Второй по величине город Гренландии Сисимиут с населением в 5 500 жителей расположен на юго-западном побережье. У страны не лучшая статистика по безработице и самоубийствам, и этот город — не исключение. Однако не все стремятся покинуть его.

Суа Кристиансен: «Хочу быть богатой и получать много денег»


По крайней мере один из пяти гренландцев пытался хоть раз покончить с жизнью. Пять лет назад Суа Кристиансен так потеряла отца. Причин она не знает. «У него все было хорошо», — говорит Суа.

Суаканнгуак Кристиансен (Suakannguaq Kеristiansen), 24 года, рост- 151 сантиметров. Она удобно стоит, прислонившись к самосвалу, высота которого — 3,5 метра, а вес — 24 тонны.

«Мои друзья всегда меня дразнят, что я такая маленькая. А вся одежда на мне мужская. Мне всегда приходится надевать несколько пар носков, чтобы ботинки не сваливались».

Она — одна из немногих женщин в колледже Ростоф в Сисимиуте, куда ежегодно ходят несколько сотен учеников. Там учатся всему — от управления тяжелой техникой до бурения породы в поисках месторождений минералов и строительства туннелей с использованием взрывных работ. Студентов все называют «будущим Гренландии».

Суаканнгуак, или Суа, поступила в колледж, потому что не хотела работать на обычной работе. Целыми днями сидеть перед монитором в офисе для нее, мягко говоря, скучно.

После четырех лет учебы, которые оказались тяжелее, чем она могла себе представить, она на днях выпускается с технической специальностью, а всего через несколько недель начинает работать на Thule Air Base в северной Гренландии.

Учителя говорят, что ей досталось престижное место, а многие считают, что американская база находится на краю света. Но Суа наконец вернется домой.

«Я не видела семью два года. Летом приходилось зарабатывать деньги. Теперь у меня будет шесть дней до начала работы, и я проведу их с родными».

Ее отец совершил самоубийство пять лет назад. Детям он сказал, что последует за братом, который еще раньше пошел тем же путем.

В Гренландии так часто бывает. Согласно официальной статистике, примерно каждый четвертый житель совершает по крайней мере одну попытку покончить с собой. Примерно 80 из 100 тысяч (и семь из десяти мужчин-самоубийц) погибают, что примерно вдвое больше, чем в Литве, занимающей второе место в этом печальном списке.

А исследования показывают, что тот, у кого есть друг или родственник, недавно покончивший с жизнью, сам попадает в группу риска.

Когда умер отец, Суа взяла академический отпуск на год. Она не знает, почему он предпочел уйти из жизни — «у него все было хорошо» — но, как она говорит, отец успел научить ее всему, что, по его мнению, должен уметь взрослый человек.

А когда она была маленькой, он ей всегда говорил, что она должна быть крутой девчонкой.

«Мне не разрешалось покупать игрушки. Он не хотел, чтобы я росла, как принцесса».

Парни в классе иногда помогали Суа с самыми тяжелыми заданиями, но мало кто стал бы отрицать, что она сильная. В будущем Суа надеется найти работу на нефтяной платформе.

Она ни секунды не медлит с ответом на вопрос, к чему стремится.

«Хочу быть богатой. Зарабатывать много денег. Для меня это важно. За деньги я смогу покупать именно то, чего хочу. А мне нравится ходить по магазинам».

— Как принцесса?


«Да, — кивает она. — Первым делом куплю собаку».

Могенс Ольсен: «Я останусь»


Каждый десятый гренландец — безработный, а в рыбной отрасли дела обстоят хуже всего. Но для того, у кого охота на тюленя в крови, не существует никаких других занятий. «Я люблю Гренландию. Я останусь», — говорит Могенс Ольсен, 28 лет.

Они оба родились в Сисимиуте и намерены прожить там всю жизнь. Дожить в этом городе до ста лет.

28-летние Могенс Ольсен (Mogens Olsen) и Нуннгуак Йохансен (Nunnguaq Johansen) сидят на старой скамейке в порту. У первого черный кофе в пластиковой кружке. У второго карманы набиты пачками сигарет, которые он продает проходящим мимо знакомым по цене в несколько крон.

В Гренландии более половины молодых людей не имеют за плечами ничего, кроме девятилетки. Безработица в стране — около 10% (зимой выше). Могенс и Нуннгуак немногословны, да и по-английски знают всего несколько фраз. Сложно не думать, что и они принадлежат к толпе молодых людей без образования и работы.

В действительности, все наоборот.

Могенс — охотник и рыбак, он только что вернулся после трехчасовой работы в море, хотя сейчас всего 9.30 утра. Чтобы показать свой улов, он подгоняет лодку, на которой выходил на промысел, — и пристань покрывается пятнами крови, когда он вытаскивает трех застреленных тюленей и одну пока живую чайку.

«Продаю их на рынке по тысяче за штуку. Люди любят мясо».

Тюленей он уже успел освежевать и разделать на куски. Шкуру он сбывает одному старику в порту.

