На прошлых выходных православные завершили свой «Святой и Великий Собор». Он должен был стать «всеправославным» мероприятием, хотя от участия в нем отказались четыре церкви — включая Русскую православную церковь. Как бы то ни было, на этом фоне имеет смысл рассмотреть факторы, отделяющие католиков от восточных церквей-сестер.

Главные вопросы — это первенство римского епископа и некоторые моменты учения о Троице, хотя не стоит сбрасывать со счетов и расхождения, связанные с догматом о Непорочном зачатии Девы Марии, доктриной о чистилище и рядом других вопросов.

Церкви запада и востока пребывали в общении тысячу лет. За период с 325 года по 787 год они провели семь определяющих для христианской веры вселенских соборов.

Однако со временем культуры латиноязычного запада и грекоязычного востока отдалились друг от друга. Между ними постепенно нарастали взаимные недоверие и враждебность. Иногда это приводило к расколам, таким как Акакианская схизма конца пятого века и Фотиева схизма 860-х годов, но первое время их удавалось преодолевать.

Первенство римского епископа


С 1009 года епископ Рима перестал упоминаться в диптихах — списке епископов, находящихся в общении с поместной церковью, — Константинопольской церкви, традиционно считающейся «первой среди равных» в православном мире.

В 1054 году папские легаты, направленные к константинопольскому патриарху, отлучили его от церкви и были в ответ отлучены им. Хотя эта схизма в большой мере была плодом личной вражды и взаимного непонимания, ее — в отличие от предыдущих расколов — так и не получилось преодолеть.

Не менее важным фактором, чем Великая схизма 1054 года стало разграбление Константинополя в 1204 году. Западные крестоносцы, которые должны были отправиться в Иерусалим, чтобы освободить его от власти мусульман, вместо этого три дня разоряли и грабили столицу Византийской Империи. Это дополнительно укрепило на востоке недоверие и неприязнь к западу и помешало уврачеванию раскола.

Ключевым теолого-экклезиологическим расхождением между восточным православием и католицизмом остается роль епископа Рима, которого также называют римским папой. На западе единство церкви выражается в церковном общении с ним как с преемником святого Петра.

Учение о примате папы было сформулировано католической церковью на Первом Ватиканском соборе, прошедшем в 1870 году. Этот собор, который католики считают вселенским, постановил, что римский епископ обладает прямой и непосредственной юрисдикцией над всей церковью и что он непогрешим, когда выступает ex cathedra.

Восточные православные, напротив, придерживаются концилиаризма. С их точки зрения, церковь объединяют общая вера и причастие, а не централизованная власть. Они не признают власть римского епископа над всеми христианами и считают его равным прочим епископам, хоть и с первенством в чести.

© AFP 2016, Filippo Monteforte
Папа римский Франциск


Концилиаризм в восточном православии существует в различных формах. Согласно классическим представлениям, речь шла о «пентархии» пяти патриархатов: Рима, Константинополя, Александрии, Антиохии и Иерусалима. Позднее эту модель разрушило появление новых патриархатов за пределами классического христианского мира, которые стали соперничать с историческими патриархатами.

После падения Римской Империи на западе, Константинополь начал воспринимать себя как «Второй Рим», однако когда османы в 1453 году его захватили, «Третьим Римом» начала называть себя Москва. Автором этой теории принято считать русского монаха Филофея, развивавшего ее в своем письме в 1510 году.

Дополнительно укрепили ее утверждения русских православных о том, что Константинопольский патриархат впал в ересь, приняв в XV веке решения Флорентийского собора и (пусть и на краткое время) вступив в унию с Римом.
В русском православии концилиаризм называют соборностью. Этот термин означает свободное единение индивидуального многообразия в рамках церкви.

Отец Сергей Булгаков, священник Русской православной церкви, писал в своей работе 1935 года «Православие», что единение в церкви «может быть осуществляемо лишь на двух путях: православной соборности и авторитарной властности католической церковной монархии».

Филиокве


Еще одним препятствием к воссоединению католиков с восточными православными, помимо папского примата, считается Филиокве (Filioque) — «и Сына» — принятое на западе добавление к Никео-Константинопольскому Символу веры, описывающее исхождение Святого Духа.

