Житель финского города Турку Эрик Луото в 1949 году участвовал в первом послевоенном плавании фрегата Военно-морских сил Финляндии «Суомен Йоутсен» («Лебедь Финляндии» — прим. пер.).

«Суомен Йоутсен» вернулся в Турку. В течение месяца фрегат проходил обслуживание в городе Наантали. Сейчас корабль стоит на приколе, но житель Турку Эрик Луото (Erik Luoto) знает, каково было ходить под парусом корабля.

Проходивший службу в армии мужчина принимал участие в плавании 1949 года, когда «Суомен Йоутсен» впервые после периода войн вышел в море. Корабль вышел в Балтийское море из деревни Лаппохья.

«Тогда спрашивали, есть ли добровольцы, которые хотели бы отправиться в плавание. По-моему, это был первый рейс после войны», − говорит Эрик Луото.

Плавание заинтересовало восточного соседа

Тогда о плавании прессе не сообщили ни слова. Эрик Луото вспоминает, что корабль, тем не менее, вышел в Балтийское море не один.


«За нами следовали две большие российские океанские подводные лодки. Они находились в пределах видимости и следили за ходом судна на протяжении всего плавания».

Рейс, длившийся всего пару дней, оставил в памяти Луото много воспоминаний. И тогда «мальчишки были мальчишками».

«Ночью мы спали в сети у бушприта, что было запрещено. Судно раскачивалось вверх и вниз. Думали, промокнем мы или нет. Что-то в этом было».

«Руководителем плавания был лейтенант Лоухи (Louhi); старый руководитель океанских походов Конкола (Konkola) следил за ходом пути. Я думал, что он никогда не спал. Он всегда был на корме и шпионил, кого бы можно было поймать», − смеется Луото.

Неповоротливый корабль стал другим

Эрик Луото рассказывает, что в ходе плавания были свои радостные моменты, хотя «Суомен Йоутсен» не был самым юрким кораблем.

«Чем о более раннем времени мы говорим, тем больше рассказывают о том, что „Йоутсен“ был немного неповоротливым и тяжелым при движении. Его, конечно, было не сравнить с парусником Pommern».

Со времени плавания, начавшегося в Лаппохья, прошло уже почти 70 лет. В последний раз Луото поднимался на борт корабля в 2015 году.

«Конечно, корабль был в хорошем состоянии, но в наше время время в трюме корабля не было этих учебных комнат. Были только кухня и каюта там позади».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.