Чэнь Синь (Chen Xin) привязала мать к стулу и оставила там сидеть — пока та не умерла. А до того, как мать умерла, 16-летняя девушка вымогала у своей тетки деньги, отправляя ей видео, на которых была мать, которая становилась все слабее и впадала во все большее отчаяние.

На самом деле девушку из провинции Хейлонгджианг (Heilongjiang) — главное действующее лицо в истории, которая в последние недели нагнала ужас на весь Китай и вызвала всеобщее отвращение — зовут вовсе не Чэнь Синь. Но эта история стала поводом к дебатам, в частности, о воспитании, и о том, как следует обращаться с трудными подростками.

Мотивы поступка юной Синь привлекли к себе большее внимание и вызвали еще больший интерес в социальных и традиционных медиа, чем само отвратительное убийство.

Это была месть, потому что мать насильно отправила ее в учреждение для проблемных подростков.

Унижение и насилие

Мать Синь (нет никакой информации о возможной роли отца в этой истории — прим. ред.) считала, что дочь ее неуправляема, что она полностью зависима от интернета. И поэтому, в конце концов, она приняла решение заставить Синь пройти специальный курс с целью отказаться от интернета. Лечение должно было проводиться в одном из самых строгих исправительных учреждений, которые в Китае часто называют «исправительными лагерями».

К ним домой пришли двое мужчин, забрали Чэнь Синь, запихнули ее в машину и отвезли в место, которое именуется «академией в Шандонге» (Shandong), как пишет сама 16-летняя девушка в блоге, сообщает китайская интернет-газета The Paper.

В этом учреждении девушка провела взаперти четыре месяца, за высоким забором и запертыми воротами, в 100 милях от дома.

Чэнь Синь утверждает, что и ее, и других «сидельцев» нередко избивали, часто безо всякой на то причины. Девушка описывает обращение с ними как пытки и рассказывает, что самым унизительным наказанием было, когда их заставляли есть, сидя перед унитазом.

Руководство академии в Шандонге сейчас под следствием, но оно отвергает все обвинения в применении насилия.

Известны обвинения в применении электрошока

«Речь идет об одном пресловутом лагере, не имеющем официального статуса», — говорит Тао Жань (Tao Ran), директор другого учреждения, которое занимается интернет-зависимой молодежью и которое является частью медицинского центра Тун Цзюнь (Tong Jun) в Пекине.

Тао считает, что условия в академии в Шандонге еще хуже, чем их описывают СМИ.

«Они еще и электрошок к молодежи применяют», — с негодованием утверждает он.

Штрафные лагеря, похожие на военные

Так называемые «штрафные лагеря» для трудных подростков в последние два-три года стали решением, к которому прибегают все больше отчаявшихся родителей.

Девушек и юношей помещают в учреждения, которые напоминают военные лагеря. Они должны ходить в униформе, и им никогда не разрешают покидать пределы заведения. Дисциплина крайне жесткая, с солдатскими экзерсисами и изматывающей гимнастикой под руководством командиров — мужчин и женщин, набранных из числа профессиональных военных.

Руководство лагерей часто ссылается на то, что в терапию входят также и психологическое руководство и групповая терапия. Существуют также документальные свидетельства того, что отдельные учреждения для лечения молодежи от интернет-зависимости используют медикаменты.

Никто не скрывает, что нарушение правил и непослушание наказываются очень строго, в соответствии с тем, чего хотят родители молодых «новобранцев». Но ни один лагерь не хочет признавать применение физического насилия, хотя многие дети и молодые люди утверждали, что их били.

«Государство это никак не регулирует»

Гонконгская газеты South China Morning Post утверждает, что в материковом Китае существует примерно 250 подобных лагерей, в то время как директор Тао Жань думает, что число их точно не известно; он предполагает, что таких лагерей от 100 до 200.


«Слишком много таких учреждений существуют без всякого регулирования со стороны государства. Именно там и происходят нарушения — в частных заведениях, не контролируемых властями», — говорит Тао. Он сообщает, что его собственная школа отчасти частная, частично государственная, она получает солидную поддержку от могущественной фракции в Коммунистической партии Китая.

«Здесь нет никакого насилия», — гарантирует он.

Многие наверняка решат, что тут весь вопрос в том, что считать насилием:

«Командиры связывали меня веревкой», — рассказывает 17-летний Пэн (Peng), которого я встречаю в административном здании школы, руководимой Тао.

Парень из Внутренней Монголии, который согласился назвать только свою фамилию, «демобилизовался» пару недель назад. Сейчас он ненадолго вернулся — вместе с родителями, чтобы принять участие в школьном празднике.

«Связывание — это самое ужасное, что было со мной здесь. К счастью, это было только один раз», — говорит Пэн и опускает глаза.

Один из сотрудников школы, который слышит наш разговор, подтверждает, что, случается, сотрудники учреждения используют связывание — как последнюю возможность взять ситуацию под контроль, когда кто-то совершенно не хочет слушаться.