Текст Символа веры был утвержден на Первом Никейском соборе и на Первом Константинопольском соборе — в 325 году и 381 году, соответственно. В нем говорилось, что Дух Святой исходит от Отца. Однако в Испании католическая церковь добавила к нему в шестом веке, что Дух Святой исходит от Отца и Сына. Таким образом она боролась со скрытым арианством (ересью, отрицающей божественную природу Христа).


Постепенно это добавление распространилось на западе, однако на востоке его восприняли как новшество — в лучшем случае ненужное, а в худшем еретическое. Как отмечает митрополит Каллист Уэр (Kallistos Ware), некоторые православные считают, что само по себе Филиокве — при правильном объяснении и правильном понимании — не ересь, но, тем не менее, самочинное добавление к Символу веры.

Папский совет по содействию христианскому единству постановил, что «учение о Filioque должно пониматься и излагаться… так, чтобы не возникло впечатления, будто оно может противоречить единоначалию Отца или тому обстоятельству, что Он является единственным началом… исхождения Духа».

В 2003 году в рамках Североамериканского православно-католического богословского совещания был подписан документ, в котором говорилось, что вопрос о Филиокве не обязательно должен разделять Церковь. Более того, католики не всегда читают Символ веры с Филиокве — читая его по-гречески, они произносят исходную формулировку. Вдобавок, восточнокатолические церкви сейчас отказались от Филиокве как от «латинизации».

Нерасторжимость брака


В последнее время особую важность приобрело расхождение между восточными православными и католиками в вопросе о нерасторжимости брака.

Католическая церковь считает, что осуществленный церковный брак может расторгнуть только смерть, в то время как восточное православие, признавая нерасторжимость одной из характеристик брака и идеалом, к которому следует стремиться, обычно признает также и возможность развода и повторного брака.

По мнению секретаря Конгрегации по делам восточных церквей архиепископа Кирилла Василя (Cyril Vasil), это признание развода исторически связано с подчиненностью церкви императору в Византийской Империи.

Примерно в 700 году император Юстиниан II восстановил развод в Византийской Империи. Благодаря тесным связям между Константинопольским патриархатом на востоке это новшество постепенно получило признание.

Тем не менее, в восточном православии по-прежнему трудно выделить единую позицию по этому вопросу, и среди восточных православных, безусловно, немало противников развода.

Чистилище, Непорочное зачатие Девы Марии и прочие расхождения

Чистилище стало еще одним предметом разногласий. Хотя православная церковь молится за усопших верующих — а это значит, что, по ее представлениям, они находятся в положении, требующем наших молитв, — доктрина о Чистилище разработана на востоке не так отчетливо, как на западе.

Распятие и свечи


Вдобавок большинство восточных православных отвергают догмат о Непорочном зачатии Девы Марии. При этом они глубоко почитают Богородицу и видят в ней цель и исполнение истории спасения.

Как писал отец Александр Шмеман, священник Православной церкви в Америке, восточное православие отрицает Непорочное зачатие Богоматери именно потому, что оно делает рождение Девы Марии неким чудесным прорывом, а не итогом постепенного и долгого нарастания любви и ожидания, той «тоски по Богу Живому», которой преисполнен Ветхий Завет.

По словам священника Русской православной церкви Андрея Лута (Andrew Louth), восточные православные не верят в «первородный грех», как его понимал Блаженный Августин и как его понимает западная церковь. Вместо этого они придерживаются идеи о «прародительском грехе».

Так как восточные православные отрицают наследственный первородный грех, это означает, что они не обязаны верить в Адама и Еву. Между тем папа Пий XII в своей энциклике 1950 года Humani generis учил, что после Адама не было людей, «не произошедших от него путем естественного воспроизводства», и что Адам не представлял собой «совокупность… многочисленных праотцев».

После семи признанных как католической, так и восточной православной церковью вселенских соборов, католическая церковь провела еще 14 соборов, которые она считает вселенскими. Восточные православные также провели после Второго Никейского собора 787 года некоторое количество соборов, но ни один из них не получил (однозначного) признания как вселенский.

Вместо этого у восточных православных были поместные соборы и послания отдельных епископов. Последним был прошедший на прошлой неделе Всеправославный собор, в котором, впрочем, отказались участвовать четыре из 14 автокефальных православных церквей.

Среди второстепенных вопросов, по которым католическая церковь расходится с восточными православными церквями, стоит отметить вопросы о дате Пасхи, об использовании пресного хлеба для причастия, об изображении Христа как агнца и о рукоположении женатых.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.