением считать, что Джастис решил, будто на все эти секреты легко найти покупателей. Промышленный шпионаж сегодня переживает свой золотой век. Кража интеллектуальной собственности через интернет и другие киберпреступления крайне распространены. В октябре 2011 года доклад американского управления контрразведки предупреждал, что иностранные спецслужбы, включая российскую разведку, активно стараются добыть сведения экономического характера, а также получить американские технологии.

В 2014 году в The American Interest была опубликована статья бывшего генерального инспектора Агентства национальной безопасности Джоэла Бреннера (Joel Brenner). В статье он указал, что американские и европейские компании таким образом теряли сведения о технологии по восстановлению заряда батарей, по строительству высокоскоростных железных дорог, аэронавтических испытаниях, а также химические и фармацевтические формулы. Похищали и повреждали также и спутниковые технологии. Достаточно вспомнить случай с «русскоговорящими хакерами», как сообщила Эллен Накашима (Ellen Nakashima) в The Washington Post в 2015 году, которые похищали через коммерческие спутники секретную информацию из военных и дипломатических агентств в США и Европе, а также скрывали свое местоположение с помощью тех же спутников.

Джастис должен был быть хорошо знаком с этими рисками. Согласно обвинительному заключению, он прошел несколько курсов по безопасности компании «Боинг», чтобы помогать предотвращать и выявлять подобные взломы. Вместе с тем, Джастис мало знал о том, как получить доступ, не говоря уже о том, как проникнуть в наиболее ценные файлы компании. Он совершенно точно мог раздобыть соответствующие технические сведения, и его утечки потенциально могли бы привести к созданию помех на низком уровне и к перехвату некоторых сигналов. Но у него не было высокого секретного доступа. Это означает, что целые слои важной информации оставались недостижимы для него.

Чтобы скопировать секретные сведения, шпион которому оказывает активную техническую помощь иностранная держава, должен располагать, например, миниатюрной камерой, спрятанной в каком-то предмете ежедневного использования, например, в специально сделанной чернильной ручке. Шпионы, лишенные таких связей и, соответственно, технической помощи, должны использовать камеры мобильных телефонов или обычные фотоаппараты, тайно переснимая интересующие документы. Они могли бы, например, вынести пару папок и быстро переснять документы в туалете в офисе или же постараться выносить документы домой и возвращать их до того, как исчезновение будет обнаружено.

Для доступа к секретной информации в «Боинге» и, что более важно, для передачи ее другим людям, Джастису требовался более цифровой подход. Прокуратура отметила, что файлы и схемы, которые инженер, предположительно, пытался продать, защищались многочисленными средствами. Некоторые из них нельзя было распечатывать, другие были помечены специальными знаками, свидетельствующими о том, что данные содержат секретную информацию, и на них распространяются федеральные ограничения по экспорту оружия, направленные против международной контрабанды.

Используя скриншоты, которые делались на мониторе Джастиса каждые шесть секунд, следователи, по их словам, смогли воссоздать его действия, когда он вставил в компьютер флэшку, проигнорировав предупреждение о том, что подключено незащищенное устройство. По данным ФБР, поздно ночью он таким образом скопировал на свою флэшку множество мегабайт разных схем. Это не опечатка — именно мегабайты, а не гигабайты или терабайты. Джастис собирал лишь крошки со стола, чтобы продать их иностранному конкуренту.

В общем, информация, которую он украл, содержала некоторые секретные данные о спутниковых программах «Боинга» и их уязвимых местах, и могла причинить ущерб операциям ВВС и ВМС США, но только если эти сведения были бы объединены с данными, к которым у Джастиса не было доступа. Чтобы убедиться в этом, следователи ФБР изучили данные Джастиса с другими работниками компании и агентами Отдела специальных расследований ВВС США (AFOSI). Вывод был однозначным — Джастис был настолько же шпионом, насколько игра «камень, ножницы, бумага» является олимпийским видом спорта.

Следователи пришли к выводу, что сведения, которые передал Джастис, не имели никакой разведывательной ценности. Один коллега инженера, вероятно, сформулировал это лучшим образом в беседе с ФБР: информация может представлять ценность «для страны, вообще не имеющей спутниковой программы, но для развитой державы она бесполезна, разве только эта страна хочет совершенно точно знать, как мы собираем спутники».

Похоже, Джастис сам это знал. Как утверждают следователи, на одной из встреч он попросил прощения у российского связного. «Я бы… я бы хотел извиниться за образцы, которые передал в прошлый раз. Наверное, они — не совсем то, что ищут ваши люди», — запинаясь, сказал он. По данным ФБР, затем Джастис с триумфом предложил новую порцию технических сведений, которые касались программ, разработанных 15 лет назад. Куратор в ответ тактично задал несколько вопросов, поинтересовавшись, есть ли среди этих сведений засекреченные, а также спросил, чем это им поможет.


Короче говоря, это совсем не походило на сюжет Джона Ле Карре. Но, тем не менее, это тоже шпионаж.

