Тот, кто встал на тернистый путь попыток превратить идею в настоящий прорыв, должен ставить перед собой высокие цели и уметь отпускать. Илья Чех поднялся на седьмой этаж и отпустил свою «идею». В тот момент, когда она не разбилась об асфальт, он понял: это может сработать. В тот момент, когда ее удалось сломать, лишь переехав через нее на автомобиле, он понял: это сработает. Илья — 27-летний инженер, который основал небольшую фирму и в получасе езды от Москвы занимается разработкой детских протезов. А с седьмого этажа он скинул образец протеза, распечатанный на 3D-принтере. Он хотел протестировать прочность протеза руки. Тест успешно пройден.

Изобретатель с большим сердцем

Илья Чех мечтает о том, чтобы со своей фирмой совершить в России революцию в области протезирования. Но совсем не этот факт является необычным в этой истории. Необычно то, что молодой предприниматель захотел сделать что-то для инвалидов в стране, где все привыкли распихивать друг друга локтями. Люди с ограниченными возможностями — это самая обделенная категория населения в России. Быть инвалидом в этой стране или, скажем, в Швейцарии — две совершенно разные вещи. Необычно также и то, что Илья Чех вообще стал предпринимателем, что он верит в то, что сможет в России воплотить свои идеи в жизнь. В стране слишком мало предпринимателей и в то же время России они нужны как никогда. Сколько молодых людей пойдут тем же путем, что и Илья Чех, — один из ключевых вопросов для России.

Когда президент Владимир Путин и его сторонники говорят об зарубежных заговорах, угрожающих могуществу России, они ошибаются. Даже санкции, введенные из-за конфликта на Украине, не представляют для страны особой угрозы. Если политическое влияние страны основывается на ее экономической силе, то в этом случае могущество России скорее находится под угрозой, исходящей изнутри. Страну истощает собственная экономика. Сокращение добычи и экспорта сырьевых материалов, начиная с энергоносителей и заканчивая металлами, составляет, по разным подсчетам, порядка одной пятой части влияния на экономическую продуктивность.

Что еще хуже: до 2014 года две трети экспорта составляли природный газ и нефть. После недавнего падения цен на нефть в этом отношении произошли изменения в расчетах, но не в самой структуре. Россия немногое может предложить миру помимо горючих материалов. Государство располагает природными ресурсами, однако мало значения придает квалифицированным специалистам, то есть «мозгам». Если Россия израсходует все ресурсы, то отечественная продукция окажется конкурентоспособной лишь внутри собственной страны или на территории бывшего Советского Союза.


Знания — основа благополучия, но никому неизвестно, кто что знает и где эти знания лучше всего применить.

В передовых и в тоже время небогатых сырьевыми ресурсами странах, таких как Швейцария, малые и средние предприятия составляют костяк экономики, находясь в условиях постоянной конкуренции на рынке, быстро приспосабливаясь к текущим обстоятельствам и имея высокую специализацию в своих сферах деятельности. Эти мини-чемпионы создаются методом проб и ошибок. Основатели фирм получают стартовый капитал и полную свободу для тестирования своих разработок, некоторые преуспевают, многие терпят неудачу. Затем они пытаются снова либо на их место приходят другие молодые предприниматели. Лишь одно крупное предприятие, такое как ABB, могло бы формировать образ сильной швейцарской экономики, но оно является лишь частью всей ее мощи.

Малый и средний бизнес без особого значения

Вообще, все очень просто: знания — основа благополучия, но никому неизвестно, кто что знает и где эти знания лучше всего применить. Тут каждый может говорить только за себя. Поэтому успеха добиваются те государства, которые предоставляют своим гражданам свободу и стабильные возможности для экспериментирования и неудач — независимо от политического «духа времени» или переменчивого общественного мнения. У России мало общего с этой либеральной общественной системой, поощряющей предпринимательское многообразие.

Всю картину определяют крупные предприятия и концерны, находящиеся под контролем правительства. По данным Торговой палаты, малое и среднее предпринимательство отвечает лишь за 20% экономической продуктивности в России, в нем занято 25% всего населения страны. Для Швейцарии те же значения составляют соответственно 60% и 80%. Кроме того, согласно данным федеральной антимонопольной службы, около 70% ВВП приходится на предприятия, находящиеся под контролем государства. В основном они не отличаются новаторскими идеями и менее эффективны, чем их конкуренты — частные предприятия.

