Пожалуй, сейчас не найдется людей, которые станут колебаться, отвечая на вопрос, нужна ли им свобода на выражение мнений. Право на публичное высказывание своих суждений мы считаем одним из основных атрибутов нашей свободы. То, как мы любим свободу слова, показывает, например, то, что на интернет-порталах каждый день появляется больше миллиарда (!) новых комментариев. Мы не только говорим, что хотим, но можем свободно ознакомиться с тем, что говорят другие.

Вина белых колонизаторов

Значит, все в порядке? К сожалению, вопрос гораздо сложнее, чем многие думают или предпочитают полагать. Начнем с того, что многие из нас считают важной не только свободу на выражение мнений, но и свободу не подвергаться оскорблениям. А ведь значительный процент этих миллиардов мнений, появляющихся в публичном пространстве, содержит неприкрытую ложь, унизительные выражения или крайне агрессивные оскорбления.

Разливающийся по интернету язык ненависти наносит реальный имиджевый и финансовый урон. Это затрагивает как частных граждан, предприятия и общественные организации, так и зачастую целые государства или их институты, то есть всех нас. Конечно, по крайней мере теоретически, от распространения ненависти в интернете можно защититься. Но для этого к делу нужно привлечь органы правопорядка, и здесь начинаются сложности. На первый взгляд (а во многих случаях на самом деле), все просто, ведь современные технологии не дают пользователям интернета сохранить полную анонимность, законодательство предусматривает соответствующее наказание, а этические стандарты, как кажется, позволяют отделить в спорных высказываниях оскорбительные формулировки от критических замечаний, которые делаются ради общего блага. Проблема оказывается, однако, гораздо более сложной, и эту сложность демонстрируют случаи с высказываниями, находящимися в пограничной зоне между запрещенным и разрешенным. В ситуации, когда мы обращаемся к правовым инструментам, необходимы четкие определения, но в данном случае дать их сложно. Чтобы проиллюстрировать, насколько парадоксальные ситуации могут возникнуть, приведем поразительный пример из США. Престижный Калифорнийский университет выступил с официальным мнением, что популярная фраза «США — страна неограниченных возможностей», может оскорблять тех, кто не преуспел в жизни. Ведь если возможности неограниченны, то люди, не добившиеся жизненных успехов, сами виноваты в своих неудачах, а отсюда лишь один шаг к тому, чтобы (возможно, несправедливо), назвать провалом всю их жизнь!

Приведем другой, еще более странный и даже абсурдный пример споров: в той же стране определенные группы, представляющие этнические меньшинства, говорят о том, что белым гражданам США следует запретить каким-либо образом высказываться на тему рабства. Свое требование они аргументируют тем, что вина белых колонизаторов настолько велика, что даже критические мнения на эту тему, звучащие из уст потомков угнетателей, могут опосредовано восприниматься как оправдание совершенных преступлений, а тем самым нарушать этические стандарты публичных высказываний.

Приведенные примеры реальны, однако представляют собой крайние случаи, но существуют тысячи ситуаций, формально-правовое решение которых представляет большую сложность. И это первая причина, по которой к свободе слова следует подходить с некоторой долей критической рефлексии.

Авторитаризм и преступность

Существуют и другие, более прозрачные и более драматические причины. Первая из них — это, конечно, ситуация во многих авторитарных или не совсем демократических странах, где какой-либо свободы выражения мнений просто нет. Парадоксально, но факт: независимые журналисты во многих арабских странах оказались сейчас в гораздо более сложной ситуации, чем несколько лет назад — до политической революции в своих странах. Далеки от хотя бы минимальных стандартов в этой сфере также Китай и Россия.

Вторая, еще более драматическая причина проблем со свободой выражения мнения во многих странах, — боязнь реакции на критические высказывания со стороны организованных преступных группировок, а также квази- или полностью мафиозных организаций. Убийства журналистов в Мексике (как минимум 17 известных случаев за период с 2010 года) или критиков ислама во многих государствах (в том числе в тех, где мусульмане представляют меньшинство) — это прискорбное проявление ограничения свободы выражения мнений.

Мы редко осознаем это, но у трети населения земного шара нет никакой возможности свободно выражать свое мнение. Более того, ситуация в этом плане ухудшается от года к году. По оценкам американской организации Freedom House, доля земного населения, которое может пользоваться в своих странах полной свободой слова, уменьшилась за последние десять лет с 38% до 31%; частичной свободой слова — увеличилась с 38% до 26%; при этом оставшаяся треть землян лишена в своих государствах любых прав на свободное выражение мнений. В свою очередь, международная организация «Репортеры без границ» указывает, что ее индекс свободы СМИ, формирующийся на основе разнообразных критериев, только за последние два года снизился на 14%.

Что делают в этой ситуации отдельные страны? Начнем с общественных настроений, отраженных в опросе организации Pew Research Centre. 80% японцев, 70% немцев, 50% французов, 38% британцев и канадцев (и лишь 14% американцев) согласились с тем, что власти должны эффективно препятствовать выражению критических мнений, которые могут потенциально повредить имиджу кого бы то ни было. Руководство отдельных стран прислушивается к таким пожеланиям.

Этому способствует нарастающее число неприемлемых действий меньшинств с фундаменталистскими религиозными взглядами и нарастающая волна крайне жестокого терроризма. В итоге подавляющее число государств вводит формальные ограничения на свободу выражения тех мнений, которые могут потенциально служить реализации преступных целей с одной стороны, а с другой, продвигают язык ненависти в социальных сетях (например, содержат призывы окончательно расправиться с реальными или воображаемыми противниками).

Извечная дилемма

Проблема, конечно, состоит в том, как найти границу между тем, что необходимо для безопасности граждан, и действиями, которые служат политическим интересам находящихся у власти людей. Это, если учесть жестокость и цинизм современной политики, отнюдь не последний вопрос.

Особенно горячие споры на эту тему ведутся сейчас в американских университетах. Во многих кампусах столкновения сторонников полной свободы на выражение мнений с теми, кто протестует против реального или кажущегося оскорбления критикуемых приобрели невероятные размеры: отставка пары президентов известных учебных заведений — это лишь один из симптомов, указывающих на всю серьезность ситуации. Споры ведутся уже практически обо всем: никто не может убедительно объяснить, как примирить свободу слова с правом выступать против публичной критики сексуальных меньшинств, феминизма или политики Израиля в отношении арабских стран. Руководство вузов объясняет свое бессилие извечной дилеммой образования. Что ему следует делать: готовить молодых людей к столкновению с жестоким критическим миром взрослых или, скорее, формировать характеры студентов в духе уважения к индивидуальным чувствам каждого человека и запрещать высказывания, которые кажутся многим неприличными?

Как кажется, сегодня в студенческих кругах берет верх вторая группа, хотя сторонники первой не собираются складывать оружия. Она находит поддержку у многих влиятельных политиков и бизнесменов. Например, недавно с пламенным манифестом, гласящим, что ключевым условием общественно-политического прогресса выступает полная ничем не ограниченная свобода выражения мнений, выступил бывший мэр Нью-Йорка и владелец крупнейшего в мире информационного агентства Майкл Блумберг (Michael Bloomberg).

В современной ситуации ясно только одно: в этой сфере нас ожидает еще множество споров и неожиданных событий.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.