Район Чешме (Измир) известен как одна из самых излюбленных курортных зон. Но для жителей Измира прежних поколений значение Чешме гораздо больше, и оно выходит далеко за рамки статуса курортного региона.

Начиная с июня, Чешме принимает представителей богатых и аристократических слоев населения Измира. Когда аристократы, бизнесмены, политики отправляются в Чешме, они повышают планку отношений друг с другом.

Здешнее солнце, ветер, песок, море и дружелюбное общение делает этих людей такими счастливыми, что почти никому из них не приходит в голову вопрос: «Интересно, а есть ли в Чешме культурная ценность, на которую стоит посмотреть?» В этих условиях мало, кто знает, как добраться до музея Чешме.

Эту тему я поднимаю затем, чтобы сказать, что одно трагическое событие нашей истории может многое дать Чешме сегодня.

Есть организация под названием TİNA, которая желает превратить «чешменскую трагедию» 1770 года в культурный туризм между Россией и Чешме.

Чешме для Екатерины


Россия во главе с императрицей Екатериной II после полного разгрома османского флота в Чесменской бухте стала отмечать это событие в национальном масштабе.

Но не народными гуляниями, а задействовав все ветви искусства.

Литераторы, актеры, художники, скульпторы посвящали свои работы прославлению этого события.

В принятии решения о его увековечивании определенную роль, должно быть, сыграло то, что одним из фаворитов Екатерины был брат Орлова, командовавшего победоносной эскадрой русского флота в Чешме!

Был приглашен известный немецкий художник Гаккерт, которому заказали несколько картин.

Но Гаккерт сказал, что никогда не видел морского боя воочию, и тогда по приказу Екатерины на глазах художника был взорван один старый галион, который был нагружен горючим, взрывчаткой и отведен от берега.


В Санкт-Петербурге был возведен памятник под названием «Чесменская колонна».

В память о Чесменской битве была названа галерея — Чесменская галерея, а также зал одного из императорских дворцов — Чесменский зал.

Помимо всего этого, в Санкт-Петербурге есть Чесменская церковь и павильон «Турецкая баня».

Но и это еще не все.

После той войны граф Орлов, командовавший российским флотом, получил добавление «Чесменский» к своей фамилии.

Новые корабли тоже получали названия, в которых присутствовало упоминание о Чешме.

Иными словами, несмотря на прошедшие после этого события почти 250 лет, наименование «Чешме» живет в памятниках, картинах и на дверях разных организаций по всему Санкт-Петербургу.

TİNA


Огуз Айдемир (Oğuz Aydemir), глава Фонда подводных исследований Турции (TİNA), в числе основателей которого был Мустафа Коч (Mustafa Koç, турецкий бизнесмен, ушел из жизни в январе 2016 года — прим. пер.), отмечает: «Проведя небольшую работу, можно привлечь русских в Чешме!» Айдемир говорит, что все работы фонда поддерживает Koç Holding. И мечтает, что однажды со дна Чесменской бухты будут подняты все лежащие там корабли.

В создании Центра подводных исследований имени Мустафы Коча Анкарского университета, который открылся в Урле (Измир) при сотрудничестве Анкарского университета и Университета Коч, тоже есть вклад Айдемира.

Огуз Айдемир — автор двух важных книг: «Морской бой при Чешме 1770 года» и «Первый турецкий адмирал Чака Бей». Кроме того, TİNA издает журнал о подводной археологии.

Зал «1770» в музее

Если вы зайдете в музей Чешме, после первого пролета лестницы поверните налево! Вы увидите интересный зал.

Он посвящен Чесменскому сражению 1770 года.

Огуз Айдемир делал все от себя зависящее как для открытия этого зала, так и для обеспечения его экспонатами, документами, изобразительными материалами.

Начиная от переписки русского командующего Орлова и заканчивая репродукциями картин художника Гаккерта… Даже монеты, отчеканенные в то время, он покупал на аукционах и приносил в музей.

Конечно, есть еще любимая коллекция Екатерины II!

В прошлом году, после открытия этого зала, в Чешме был приглашен председатель Санкт-Петербургского Морского Собрания Николай Орлов.

Николай Орлов является потомком графа Орлова, который командовал российским флотом в ходе Чесменского сражения…

Побывав в музее, он был очень впечатлен. Орлов сказал, что можно провести совместные подводные исследования и вместе поднять корабли, сгоревшие и затонувшие в 1770 году.