«Во время учебы в университете я вообще не думал о том, что когда-нибудь создам стартап», — рассказывает Илья Чех. В последние два года обучения в магистратуре он параллельно работал инженером на машиностроительном заводе. Ему там очень нравилось: «Это по-настоящему захватывающий процесс, когда в голове появляется идея, которая потом воплощается в реальность в виде пяти- или шестиметрового оборудования». Илья увлекается робототехникой — наукой о взаимодействии роботов с окружающим миром, стоящей на стыке информатики, электротехники и машиностроения. Однако в России в области робототехники работает всего парочка предприятий и, по словам Ильи, «они не используют никаких интересных технологий». Поэтому он решил на свой страх и риск в феврале 2015 года основать фирму «Моторика».

Разработка детских протезов требует применения высоких технологий и изобретательности. В России детям до сих пор доступно лишь косметическое протезирование. Такие протезы маскируют потерю конечностей, но не являются полноценной их заменой. Чтобы искусственная рука могла тянуться за предметами, как настоящая, нужны моторы и подвижные части.

Чтобы искусственная рука знала, когда тянуться, нужны сенсоры, чувствительные к движениям мышц. Также требуются специальная микросхема и программное обеспечение, которое будет интерпретировать полученные импульсы. Поэтому на обоих рабочих столах в «Моторике» разбросано огромное количество запчастей и инструментов: кабели, щипцы и вольтметры, паяльники и клей, тут же рядом — ноутбук и бутылка Jack Daniel’s. Ноутбук нужен для разработки программного обеспечения, алкоголь — для чистки электрических контактов.

Самостоятельность не по своей воле

Вместе с семью коллегами Илья Чех работает над тем, чтобы дети могли получить прочные и функциональные протезы. Мехатроник увлечен множеством стоящих перед ним задач, которые он в то же время должен уметь решать. Он показывает прототип маленькой искусственной ручки и говорит: «Особый интерес представляет не механика, а связь с носителем протеза. Протез должен функционировать как обычная часть тела. Тот, кто его использует, должен не только ощущать ответную реакцию сенсоров, но и чувствовать нахождение этой искусственной части тела в пространстве. Управление протезом должно быть простым. Многие инженеры этого не понимают».

Но многие инженеры и не оказываются в такой ситуации, когда их непосредственный предпринимательский успех зависит от того, удовлетворяют ли их разработки требованиям клиента. Лишь около пяти процентов россиян в трудоспособном возрасте в 2014 году стояли в начале предпринимательского пути, что было выявлено по результатам социологического опроса, проведенного аналитическим центром «Левада». Из всех жителей страны, серьезно рассматривавших возможность создания собственного бизнеса, лишь половина к моменту проведения опроса приступили к осуществлению своих планов.

Лишь 60% предпринимателей заявили о том, что сделали этот шаг по собственной воле, то есть, потому что хотели реализовать себя или видели возможность для воплощения в жизнь их замыслов. Остальные чувствовали себя вынужденными ввиду материальных трудностей. А почти 40% из них были недовольны существующими условиями для бизнеса. Одной из самых сложных проблем является доступ к капиталу. Кредиты для предприятий, как известно, дорогие, заинтересованность в венчурных инвесторах сравнительно мала.

Общество должно предоставлять бизнесу простор для экспериментов.

Информационный робот Promobot на выставке, проходящей в рамках форума «Открытые инновации - 2016» в Сколково


Преимуществом при этом будет наличие собственного капитала. Так и получилось у Александра Кабакова и Артема Кухаренко, основателей стартапа «NTEchLab». Они сами финансировали свой проект и образовали гармоничный дуэт с четким распределением ролей. Артем (26 лет) носит футболку или свитер и генерирует идеи. Александр (29 лет) носит рубашку и пиджак и отвечает за коммерческую сторону дел в компании «NTechLab». Он уже основал несколько стартапов, несмотря на то, что вообще-то никогда не планировал стать предпринимателем. Александр рассказывает, что в какой-то момент у него набралось столько текущих проектов, что было проще открыть собственную фирму.

