Попытки переложить ответственность за преступления Второй мировой войны на нацистов вызывают совершенно справедливое возмущение у многих людей. Когда я был ребенком и играл с друзьями в войну, нашим врагом всегда были немцы, ни о каких нацистах речи не было. Современная Германия, обретя позицию лидера Европейского союза, объявила конец эпохи покаяния. При этом никто не отрицает, что Вторая мировая война была, и не пересматривает роль, какую сыграл в ней Адольф Гитлер вместе со своими сторонниками. Зато всех этих людей удобно назвать нацистами и заодно лишить символического немецкого гражданства. Уже выходят фильмы о немецком движении сопротивления и даже звучат мнения, что первой жертвой нацистов стали сами немцы. Ну что же, богатым позволено больше. Нас, поляков, до сих пор раздражает, когда с немцев снимаются все грехи, а вина перекладывается на свежеизобретенных нацистов.

По случаю мероприятий, приуроченных к годовщине событий 17 сентября, звучало много выступлений и комментариев, и со всех сторон я слышал, что на Польшу напали советские силы или Советский Союз. Странно, что спустя четверть века после распада СССР именно в Польше продолжают твердить о каком-то советском народе и избегают слова «русские». Мне бы это совершенно не мешало, если бы конфликт с восточным соседом были одиночным инцидентом, однако начиная с XVI века он постоянно создавал нам то больш, то меньше проблем. Существование России и ее вклад в бурные отношения с нашим народом вплоть до XIX века еще, правда, признается. Но когда речь заходит о периоде с 1920 года и до настоящего времени, разного рода ловкачи навязывают нам идею о советских гнусностях и отпускают России грехи. Все понятно: многие члены псевдоэлиты, появившейся после «Круглого стола», попали в высшую касту благодаря тому, что в 1944 году наш восточный сосед захватил Польшу. Сейчас Россия в зависимости от потребностей акцентирует то российскую, то советскую историю, но делает она это для того, чтобы снять с себя ответственность за разные грязные дела, например, за Катынь.

Я прекрасно понимаю, что так могут делать посткоммунисты, однако, меня изумляет, почему России отпускают грехи разнообразные агитаторы право-патриотического толка. Я осознаю, что мысль Феликса Конечного (Feliks Koneczny) не способна пересилить кремлевские серебряники, но меня беспокоит, что молодежь, которая чтит память Проклятых солдат (участников польских антикоммунистических подпольных организаций, — прим.пер.), одновременно болтает о необходимости польско-российского сближения. В начале 90-х провокаторы из служб безопасности довольно успешно воздействовали на националистические объединения, навязывая им идею дружбы с Россией. Их нужно было одурачить, потому что они отсутствовали за «Круглым столом», но несмотря на это функционировали в общественном пространстве.

Верхом отупения было приглашение в Польшу Владимира Жириновского. Это сделал претендовавший некоторое время на роль лидера националистов Януш Брычковский (Janusz Bryczkowski). На пресс-конференциях он появлялся со штуцером и был одним из первых соратников Анджея Леппера (Andrzej Lepper). Сейчас Брычковский, как говорят, живет где-то в России. Когда Жириновский гостил на его польской вилле, здание охраняли скинхеды, которые получали за эту услугу флаеры. С другой стороны виллу пикетировала группа молодых антикоммунистов из Республиканской лиги. Об отношении Жириновского к Польше я писать не буду: жалко бумаги, все в любом случае его знают.

То, что немцы обеляют сами себя, понять можно, но почему поляки отпускают грехи России, твердя про Советский Союз, это загадка. Когда я поднимаю эту тему, я слышу в ответ такие аргументы: «русские — это славяне» или «я знаком с порядочным русским». Однако поляки — тоже славяне, но при отправке их в Сибирь русская рука не дрогнула ни при белых, ни при красных царях. Я, например, уже 20 лет хожу в ресторан сирийца, а лет 15 назад меня оперировал египтянин, но это еще не повод, чтобы я стал сторонником приезда в Польшу тысяч так называемых беженцев. Сирийский ресторатор сам убеждал меня, что пускать их не стоит: ему самому пришлось бежать со своей родины, и он не хочет, чтобы его преследователи настигли его в Польше.

Я часто слышу, что преступления против поляков совершали сотрудники НКВД (которые зачастую не были русскими) по приказу Сталина. Русской не была и царица Екатерина, а польские восстания усмиряли немецкие генералы, состоявшие на службе у царя. Я думал, что теплые отношения к русским ушли в прошлое вместе с первомайскими демонстрациями, однако пророссийский вирус ширится на правом патриотическом фланге. Меня ужасает черно-белый подход, согласно которому, если поляки разочаровались в Западе, им следует сразу же ползти на коленях к воротам Кремля. Ловкие хитрецы под термином «Запад» объединяют Соединенные Штаты и Европейский Союз. Набирают обороты антиамериканские фобии, а я ломаю голову, сколько участников похорон Лупашко (Зигмунт Шендзеляж (Zygmunt Szendzielarz) — активный участник антикоммунистического сопротивления, — прим.пер) тоже поддались ей. Не все знают, при каких обстоятельствах он попал в руки сотрудников служб безопасности, прислуживавших русским. Это произошло в Закопане, на первом этапе путешествия его на запад — к американцам, у которых находились уже многие подчиненные нашего национального героя.

Так что я советую по меньшей мере внимательнее присмотреться к людям, которые последовательно избегают слова «Россия» и навязывают лживое определение «советские силы», а заодно изучить политическую и общественную биографию этих людей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.