Отец, которому стыдно, кричит и угрожает

Пэн — единственный из молодых людей в лагере центра Тун Цзюнь, с которым мне удается поговорить. И «благодарить» за это следует не директора Тао и его благожелательную администрацию, но родителей, которым стыдно за своих проблемных детей. Особенно рассержен один отец, ему за сорок, он одет в зеленый, похожий на фирменный, жилет.

«Уберите их!» — кричит он Тао, когда мой помощник и я двигаемся в направлении от школьного двора, который, возможно, более уместно назвать аппельплацем.

Лицо мужчины искажено гневом:

«Я на вас всех в суд подам!»

Женщина из одной из соседних с Пекином провинций выбирает более жалостный подход.

«Пожалуйста», — тихо просит она, стоя у решетки ворот:

«Не фотографируйте мою дочь. То, что она интернет-зависимая — трагедия нашей семьи».

Психиатр: зависимых — миллионы

В учреждении, относящемся к центру Тун Цзюнь, в настоящий момент содержатся 50 подростков от 13 до 20 лет. 40 из них интернет-зависимые, в то время как остальных поместили сюда, чтобы помочь им избавиться от других проблем с поведением.

Руководитель школы Тао Жань психиатр, а также директор военного госпиталя в столице. Он считает, что потребность в помощи интернет-зависимой молодежи в Китае огромна:

«От нее страдают, в большей или меньшей степени, несколько миллионов. Некоторые из наших учеников полностью утратили чувство реальности, они воображают, что они вымышленные персонажи из World of Warcraft или какой-то другой интернет-игры», — говорит Тао.

На полях

Факты: интернет в Китае

Интернет-история страны началась в мае 1989 года.

Постоянный Интернет существует с апреля 1994 года.

В 2008 Китай стал самой крупной интернет-державой.

В 2016 году интернетом пользовались примерно 700 миллионов китайцев — половина населения, составляющего примерно 1,4 миллиарда.

Власти пытаются контролировать сеть с помощью миллионов наблюдателей.

В пределах Великой китайской стены запрещены и Google, и Facebook.

Источник: Wikipedia

Матери разрешили быть в лагере вместе с ребенком

Место в программе Тао, директора школы центра Тун Цзюнь, стоит недешево: 9300 юаней (примерно 11 тысяч крон) в месяц.

Но особенность этого учреждения в Пекине заключается в том, что в цену входит и то, что один из родителей может ночевать в гостевых комнатах при центре, в то время как их дети живут в шестиместных комнатах в бараках.

Для юного Пэна из Внутренней Монголии было утешением, что его мать была в центре Тун Цзюнь на протяжении тех шести месяцев с марта по конец сентября, когда он сам был там взаперти.

Бить не разрешается, но…

До того, как он прошел лечение в лагере, он все время находился в угнетенном состоянии, почти не ходил в школу, только сидел за компьютером и играл в Land of Legends в любое время суток — это рассказывает о себе парень, который во время нашей непродолжительной встречи производит впечатление приветливого, зрелого, уверенного и довольного.

«Я совершенно здоров, зависимость прошла. Гораздо лучше играть в футбол и баскетбол, а не сидеть целыми днями перед монитором», — говорит рослый 17-летний парень.

На мой вопрос Пэн отвечает, что руководство школы не разрешает надзирателям или надзирательницам бить пациентов.

«Правда, это иногда все равно случается», — нехотя признает он и смотрит на представителя администрации, присутствующего на нашей беседе:

«Не хочу говорить что-то, что может привести к проблемам»…

«Нельзя обращаться с детьми, как с животными»

История о том, как 16-летняя девушка Чэнь Синь убила свою мать, вызвала появление тысяч разгневанных постов в микроблогах и в интернет-порталах в Китае. Некоторые осуждают убийство матери, но большинство осуждает родных Чэнь:

«Нельзя со своими детьми обращаться, как с животными», — написано в посте, который, по данным ВВС, получил больше тысячи лайков.

В комментарии, напечатанном в главном печатном органе Коммунистической партии Китая «Женьминь Жибао», написано, что помощь с использованием профессиональных психологов развита слишком недостаточно. И, по мнению комментатора, это — важная причина того, что люди «делают что-то не так».

«Не посылайте своих детей в такую „клетку“», — призывает газета Beijing Times в редакционной статье:

«Использование насильственных методов наносит детям еще больший вред».

И трагический финал истории о смертельной ненависти, которую Чен Синь стала испытывать к матери, тоже свидетельствует о том, что в чрезвычайных случаях такое решение для интернет-зависимых, как исправительные лагеря, может привести к катастрофическим последствиям.

Девушка сама пришла в полицию и сейчас находится в камере предварительного заключения по обвинению в убийстве.

Когда Синь предстанет перед судом, наверняка как смягчающее будет рассматриваться то обстоятельство, что она, вероятно, на самом деле не хотела, чтобы мать умерла:

Когда деньги от тетки через неделю пришли, Синь ослабила веревки и вызвала «скорую», чтобы отвезти мать в больницу.

Но было уже слишком поздно. Жизнь не получавшей пищи женщины спасти не удалось.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.