Но на одной фирме дело не остановилось. Что могло стать источником средств для «NTechLab», оба предпринимателя так прямо не говорят. Как-то авантюры Александра крутились вокруг рекламы в Интернете, в другой раз он занимался играми в социальных сетях. Потом он познакомился с Артемом, и сейчас они занимаются чем-то, что Александр описывает следующим образом: «Когда ФСБ предлагает нам интересную сделку — почему бы и нет? Мы работаем со всеми, кто к нам обращается». Компания «NTechLab» в этом году приобрела в России некоторую известность благодаря тому, что рассуждения на тему сотрудничества с ФСБ быстро просочились в СМИ. Никаких конкретных договоренностей с секретными службами не существует, однако основной посыл очевиден: небольшая фирма разработала программу, позволяющую сделать компьютерное распознавание лиц простым и быстрым как никогда раньше.

Это действительно та самая дама?


Что это на самом деле означает, стало ясно весной, когда компания NTechLab спровоцировала дискуссию на тему защиты персональных данных. Чтобы продемонстрировать свои разработки, компания выпустила бесплатное приложение для смартфонов под названием FindFace. В его основе лежат два алгоритма. Один анализирует фотографию человека и распознает характерные черты лица. Второй за доли секунды сравнивает результат с характерными чертами других лиц, хранящихся в фотобазе — в данном случае, с фотографиями базы данных ВКонтакте, русского соперника сети Facebook.

Ни для кого не секрет, что профессионализм российских программистов оценивается очень высоко.

Насколько удачным оказалось приложение, продемонстрировал петербургский фотограф Егор Цветков: он фотографировал незнакомых людей в метро, а затем без проблем идентифицировал их по личным страницам в сети ВКонтакте, найденным с помощью FindFace. Фотографии впечатляют: вот этот бородатый мужчина в меховом капюшоне — действительно тот самый бритый солдат в голубом берете и гимнастерке с закатанными рукавами, с ухмылкой смотрящий в объектив фотоаппарата? А эта строгая дама в шубе с убранными назад темными волосами — действительно та самая блондинка с дерзким взглядом и глубоким декольте, обнимающая бутылку шампанского? Да, это они.

Учитывая, что в сети ВКонтакте зарегистрировано более 200 миллионов пользователей, а также хранятся 250 миллионов фотографий, человек, решивший заняться поиском этих двух пассажиров метро, никогда бы их не нашел. А приложению FindFace удается справиться с этой задачей еще до того, как поезд прибудет на следующую станцию. Тем не менее, каким бы опасным ни казалось это приложение, в коммерческом плане оно представляет из себя всего лишь невинную забаву. Если людей на фото и видео можно в мгновение ока идентифицировать в рамках масштабной базы данных — насколько такая технология распознавания заинтересовала бы не только рекламодателей, работников розничной торговли или банковской сферы в целях идентификации клиентов банка, но и органы государственной безопасности?

«Я занимаюсь лишь этими алгоритмами», — говорит Артем Кухаренко, главный разработчик компании. До 2012 он изучал информатику в МГУ, а затем работал в различных компаниях, последней из которых был «Самсунг», чье громкое имя и на Западе привлекает многих выпускников. Артем рассказывает, что сначала не воспринимал свою работу именно как работу в пользу предприятия, а скорее как научное испытание. Позже он заметил, что крупные организации имеют свои недостатки: «Я предположил, что небольшая команда может работать эффективнее, чем крупный коллектив. Когда фокусируешься на какой-либо задаче, команда из небольшого количества людей имеет много преимуществ». Сегодня компания «NTechLab» насчитывает 20 сотрудников, к 2017 году их количество должно увеличиться до 50 человек.

В начале 2015 года в ней были лишь Артем Кухаренко, его мобильный телефон и собаки. В свободное время он разработал приложение, позволяющее определить породу собаки по одному фотоснимку. При этом Артему были не столько интересны собаки, сколько искусственная нейронная сеть в мобильном телефоне, а также вопрос о том, где лучше всего ее применить. Потом он познакомился с Александром, и они стали думать над тем, какие области применения такой техники распознавания являются наиболее интересными.

Артем и двое его коллег по работе писали алгоритмы в течение четырех месяцев, а затем приняли участие в конкурсе распознавания лиц, организованном западноамериканским Вашингтонским университетом. «Мы просто хотели понять, какого уровня нам уже удалось достичь», — говорит Артем. Достаточно высокого. Компания «NTechLab» обошла более чем 100 конкурентов со всего мира и выиграла конкурс. Ни одна другая программа не могла продемонстрировать такую скорость и высокое качество поиска соответствия оригиналу среди миллиона фотографий. Удалось обойти даже команду разработчиков компании «Google».