*  *  *

Согласно обвинительному заключению, Джастис впервые вступил в контакт с представителями Российской Федерации, позвонив в посольство России в Вашингтоне. Похоже, этот звонок не принес никаких результатов. Тогда Джастис, предположительно, переслал по электронной почте несколько украденных файлов на адрес посольства. Это тоже ничего не дало.

Обыскав позднее автомобиль Джастиса, агенты ФБР, предположительно, обнаружили написанные от руки адреса и номера телефонов офисов военного атташе, атташе по вопросам обороны, атташе по военно-морским делам, атташе по военно-воздушным делам посольства России, а также генерального консульства РФ в Сан-Франциско. Он, похоже, старался выяснить, к кому обратиться, и как именно это сделать.

Несмотря на очаровательную простоту своего подхода, Джастис на самом деле не очень отличался от других, более успешных шпионов, пытавшихся вступить в контакт с иностранным правительством. Его неуклюжие действия очень напоминают поступки бывшего агента ЦРУ Эдварда Ли Говарда (Edward Lee Howard), сбежавшего в СССР в 1986 году. Предположительно, Говард лично передал записку в советское консульство в Вашингтоне, согласно меморандуму ФБР, сделал несколько беспорядочных звонков спьяну в посольство США в Москве, а потом отправил открытку в советское консульство в Сан-Франциско. Наконец, как и Джастис, Говард добился успеха.

Хотя в обвинительном заключении не сказано, когда и каким образом Джастис привлек внимание ФБР, и следователи не будут рассказывать об этом, так как дело еще не окончено, вполне вероятно, что его первые попытки установить контакт с представителями России агенты ФБР могли легко обнаружить.

Как бы то ни было, в феврале 2016 года после многочисленных письменных обращений и звонков Джастису, предположительно, позвонил российский атташе. Вероятно, это означало, что кто-то счел возможным наличие у Джастиса ценных сведений. Вскоре состоялась первая из многих встреч, и началось медленное, мучительное, но вполне предсказуемое падение инженера.

В книге «Шпион на миллиард долларов» (The Billion Dollar Spy), посвященной шпионским операциям ЦРУ в Москве во время Холодной войны, лауреат Пулитцеровской премии Дэниэл Хоффман (Daniel E. Hoffman) пишет, какими качествами должен обладать человек, чтобы заметить слежку. Это очень тонкая работа. Хоффман пишет, что агент «должен быть легким, как танцор балета, ловким, как фокусник, и внимательным, как авиадиспетчер». Агент обязан постоянно внимательно следить за обстановкой, замечать следящие автомобили и подозрительно крутящихся вокруг пешеходов, странных людей, и тех, кто выглядит не на своем месте. Успешный агент обязан быть бдительным.

Нет никаких сведений о том, что Джастис принимал подобные меры для обнаружения слежки по пути на встречу с куратором. Вместе с тем, по иронии судьбы, как раз отсутствие таких действий с его стороны могло стать залогом успеха. Тем не менее, легко представить себе, что поклонник шпионских романов постоянно будет поглядывать в зеркало заднего обзора и проверять, нет ли за ним хвоста. Неожиданно разворачивать автомобиль. Проезжать мимо кафе, где они условились встретиться, не один и не два, а три или четыре раза, чтобы убедиться в отсутствии полицейских, сотрудников и друзей.

После многих последовавших встреч Джастис, предположительно, сумел растопить лед, заговорив о сериале «Американцы». По словам прокуроров, он также несколько раз говорил, что старается «избегать риска», и это, по его собственным словам, означало, что он «думает о том, чтобы все выглядело нормально». В случае Джастина это означало ложь супруге, которой он говорил, что отправился в спортзал, пока на самом деле продавал секретные спутниковые программы российскому правительству. Но, вероятно, эта ложь и фальшивое имя «Брайан» было самым глубоким прикрытием, которое он придумал.

Как говорится в обвинительном заключении, в последующие месяцы Джастис похищал секретные файлы с работы и встречался с российским связным, передавая ему флэшки. Встречи проходили в разных местах в округе Лос-Анджелес. Скорее всего, встречи проходили, в том числе, в кафе, которых полно неподалеку от аэропорта. Также вероятно, что Джастис продолжал пользоваться вымышленным именем, заказывая кофе, чтобы не раскрыть по-дурацки свою настоящую личность, когда его окликнут на все кафе. Сидя, предположительно, спиной к стене в хорошо расположенной кабинке в закусочной, Джастис, судя по всему, стал чуть лучше разбираться в технических деталях сделки, описывая такие вещи, как проект антенны и частоты военных передатчиков, вплоть до металла, использованного в болтах, указано в обвинительном заключении.

Параллельно Джастин оказался втянут в пока еще необъясненные финансовые отношения с женщиной, проживающей в Лонг-Бич, которой он пересылал чуть ли не все деньги, вырученные от своего жалкого шпионажа. Возможно, она была одним из катализаторов, толкнувших его к краже сведений. В документах женщину называют «Чэй» (Chay) или С. М. Как установили следователи, раз в две недели Джастис посылал ей посылки с деньгами, и она получила таким образом не менее 21 тысячи долларов. Все посылки перехватывали и документировали агенты ФБР, записавшие все номера стодолларовых купюр.

