18 июля 1974 года студент-теолог обратился к размещенным в Гейдельберге вооруженным силам США. Он сообщил, что в программу его обучения входит уход за заключенными. Он также, по его словам, навещал бывшую надзирательницу концлагеря Хильдегард Лехерт (Hildegard Lächert), ждущую судебного процесса в Дюссельдорфе. Лехерт жаловалась на свою судьбу и просила его передать американцам следующее: если они ей не помогут, она «расскажет всю историю». Она якобы работала на спецслужбы США.

Военные чины в Гейдельберге передали ее слова с угрозой сотрудникам Центрального разведывательного управления (ЦРУ), которые, казалось, не были готовы ей поверить. Женщина — «предположительно душевнобольная», отметили они в своем отчете. Однако 3 октября 1974 года в центральном офисе ЦРУ подтвердили, что Лехерт была завербована в 1956 году. Так отмечено в телеграмме, которая находится в деле Лехерт, хранимом в Национальных архивах в Вашингтоне.


Издание SPIEGEL проанализировало документы. Это отчеты по вербовке, встречам сотрудников ЦРУ с бывшей надзирательницей концлагеря, по передаче Лехерт ФРС. Впервые эти документы подтверждают, что спецслужбы западных демократических государств после 1945 года вербовали не только преступников-нацистов мужского пола, но и женщин-преступниц «Третьего рейха».

Заключенные лагеря боялись Лехерт, которую называли «Кровавой Бригидой». Уроженка Берлина относилась к особенно жестоким сотрудницам СС — надзирательницам концентрационного лагеря и лагеря смерти Люблин/Майданек на территории оккупированной Польши. Она побоями сгоняла детей на грузовики, которые ехали к газовым камерам, она сталкивала в яму уборной заключенных, которые затем тонули в фекалиях. На процессе Майданека (с 1975 по 1981 гг.), самом масштабном немецком процессе над нацистами, скромно одетая женщина была главной обвиняемой — обвиняемой в пособничестве в убийстве почти в 1200 случаях.

ЦРУ, как и ФРС знали, с кем связались. Лехерт была завербована после того, как в Польше отсидела часть срока за нацистские преступления и в 1956 году была выдворена из страны. В декабре она попала в лагерь экстренной помощи Мариенфельде, что в западной части разделенного Берлина.


Была кульминация холодной войны, западные службы безопасности согласно заведенному порядку проводили опросы бывших заключенных из Восточного блока. Лехерт рассказывала, что в польской спецслужбе СБ ей предлагали деньги, если она после освобождения передаст информацию о Западной Германии. К тому же она знала пребывавших с ней заключенных, сидевших за шпионаж в пользу ЦРУ, и рассказывала об их судьбе.

Через несколько дней ЦРУ подвергло бывшую сотрудницу концлагеря тесту на детекторе лжи. Результат: «Нет никаких указаний на то, что опрашиваемая располагает какой-либо существенной информацией относительно ее связи с СБ». ЦРУ сняло для новой подопечной комнату. В январе 1957 года она покинула Западный Берлин.

Сколько денег недоучившаяся фабричная работница получила от ЦРУ, а впоследствии от ФРС, из документов не следует. В любом случае Лехерт привлекла внимание в лагере для поздних возвращающихся на родину лиц в курортном местечке Хорренберг, поскольку ездила на такси и даже имела собственное авто.

Сотрудники ЦРУ, очевидно, сочли эсесовское прошлое Лехерт весьма для себя полезным. Сотрудник ЦРУ в Берлине отметил в записях, что Лехерт исполняет все предписания по безопасности «очень хорошо», что все дело — в ее «обучении в СС». Американцы были особо заинтересованы в информации о возможном перебежчике из польской спецслужбы, с которым она познакомилась во время отбывания срока. ЦРУ проинструктировала Лехерт о том, что ей можно было говорить западногерманским властям о проведенном в Польше времени (а именно: ничего о возможном перебежчике). Она должна была каждый месяц отправлять письмо со своим актуальным адресом на некий почтовый ящик, дабы ЦРУ знало, что все в порядке. В экстренном случае сотрудник ЦРУ должен был представиться как «представитель г-на Капплера». Лехерт должна была спросить: «Что Карин дала г-ну Капплеру?» Верный ответ: «Лисички».

Но скоро Лехерт без вызова обратилась в органы США, болтая о своих контактах с ЦРУ. Сотрудник ЦРУ записал: налицо «проблема безопасности и управляемости». В апреле 1957 года ЦРУ отослало Лехерт в только что созданную ФРС. Немцы, которым Лехерт сперва понравилась («очень благоприятное впечатление»), скоро сделали те же выводы, что и ЦРУ. И поскольку перебежчик так никогда и не всплыл, ФРС наконец свернула сотрудничество.

Когда полиция спустя добрый десяток лет арестовала Лехерт за преступления в Майданеке, она выдавала себя за простую вахтершу, которая следила за порядком в борделе. Она надеялась, что связи с ЦРУ помогут ей уйти от наказания, чего не случилось. Не было попыток спецслужб повлиять на него, подчеркивает сегодня вышедший на пенсию прокурор Вольфганг Вебер (Wolfgang Weber), рассматривавший дело обвиняемой и восемь раз требовавший пожизненного заключения. Лехерт получила 12 лет.

Во время процесса она пыталась стать кандидатом от правоэкстремистской партии на выборах в Европарламент. ЦРУ это не удивило. В конце концов, Лехерт однажды дала понять американцам, какой путь она считает для себя наилучшим: «фашистский путь».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.