Казалось бы, Могенс трудится в проблемной отрасли. Без сомнения, рыболовство — крупнейшая промышленность Гренландии, но в последние годы исчезли несколько сотен из примерно трех тысяч рабочих мест. Две трети потерявших источник дохода — мужчины.

Могенс прошел годичное обучение в датском Туборге, и он спокоен. Дания, куда переезжают многие образованные молодые люди, его совершенно не привлекает.

«Я люблю Гренландию. Здесь можно столько всего делать: стрелять тюленей, охотиться, рыбачить. Я остаюсь».

Нуннгуак тоже твердо уверен, что его будущее — в Сисимиуте. Он четыре года учился на сантехника и теперь работает по специальности. Но больше всего он говорит о своем любимом сноуборде.

«Могенс — чемпион Гренландии и Дании», — рассказывает он, и, похоже, он больше гордится многочисленными победами товарища, чем своими.

Их специализация — во всяком случае, один из видов, который оба предпочитают, — это бордер-кросс. Несколько месяцев назад Нуннгуак участвовал в Арктических зимних играх, где был среди лидеров.

«Мы выиграли много золота и серебра», — говорит он.

Друзья рассказывают, что в этом году было тепло, но на их тренировки погода не повлияла.

«Лед тает, но снег хороший», — утверждает Нуннгуак.

По его словам, будущее его не тревожит. Ему кажется, что работа и досуг всегда будут примерно теми же, что и сейчас.

На вопрос, будет ли он жить в Сисимиуте, когда ему исполнится сто лет, он отвечает со смехом: «Останусь, если жив буду».

Лаура Йенсен: «Из аэропорта город похож на Нью-Йорк»


Когда стоишь и куришь в аэропорту Сисимиута, город оттуда похож на Нью-Йорк. Но Лауру Йенсен зацепило что-то другое.

На прошлой неделе Лаура Йенсен (Laura Jensen) с друзьями одолжили машину родителей и отправились покататься в 9.30 вечера. Самая длинная дорога Гренландии (35 км) находится в другом городе, и между населенными пунктами острова нет сухопутных маршрутов, так что они просто катались вверх-вниз и туда-сюда по улицам Сисимиута, где все живут.

Сисимиут — второй по размеру населенный пункт Гренландии, но по шведским меркам его едва можно назвать городом. Он находится в отдалении — на юго-западной оконечности острова. По данным на 2015 год население составляло 5 572 человека. Площадь города невелика, и от одного конца до другого можно дойти неспешным шагом примерно за четверть часа.

Но друзья Лауры умудрились кататься до шести утра. А сама она устала часа в три.

«Мы искали самое красивое место, чтобы там остановиться и покурить. Сейчас, летом, это Насиффик — высочайшая точка города. Но зимой лучший вид определенно открывается от аэропорта. Когда стоишь там и смотришь на город, он похож на Нью-Йорк».
В детстве Лаура ненавидела Сисимиут. Ей казалось, что это место отрезано от всего мира, и людей там чересчур мало. А сейчас именно эти качества и заставляют ее ценить свой родной край.

«Я провела шесть дней в Орхусе в Дании, и я там задыхалась. Все датчане шагают быстро и решительно, видя перед собой цель. Но мне нравится ходить медленно, глядеть по сторонам».

Та неполная неделя в королевстве была не первой ее поездкой за пределы Гренландии. Но в тот раз любовь к родному дому проявилась особенно интенсивно. Правда, Лаура знает, что, вероятно, скоро ей снова придется уехать, причем на продолжительное время.

Сейчас она преподает игру на фортепьяно, служит администратором Культурного центра и иногда подрабатывает гидом для туристов. Если ей повезет, она поступит на музыковедение, куда подавала документы во время поездки в Орхус.

«На следующей неделе мне придет ответ по электронной почте. Нервничаю».

Но даже если она не поступит, она уже оказалась в гренландском меньшинстве, закончившем гимназию. Лишь чуть более 40% работников в стране имеют гимназическое или даже высшее образование.

А половина из тех, кто после средней школы пытается учиться дальше, бросают учебу.


«Во всей стране всего четыре гимназии. Думаю, многим кажется, что это слишком далеко от дома. К тому же, обучение там на датском, а для многих было бы проще общаться по-гренландски».

В Гренландии сейчас идут дебаты об урбанизации. Как выжить сельской местности и небольшим населенным пунктам, когда многие молодые люди стремятся в город? За десять лет 2500 человек переехали в столицу Нуук. Учитывая, что общее население страны составляет 56 тысяч, число значительное.

Лаура считает, что это естественный процесс. Во многих других частях мира то же самое, говорит она.

«Уж лучше так, чем когда едут учиться за границу и больше не возвращаются».

— А вы совершенно уверены, что вернетесь?

«Я не могу представить себе жизни где-то еще. Даже чужие люди, которые посещают Сисимиут, нередко возвращаются. Но посмотреть город недостаточно, его надо почувствовать. Тогда он вас зацепит».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.