Значительный рост числа русскоязычных увеличивает возможность России использовать настоящие и надуманные проблемы меньшинства в качестве инструмента своей внешней политики. Это — одна из причин, почему Финляндии стоит обратить особое внимание на интеграцию русскоязычных мигрантов.

В этом заключается один из важнейших посылов книги «Русскоязычные в Финляндии — завтрашние финны» (Venäjänkieliset Suomessa — huomisen suomalaiset), презентация которой состоялась на книжной ярмарке в городе Турку 1 октября. Книга Арно Таннера (Arno Tanner) и Исмо Сёдерлинга (Ismo Söderling) предлагает новый взгляд на русскоязычное меньшинство в Финляндии, которое, по подсчетам Сёдерлинга, должно увеличиться от нынешних 72 тысяч человек до 250 тысяч к середине столетия.

Согласно заключению, русскоязычные в целом являются довольно незаметным меньшинством в обществе. Эта мысль не новая, но Таннер и Сёдерлинг считают, что позиции и стремления русскоязычного населения необходимо изучать уже сейчас.



«В 2050 году речь будет идти уже о большом по численности меньшинстве и, соответственно, тогда о различных правах меньшинства будут рассуждать более активно. Будут ли тогда в нашей стране государственные русскоязычные СМИ, русскоязычные классы в школах, группы детского сада и различные социальные услуги, покажет время», — говорит Сёдерлинг.

На данный момент русскоязычные являются очень пестрым меньшинством. Оно постепенно становится все более единым, так как возвращение ингерманландцев практически закончилось, и две трети приезжих состоят из русских студентов и супругов граждан Финляндии.

Рано или поздно русскоязычные могут также стать политически активной группой.

«Многое зависит от современных партий, от того, как они хотят и могут активизировать русскоязычных кандидатов на выборах. Мы говорим о принципе парового котла: если мы закроем котел крышкой и скажем меньшинству оставаться там, то в какой-то момент под крышкой возникнет давление, которое, в конце концов, вырвется наружу», — говорит Сёдерлинг.

«В Швеции в 1980-х было около двухсот тысяч финнов, и, в конце концов, финский стал официальным языком меньшинств. У нас этот разговор о русским языке возникнет через 20-30 лет».

В книге, состоящей из записей специалистов, рассказывается, в том числе, об этапах миграции русскоязычных, устройстве русскоязычного общества в Финляндии, отношении к СМИ и международном положении языкового меньшинства.

Растущим русским меньшинством, конечно, интересуется и сама Россия. Сейчас в Финляндии проживают около 20 тысяч человек, у которых есть как финское, так и российское гражданство. Случаи изъятия детей, последний из которых произошел сравнительно недавно, уже получили политические черты.

«Правительство Владимира Путина требует от людей с двойным гражданством лояльности по отношению к России. Два года назад президент Финляндии выразил озабоченность по этому поводу. Нельзя с уверенностью сказать, станет ли следствием этого, например, изменение условий занятия военных должностей. Правительство России может посредством проведения политики защиты соотечественников удаленно влиять и на своих граждан в Финляндии».

Вопиющим примером такого влияния издалека можно назвать спор о Бронзовом солдате 2007 года. Перемещение советского памятника стало очень политизированным и создало пропасть между людьми с русскими корнями и коренным населением.

«Эстонские русские слушали только российские новости. После этого случая в Эстонии появилась русскоязычная новостная служба, когда в стране заметили, что нынешний расклад не годится», — говорит Сёдерлинг.

Русскоязычным меньшинством в Финляндии, между тем, тяжело управлять извне, сообщается в книге. Интеграция русскоязычных в целом удалась, и они сами стремятся устроиться на своей новой родине. Поэтому, например, направленная на Финляндию «тролль-кампания» или искажение открытого обсуждения, управляемое из России, не получило бы резонанса в среде русскоязычных — это оказалось бы просто бессмысленной тратой денег.

В интеграции, правда, существуют и пробелы. Не все русскоязычные владеют финским, уровень безработицы среди представителей русскоязычного меньшинства составляет 28,1%, часть находится под угрозой изоляции от окружающего общества.

«Интеграция русской молодежи в Финляндии пока проходит не очень хорошо. Они часто проводят свободное время друг с другом и больше интересуются русскими СМИ, нежели финскими. В Финляндии пока еще относятся к русским неприветливо, и если у человека оказывается русская фамилия, выход на рынок труда может оказаться тяжелым процессом», — говорит Таннер.

По словам Таннера, для улучшения интеграции русскоязычного меньшинства необходима стратегия. Надо сделать так, чтобы русскоязычное меньшинство само стремилось к интеграции.

Важнейшим средством интеграции он считает изучение финского языка, а также то, чтобы русскоязычные СМИ работали в Финляндии активнее, чем раньше.

«Альтернативой являются новости, которые диктуются политическим руководством Москвы. Финские СМИ — одни из самых свободных в мире, так что я вижу преимущества в том, чтобы русскоязычные следили за журналистикой Финляндии», — говорит Таннер.

По его словам, русскоязычные новости, которые начала передавать телерадиокомпания Yleisradio в 2013 году, являются шагом в правильном направлении. Таннер надеется, что русскоязычный контент появится и у других крупных частных источников. Спрос на русскоязычный контент в Финляндии должен в ближайшие десятилетия только расти.

