Уполномоченный по правам человека в Чечне намекает на то, что активисты сами организовывают нападение на самих себя.


Ситуация с правами человека в Чечне, которая входит в состав России, вошла в такую стадию, когда трупов появляется меньше, чем раньше, но страха становится больше.

«Антитеррористическая операция», последовавшая за Второй чеченской войной, официально закончилась в 2009 году. После этого президент Рамзан Кадыров, назначенный Москвой, жестко руководил регионом.

Организация по вопросам прав человека Human Rights Watch (HRW) недавно опубликовала доклад о соблюдении прав человека в Чечне. Он основывается на интервью с 40 жертвами беспредела чиновников.

В докладе рассматривается пять случаев, в которых граждан, критиковавших правительство, публично принуждали к тому, чтобы забрать свои слова назад и попросить прощения у президента.

Во всех рассматриваемых случаях власти применяли силу в отношении обвиняемых или их близких. В одном случае задержанный был впоследствии найден мертвым. Из доклада становится очевидным, что за два последних года ситуация серьезно обострилась.

По сообщению организации, подобных случаев могло бы быть значительно больше, но часто родственники категорически отказывались от рассмотрения случаев произвола, направленных против их близких.

«Ситуация хуже, чем была раньше, просто невероятно тяжелая, — говорит аналитик Международной кризисной группы (ICG) Екатерина Сокирянская. — Даже рассказанные в социальных сетях анекдоты могут спровоцировать насилие над людьми».
По словам Сокирянской, в этом замешан президентский «современный клан» — группа политиков и военных, представители которой есть во всех слоях чеченского общества — от деревенских школ до полицейских участков. Группа терроризирует Чечню и выкачивает ее ресурсы.

Несмотря на столь мрачную картину, в Чечне есть официальный уполномоченный по правам человека. 60-летний эксперт по экономике Нурди Нухажиев занимает этот пост уже второй срок с 2006 года, ему помогают 79 сотрудников.
На самом деле он начал выполнять эти обязанности еще в начале прошлого десятилетия в качестве специального представителя президента России Владимира Путина в Чеченской Республике.

Решения, которые выносил Европейский суд по правам человека, вызвали раздражение в России. Конституционный Суд Российской Федерации постановил в прошлом году, что решения Европейского суда не следует исполнять, если они противоречат Конституции Российской Федерации.


«Критикуют Российскую Федерацию и Чеченскую Республику или нет, Россия никогда не захлопывала дверь Европейского суда», — говорит Нухажиев в своем кабинете в центре Грозного. О своих взглядах он рассказывает во время интервью газете Helsingin Sanomat и государственному телевидению Латвии LTV.

«Многие страны оставляют без внимания решения Суда по правам человека, если они противоречат Конституции собственной страны, хотя постепенно все же идут в этом направлении. К сожалению, не все в Совете так справедливо и беспристрастно, как это утверждают. Говорят много, а делают мало».

Например, Совет Европы давал пустые обещания о создании ДНК-лаборатории. Она нужна для опознания жертв войны, тела которых эксгумируются из братских могил.

«Всем совершенно ясно, что все эти организации финансирует Госдеп США, это не секрет. США — самое большое зло нашего времени, под их дудку все пляшут», — утверждает он.

«Ну а что Россия! Ей ничего не нравится, что бы мы ни делали. Каким-то образом войну надо было закончить, потому что все время воевать нельзя. Нас же всего один миллион. Если бы мы воевали еще десяток лет, ни одного чеченца бы не осталось в живых».

Многие жертвы произвола рассказывают в докладе организации Human Rights Watch об ужасных пытках.

«Сейчас, когда вспоминаю военное время, думаю, что тогда мы так не боялись, — говорит анонимный рассказчик. — Это постоянное давление, ужасное унижение — этого не забыть, стыдно за себя. Как будто идешь по минному полю и все время оглядываешься через плечо».

Работа журналистов стала труднее

За последние годы работа организаций, защищающих права человека в Чечне, намного ослабла.

Работа журналистов стала тоже намного труднее.

«На практике правозащитную деятельность продолжает осуществлять одна лишь Cводная мобильная группы в Чечне (JMG). За деятельность правозащитников отвечает прежде всего организация под названием „Комитет по предотвращению пыток“, которую не надо путать с Комитетом по борьбе с пытками при Совете Европы».

Работающий в Чечне комитет возглавляет Игорь Каляпин из Нижнего Новгорода.

В январе группа журналистов, приехавшая по приглашению комитета, стала объектом грубого нападения на границе Чечни и Ингушетии. Кроме российских журналистов, в группе была также корреспондент шведского радио Мария Перссон-Лёфгрен (Marie Persson Löfgren) и корреспондент Ойстен Виндстад (Øystein Windstad), работающий в норвежском журнале Ny Tid.

Уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев говорит, что у него нет никаких данных о том, как идет расследование этого дела, так как нападение было произведено с ингушской стороны границы, поэтому вопросом занимаются власти Ингушетии.

Мария Перссон Лёфгрен рассказывает, что пограничный пункт находился в пределах видимости, и нападавшие были из Чечни.

Нухажиев намекает, что виноваты могли быть правозащитники сами.

«Этот Каляпин, он может устроить спектакль по голливудскому сценарию», — говорит Нухажиев.

«Если человек хочет помочь другим людям и защищать права человека, ему лучше начать это делать у себя дома — в Нижнем Новгороде. Там есть лагеря для заключенных, где людей нещадно избивают».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.