Москва — город талантов

Ни для кого не секрет, что российские программисты отличаются высоким профессионализмом. В рейтинге «Global Startup Ecosystem Ranking», который является общепризнанным показателем наличия условий для развития технологических стартапов в разных городах мира, Москва в прошлом году заняла 13-е место. Таким результатом российская столица обязана прежде всего одному важному критерию — наличию талантов. Лишь в Кремниевой долине специалисты в области информационных технологий более квалифицированы и доступны для работы. В исследовании говорится, что российская система образования выпускает некоторых из лучших в мире программистов. Однако Москву подвел 20й результат в категории опыта работы стартапов как со стороны учредителей, так и со стороны консультантов или сотрудников. В этом отношении в 2015 году Москву обошли даже Бангалор и Сан-Паулу.

Москва-Сити


В 2015 году упали цены на нефть, а также со всей силой на Россию обрушились последствия кризиса на Украине: продуктивность экономики снизилась на 3,7%. Присоединение украинского полуострова Крыма и разжигание войны на востоке Украины привели к введению антироссийских санкций со стороны Запада и, впоследствии, ответных санкций со стороны России, скорое прекращение которых совершенно не представляется возможным. Патриотизм, пропаганда, внутренняя цензура СМИ и подавление любых взглядов, идущих в разрез с политическим курса Кремля, определили и продолжают определять сегодняшний образ России. Эмиграция — это выход? Что нужно, чтобы высококвалифицированные российские кадры потеряли веру в будущее своей страны?

Очевидно, требуются конкретные причины в виде политического курса или отвращения к Путину. «Эмиграция — это бессмысленно», — считает руководитель компании «NTechLab» Александр Кабаков. «Безусловно, мы хотим создавать что-то, что не только в России будет конкурентоспособным. Для этого мы должны быть открыты для сотрудничества со всем миром. Современный мир — это огромная сеть. Можно сесть в самолет и вот ты уже в Кремниевой долине. Александр рассказывает о планах открыть офис в Калифорнии, а позже и в Китае. Однако сердце компании принадлежит России. Работа здесь гораздо дешевле, но можно добиться высоких результатов. «Если посмотреть на бизнесменов, которые уехали из Росии в последние несколько лет, то можно увидеть, что они не добились особых успехов». Партнер Александра Артем Кухаренко придерживается следующего мнения: эмиграция — это сложная тема, касающаяся не только личного комфорта. «Речь идет о семье, друзьях. Нет смысла разрывать отношения со своим окружением». Александр родился в Москве, Артем — в подмосковном Троицке.

Любовь к родине

В современном мире бизнеса едва ли найдется сфера деятельности, по своей безграничности сравнимая с информационными технологиями и разработкой программного обеспечения. Тому, кто ищет взаимодействия с иностранными коллегами, необязательно находиться за границей. Практически полное отсутствие препятствий для выхода на рынок также является причиной того, почему данный сегмент процветает даже в России, где все регламентируется правительством. Изначально программисту требуются лишь собственные мозги и компьютер. Ну и офисов в Москве достаточно. Компания «NtechLab» имеет офис в современном здании недалеко от центра Москвы, из огромных окон офиса открывается вид на одну из семи сталинских высоток. Стены исписаны малопонятными для непосвященных формулами. Секрет фирмы, просьба не фотографировать.

Илья Чех со своей компанией «Моторика» столкнулся с большим количеством препятствий, чем разработчики программного обеспечения. Он планирует за пять лет увеличить штат предприятия до 60 сотрудников и выпустить широкий ассортимент протезов пальцев, рук и ног — и все это не где-нибудь, а именно в России. Илья намерен создавать высокие технологии, так что ему нужно найти инвесторов для своей продукции, а также сподвижников в полностью контролируемой государством системе здравоохранения, которые станут рекомендовать его разработки своим пациентам. Илья рассматривать данную задачу со спортивным интересом и, в то же время, с прагматической точки зрения: «В России сложнее что-либо изобрести, чем в Европе или в Кремниевой долине», — считает он. "Но эмигрировать и открыть фирму в другой стране — слишком просто. Сначала мы попытаемся сделать это здесь, а если потерпим неудачу, то остается еще много возможностей.

