От Франции и Голландии до Венгрии и Польши правонационалистические партии считают Дональда Трампа союзником в борьбе с правящими элитами. Но за ликованием скрываются большие политические противоречия.

Когда стало известно, что следующим президентом США станет Дональд Трамп, у французского посла в США Жерара Аро (Gérard Araud) вырвалось: «После брекзита и этих президентских выборов возможно всё. Мир рушится прямо у нас на глазах».

Впрочем, Жерар Аро быстро пожалел о том, что выложил свои слова в Twitter, и удалил их, потому что дипломатам такое публиковать не пристало, особенно после демократических выборов.

Но боязнь того, что же на самом деле хочет делать Трамп, и боязнь того, что нечто подобное может повториться на президентских выборах во Франции в мае, Жерар Аро удалить не может.

Американская писательница Энн Эплбаум (Anne Applebaum) тоже говорила о трех  оползнях, которые похоронят западный мир — такой, каким мы его знаем: выход Великобритании из ЕС, победа Дональда Трампа и Марин Ле Пен, критик ЕС и НАТО, в качестве президента Франции.

Ле Пен подвергла на этой неделе критике подобные пророчества Судного дня именно как проявление высокомерной элитарности, против которой она борется.

«То, что называлось невозможным, возможно. То, чего хочет народ, он может сделать, — сказала Ле Пен, которая тут же использовала это как то, что может привести ее к победе, — Элиты отключились. Они отказываются видеть и слышать народ».


Геерт Вилдерс из голландской Партии свободы говорит о том же:

«Народ возвращает себе свою страну. Мы тоже так хотим».

Трамповская критика НАТО нагоняет страх

И Ле Пен, и Вилдерс рассматривают себя самих как представителей низших слоев среднего класса, жертв развития технологий, глобализации и массовой иммиграции. Вместе с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном и Польшей под руководством крайне консервативной Партии закона и справедливости, они представляют себя авангардом в борьбе против всемогущего истеблишмента, который приветствует глобализацию и мультикультурализм.

Для всех четверых Дональд Трамп, таким образом, на первый взгляд, совершенно очевидный союзник. Президентские выборы в США показали, что американцы, как и поляки, «хотят вернуться к традиционным ценностям», ликовал министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский.

Но политика ценностей — это одно, а политика безопасности — это совсем другое. И в глубине души польское правительство страшно боится каждого шага на пути к осуществлению лозунгов Дональда Трампа о сокращениях в НАТО или братании с президентом России Владимиром Путиным.

Президент Польши Анджей Дуда с гордостью принимал у себя в Варшаве летом этого года саммит НАТО, который принял решение о размещении натовских сил передового базирования в Польше и в Прибалтике в ответ на вмешательство России в соседней Украине.

«Выполнение решения НАТО, принятого в Варшаве, для президента самое главное», — подчеркнул Марек Магеровский, пресс-секретарь Дуды в тот день, когда Дональд Трамп был объявлен победителем президентских выборов в США.

«Ситуация для польского правительства непростая. Хиллари Клинтон подвергла критике отступление от демократии в Польше, а Трамп этого не сделал, и в Польше этому рады. Но вместе с тем очевидно, что поляки озабочены его высказываниями по поводу единства в НАТО», — говорит Сёрен Рисхёй (Søren Riishøj), эксперт в области политики Центральной Европы и почетный доцент Южно-датского университета.

К тому же вопрос о том, насколько французская Марин Ле Пен сможет повторить успех Трампа, и много ли у этих двоих общего, открыт.

Точно так же, как Партия закона и справедливости в Польше, ее собственный правонационалистический Front National много лет был частью политического пейзажа. Это означает, что у него нет того свежего дыхания, которое, возможно, пошло на пользу Трампу в дуэли с Хиллари Клинтон, которая была частью старой политической элиты.