Когда Огуз Айдемир вел речь о создании в Чешме парка российски-турецкой дружбы и возведении в этом парке мемориала в память о Чесменском сражении, Орлову очень понравилась эта идея, и он сказал, что все расходы Россия может взять на себя.

До недавнего времени все шло хорошо. Городская администрация выбрала место для парка и памятника. Мелкие нестыковки, возникавшие в переписке между ведомствами, должны были быть вскоре преодолены.

Кто знает, возможно, благодаря парку дружбы и памятнику в Чешме, турецко-российские отношения, которые в последние годы развиваются неровно, скоро получат новый импульс!

Большой вклад в развитие отношений Турции и России


Глава TİNA очень трепетно относится к вопросу поддержания зала в музее Чешме, в котором представлена экспозиция документов, связанных с «Чесменским морским сражением 1770 года».

«Эта трагедия произошла из-за того, что в то время османское военно-морское дело хромало. Воссоздавая это событие в музейной экспозиции, мы пытаемся презентовать черную страницу нашей истории и дать людям возможность извлечь уроки из нее!» — говорит Огуз Айдемир.

Далее он добавляет: «Если мы сохраним этот музей и, к тому же, увенчаем турецко-российские отношения парком дружбы, который мы собираемся открыть, памятником на его территории, Чешме может привлечь внимание русских».

А теперь несколько слов о том, как происходила война.

Екатерина II — Мустафа III


1769 год. Российской империей управляет императрица Екатерина II, во главе Османской империи — падишах Мустафа III.

Екатерина решает отправить флот из Балтийского моря в Средиземное при поддержке Англии. Цель — достичь Мореи и начать восстание греков против Османской империи!

Англичане готовы поддержать любую инициативу, способную навредить туркам.

Екатерина II в виде Законодательницы в храме богини Правосудия


Флот, вышедший из Балтийского моря под командованием графа Алексея Орлова, заходит в Англию. Там он получает дополнительные корабли и пополняет командный состав.

Военными кораблями, которые предоставляют англичане, командует адмирал Эльфинстон. В то же время он становится заместителем Орлова.

Флот проходит через Гибралтар, достигает Мореи, и там начинается восстание греков.

Османский флот, не зная, кто стоит за бунтом, направляется в Морею и подавляет незначительное восстание. Затем, возвращаясь в Чесменский залив, он бросает якорь в районе между Лемносом и Чешме.

«Русские могут прийти только с Черного моря!»


Султану Мустафе и командующему османским флотом Хусаметтину-паше докладывают, что российский флот находится в Средиземном море, но они не верят в это.

Дескать, зачем русским преодолевать тысячи километров, когда они могут прийти с Черного моря!

Более того, ни о роли англичан, ни о слабости российского флота в Черном море они не подозревают (по некоторым данным, падишах и командующий флотом даже не знают о том, что с Балтийского моря есть путь в Средиземное).

Один из командиров, алжирец Хасан-паша осознает всю серьезность положения и предлагает: «Давайте разъединим наши корабли, и расположим их в боевом порядке!»

Конечно, его никто не слушает.

И в ночь на 7 июля 1770 года российский флот, который уступает османскому флоту в два раза, внезапно атакует и поджигает соединенные друг с другом корабли.

По предложению английского генерала Эльфинстона корабли-брандеры сцепляются с османскими кораблями и вмиг обеспечивают их воспламенение.

Весь османский флот, кроме алжирского корабля, погибает.

Потери османской стороны — 11 тысяч человек, российской — 700.

Преобразовать вражду в дружбу


Эта трагедия стала уроком для Османской империи. Начались поиски путей модернизации флота. Барону де Тотту было поручено создать морскую школу.

Открытие Императорской школы военно-морской инженерии считается приобретением, которое обеспечила эта трагедия.

Если TİNA осуществит задуманное, Чешме обретет парк русско-турецкой дружбы, в котором будет построен памятник дружбы.
Станет очевидно, что даже проигранная война может дать очень многое.

Появится возможность поднять со дна моря корабли, которые были сожжены в эту войну, и представить их в экспозиции, ускорить развитие российско-турецкой дружбы и, наконец, привлечь туристов в Чешме со всей России, прежде всего — из Санкт-Петербурга.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.