Если Илье и придется уехать из страны, это будет огромной потерей для России. В свое время он приехал сюда исключительно из-за возможностей, которые открывались перед ним в России. Илья родился в Белоруссии, но высшее образование получил в петербургском университете информационных технологий, механики и оптики. «Мне нравились предметы физика и математика, но на тот момент нигде в Белоруссии не обучали робототехнике. Россия многое вложила в молодого изобретателя: «Моторика» не платит за аренду офиса, а российский венчурный фонд «РОСНАНО» оказал Илье финансовую поддержку в создании фирмы в размере 100 000 долларов, а впоследствии инвестировал в нее около 70 000 долларов. В противном случае невозможно было бы собрать средства на зарплату сотрудникам, а также на изготовление прототипов протезов.

Экономическая зона «Сколково»


Очень часто российское правительство слишком сильно вмешивается в экономику, но в случае с «Моторикой» это вмешательство оказалось действительно полезным. Из почти 60 финансовых фондов и частных инвесторов, которым Илья презентовал свои идеи в области разработки детских протезов, только фонд «РОСНАНО» объявил о своей готовности вложить средства в эти идеи. «Местных инвесторов не интересует продукция с долгим жизненным циклом, непригодная для выхода на широкий рынок потребления. А если речь идет об определенной нише и о медицинской технике, то дела идут еще хуже. 90% средств вливаются в предприятия, работающие в области информационных технологий и разработки программного обеспечения, компании с низкими рисками», — сетует Илья. По этой причине его радует тот факт, что удается извлечь выгоду не только из благосклонности «РОСНАНО», но и из претворенного в жизнь в 2010 году проекта «Сколково», инициированного бывшим президентом и нынешним председателем правительства Дмитрием Медведевым.


Сколково — это попытка России воспроизвести Кремниевую долину. Из окон офиса «Моторики» открывается вид на строительные площадки и огромные поля. Офис компании Ильи Чеха находится за чертой города Москвы, в первом построенном в этой экономической зоне здании, которое представляет из себя огромный бетонный куб с застекленными фасадами под названием «Гиперкуб». Планируется, что через несколько лет здесь будут работать многие молодые фирмы, а исследователи будут жить в собственном небольшом городке. Но если Кремниевая долина в Калифорнии медленно разрасталась, начиная «с самого низа», то ее аналог в России распланирован и построен по проекту «сверху», который двигался медленно и не раз был омрачен коррупционными скандалами, как это обычно происходит в России.

Проект Медведева «Сколково» — это то, для чего в английском языке есть очень меткое выражение «pet project». Владимир Путин, скорее всего, никогда не пришел бы к мысли о государственно-капиталистическом содействии инновационным технологиям. Он бы остановился уже на государственном капитализме. Поэтому «Сколково» — это своего рода выигрышный ход, однако его значимость пока что находится под вопросом. Для Ильи Чеха сотрудничество с правительством играет положительную роль, поскольку ему так или иначе требуется поддержка государства, чтобы найти пути продвижения технологий протезирования в каналах сбыта системы здравоохранения. Но до каких бы размеров не разрослось «Сколково», Россия все равно всегда будет больше. Самое новаторское и продуктивное применение знаний и идей не нуждается в планировании, предусматривании или предписании. Пусть «Сколково» и будет яркой звездой, но восходом солнца ему не стать.

Сколково — это попытка России воспроизвести Кремниевую долину.

Российское правительство слишком часто видит свою задачу в том, чтобы выдавать средства «избранным» и слишком редко в том, чтобы улучшать общие условия для всех предприятий. Чрезмерное управление и регулирование — прекрасная почва для процветания коррупции. Коррупция охватывает даже судебную систему, что делает отсутствие правовой безопасности серьезной проблемой для страны. Быть правым и оказаться правым — для предпринимателя это две в корне различные вещи, когда конкурент может заплатить за то, чтобы вытеснить его с рынка.

Однако такой неблагоприятный инвестиционный климат на данный момент не представляет проблем для стартапов «NTechLab» и «Моторика»: они еще не достигли определенных размеров, чтобы попасть в поле зрения завистников и государственных органов. По мере их роста будет расти и количество сложностей. России легко удается усложнять жизнь своим спасителям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.