В трудовой жизни нужно больше доверять русским, которые иммигрировали в Финляндию, говорит главный редактор газеты «Спектр» Эйлина Гусатинская. В качестве примера она приводит русскоязычные новости Yleisradio и написание русскоязычных статей Helsingin Sanomat.

«Я не критикую коллег, но они часто не решаются взять на работу интегрировавших русскоязычных для составления статей на их родном языке. Статьи часто переводятся с финского, местами они написаны на плохом русском, что не создает доверия».

По мнению Гусатинской, переводные и местами поверхностные новостные истории создают в России мнение, что Запад ведет против России информационную войну, и что Yle — американская машина пропаганды.

Современным СМИ, считает Гусатинская, следует поставлять больше новостей на русском языке и составлять более качественный контент. Русскоязычных надо чаще приглашать на работу — это укрепит доверие.

Гусатинская хотела бы, чтобы появились финские русские, которые не зависят от России. Финские русские могли бы быть как финские шведы — часть общества, которую не нужно скрывать. Это требует изменения взглядов и от финнов.

«Я говорю об этом уже 15 лет. Под „финской русскостью“ я подразумеваю, что сохранение русской культуры не должно всегда быть привязано к позиции государства».

Проживающая в Финляндии с 1990 года Гусатинская рассказывает, что русские являются разрозненном сообществом, отношение которого к финнам частично определяют и отношения Финляндии и России.

Политикам, представителям СМИ и деятелям культуры нужно говорить о людях в менее отрицательном ключе, считает научный сотрудник университета Ольга Давыдова-Минге. Изучая практику русскоязычных СМИ, она рассуждает об общественной позиции и концептуализации общества.

«Это не только премьер Юха Сипиля (Juha Sipilä), который сказал в своей телевизионной речи год назад, что мы, финны являемся тем-то и тем-то. Часто, когда я включаю телевизор или радио, слышу, что у нас, финнов, „особенные отношения с природой“, „у нас особая структура волос“ или еще что-нибудь».

По мнению Ольги Давыдовой-Минге, речь идет о базовых вещах — даже выбор слов делит людей на «наших» и «ваших». Создание образа исторических врагов тоже вредит русскоязычным.

«Я считаю, что для многих русскоязычных День независимости Финляндии — тяжелый праздник. Всегда, когда есть какая-то связь с войной, воссоздаются образы плохих и хороших».

Русскоязычных нужно, по мнению Давыдовой-Минге, делать активными участниками общественных обсуждений, а не объектом этих обсуждений. Помимо конкретных вопросов, например, увеличения часов обучения на финском языке и улучшения процесса трудоустройства, всему обществу нужно научиться воспринимать себя как многонациональное.

Анонимный поиск работы был бы хорошим способом улучшить ситуацию с трудоустройством для русскоязычных, и об этом следует задуматься, говорит исполнительный директор Финляндской Ассоциации Русскоязычных Обществ FARO ry Станислав Маринец. Российские мигранты чаще всего очень хорошо образованы.

«У русскоязычных есть потенциал, но притеснение на рынке труда мешает этому потенциалу. Если треть населения является безработной, это плохой показатель».

«Из-за притеснения люди замыкаются в своем кругу и, следовательно, не учат финский язык», — напоминает Маринец.

Русские являются пассивной частью общества, и это видно по низкой активности на выборах. Маринец не верит в то, что будет основана партия, продвигающая интересы русских. Вместо этого, считает он, более актуальным вопросом для организаций станет интеграция.

«Общественных программ по интеграции существует много, но из желающих поучаствовать в них обычно выстраивается огромная очередь на полгода вперед».

Сейчас с организациями связываются по самым животрепещущим вопросам. «В этом году и раньше горячей темой был вопрос защиты детей и изъятие детей из семей. Большая проблема заключалась в подходе, который был создан российской пропагандой: появился страх, что у нас отнимут детей, если что-то произойдет».

«СМИ играют большую роль, когда говорят о том, как русскоязычные могли бы стать частью общества. Россию представляют в новостях практически всегда в негативном свете, что сказывается на отношении к русскоязычным, находящимся здесь», — говорит Игорь Парри, больше известный как репер IGOR.

Освещение в новостях сбитого над Украиной самолета, по мнению Парри, хороший тому пример. «Я помню, что фотография Путина сразу оказалась на первой странице финских вечерних газет, хотя катастрофа только произошла. СМИ Финляндии делают Россию источником страха и угроз, а страх всегда продается».

Переехавший в Финляндию из Латвии Парри говорит, что социализация в большинстве случаев проходит безупречно. Он, тем не менее, осуждает предрассудки.

«У русских, которые приехали в Финляндию учиться, другой взгляд: в России не тратится столько сил на очернение другой страны. Финляндия достигнет многого, если откажется от предрассудков».

«Я стараюсь бороться с предрассудками при помощи музыки. Например, певец Frederik и я вместе записали композицию „Финн всегда побеждает“. Когда объявляют, что с таким треком выступает Игорь, контраст, вероятно, привлекает внимание слушателя».

Парри говорит, что он следит за английскими, финскими и российскими СМИ и сравнивает их контент. Из иностранных источников он называет Russia Today и Deutsche Welle. «Знакомлюсь с тем, как ведется информационная война. Информационная грамотность — то, чем многим следовало бы владеть».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.