Помимо наличных, Джастис делал для Чэй заказы в интернет-магазине «Амазон» и другие подарки, тоже отслеженные агентами ФБР. Среди прочего, там был мангал «Кингсфорд», телевизор «Визио» и фен «Дайсон». Если Джастис рассчитывал вести роскошную жизнь шпиона, разъезжающего в европейских спортивных автомобилях и носящего дорогие наручные часы, то фен «Дайсон» должен был стать еще одним горьким разочарованием в череде профессиональных неудач.

Все это было вполне изобличающими доказательствами, включая аудиозаписи, платежи наличными деньгами, флэшки и сохраненные на них документы. Расследование было утомительным. ФБР отслеживало передвижения Джастиса по Лос-Анджелесу с помощью камер наблюдения, следя, как он вкладывает и снимает наличные. Казалось, федералам остается только арестовать его.

Но до ареста прошло еще несколько недель. За это время, согласно обвинительному заключению, появилась неуместная дружба между Джастисом и его российским связным. Лучше всего это можно продемонстрировать на примере излишней откровенности. Джастис, наконец, назвал связному свое настоящее имя, забыв о Брайане. Он признал, что его имя — Грэг. Похоже, что Джастису просто был нужен друг или человек, которому можно довериться. В частности, о проблемах со здоровьем жены он рассказал еще во время первого звонка в российское посольство. Если верить обвинительному заключению, то на встрече в апреле 2016 года он подчеркнул, что хотел бы установить такие отношения, какие показаны в «Американцах», словно он никак не мог перестать думать об этом сериале.

В этот самый момент в деле произошел неожиданный и опасный поворот. Согласно обвинительному заключению, в конце апреля Джастис обратился к российскому связному с необычной просьбой. Его жене выписали средство для расслабления скелето-мышечной системы, вводимое внутривенно, чтобы она могла заснуть. Джастис не мог больше оплачивать это лекарство, и он попросил российского агента достать ему такой препарат.

Речь шла о хлориде суксаметония, и оно продается с предупреждением от Федерального управления лекарств, в котором сказано, что препарат может вызвать внезапную остановку сердца за несколько минут. По этой причине вводить препарат должен только человек, обученный делать искусственное дыхание. Но и в этом случае внезапное появление синдрома грозит сделать неэффективными обычные реанимационные мероприятия.

В обвинительном заключении указано, что врачи, специализирующиеся «в области сна» в Лос-Анджелесе, сказали следователям ФБР, что никогда не выписывали такой препарат жене Джастиса. Если женщине кто-то выписал такое лекарство, что весьма сомнительно, то сделали это не они. Самым зловещим было то, что, как установил специальный агент, занимавшийся следствием, Джастис посетил один интернет-сайт, чтобы узнать, как применяли хлорид суксаметония убийцы, и почему этот препарат считается эффективным ядом. Впрочем, орудие убийства точно так же может быть и орудием самоубийства. Хотя обвинительное заключение не вдается в детали семейной жизни Джастиса, нетрудно прочесть между строк и заметить тяжелое давление и понять, что ему все труднее было делать вид примерного мужа, заботящегося о прикованной к постели жене. Но что он планировал на самом деле?

В этот момент из-за сгустившейся тьмы чтение обвинительного заключения становится болезненным. Практически невозможно устоять перед искушением соединить воедино все точки и получить портрет отчаявшегося человека, настолько поглощенного желанием убежать от повседневных трудностей, что он решился причинить огромный ущерб своим близким, своему работодателю и своей стране — по меньшей мере, так он думал.

Прежде, чем все зашло слишком далеко, Джастис узнал, что его план стать международным шпионом был обречен на провал с самого начала. Все это время он встречался с тайным агентом ФБР. В июле его арестовали в его доме в Калвер-Сити по подозрению в экономическом шпионаже и в нарушении закона об экспорте оружия.

*  *  *

Вероятная страсть Джастиса к шпионским романам, описывающим странствия по всему миру, повествующим о могущественных антигероях, предающих свои страны, с рассказами о красивой жизни и изощренных технологиях, вполне объяснима. Изнуренный финансовыми обязательствами, вынужденный ежедневно бороться, помогая своей жене, которой, похоже, становилось только хуже, застрявший на работе, которую он ценил, даже когда жаловался, что зашел в тупик, Джастис предсказуемо был готов обратиться к настоящему шпионажу.

Разумеется, только Джастису самому известно, в какой момент между просмотром сериала «Американцы» и обучением на курсах по выживанию он посмотрел в звездное небо, раскинувшееся над его офисом, и понял, что он тоже может попытаться, что в черном небе есть не только планеты и кометы, но и секреты, которые можно украсть и продать тому, кто больше заплатит.

В тот момент, когда он поддался импульсу и начал действовать, чтобы превратить фантазию в реальность, трагическая звезда Джастиса покатилась к закату.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.