Кроме того, соперники Марин Ле Пен нажимают на те же клавиши, что и она сама, указывает французский политолог Мартин Мишело (Martin Michelot), заместитель директора независимого аналитического центра Европейский институт европейской политики (The European Institute for European Policy).

«Не думаю, что ей удастся стать президентом в следующем году, и я также не думаю, что избрание Трампа в США может тут что-то изменить. «Национальный фронт» Марин Ле Пен вполне может получить больше влияния в парламенте в следующем году, но ее время придет, скорее, в 2022 году», — говорит Мартин Мишело.

Саркози — подлинный французский Трамп

Ахиллесова пята Ле Пен в том, что она на президентских выборах в следующем году, судя по всему, будет сражаться не с удивительно непопулярным президентом-социалистом Франсуа Олландом, но с буржуазным кандидатом, у которого будут сильные позиции как с точки зрения экономической программы, так и политики безопасности, что очень важно для Франции.

Буржуазная партия Les Républicains определится со своим кандидатом в конце ноября, здесь выбор будет делаться между бывшим президентом Николя Саркози и бывшим премьер-министром Аленом Жюппе. Последний в опросах общественного мнения лидирует, но после победы Дональда Трампа подобным опросам немногие.

Несмотря на то, что Саркози сам был президентом пять лет — в 2012 году ему пришлось уступить президентское кресло Олланду, — он сейчас тоже обрушивается с критикой на элиту. Почти так же быстро, как Марин Ле Пен, он заявил, что после победы Дональда Трампа французы вновь должны избрать президентом его. По его собственным словам, Николя Саркози стал другим человеком, который только теперь понял средний класс, хотя большинство его советников те же, что и во времена его президентства.

«По-моему, Николя Саркози ближе к тому, чтобы стать Трампом, чем Марин Ле Пен. Он пытается выдать себя за представителя тех, кого не слышат, но это чистейшей воды уловка, и так же, как и Дональд Трамп, он, вероятно, займет иную позицию, если станет президентом. Можно назвать это невероятным, но он не хочет стать концом Запада», говорит Мишело.

Вовсе не факт, что победа Дональда Трампа станет попутным ветром для правонационалистических партий в Европе, — скорее, наоборот. Такие кандидаты, как Марин Ле Пен, которые долго имели в своем антиэлитарном арсенале антиамериканские и пророссийские лозунги, испытывают смешанные чувства, когда видят, что обладатель самого могущественного поста в мире сейчас говорит примерно то же самое.

«Ситуация немного напоминает времена холодной войны, когда для советских лидеров во многом было удобнее, когда у власти находились республиканцы. Тогда образ врага был ясен», — говорит Сёрен Рисхёй из Южно-датского университета.

Радость русских может быть недолгой

Да и в России радость по поводу избрания  вовсе необязательно будет долгой. Одним из первых в Москве отреагировал парламент — бурными аплодисментами, но уже через несколько часов российские государственные СМИ принялись лить холодную воду на идею сближения России и США.

Так же, как Ле Пену и Вилдерсу, Владимиру Путину США нужны в качестве образа врага, потому что в России это действует на людей мобилизующе с 2012 года, пишет, анализируя ситуацию, российский обозреватель Олег Кашин.

«Совершенно очевидно, что российские власть имущие должны вновь обрести антиамериканскую риторику, которая сегодня сократилась до размеров черной дыры, в которую дует холодный ветер», — пишет Олег Кашин.

Судя по всему, это движение уже началось. Попытки Трампа сблизиться с Россией — не что иное, как пустая болтовня, заявил в четверг Леонид Слуцкий, председатель комитета по внешней политике в российском парламенте.

«Можно сделать вывод, что Трамп просто использовал те группы избирателей, которые были не согласны с Клинтон», — заявил Леонид Слуцкий. Трамп — просто-напросто обычный популист, подытожил российский политик.

ЕВРОПЕЙЦЕВ ОЖИДАЮТ НЕСКОЛЬКО РЕШАЮЩИХ ВЫБОРОВ

27 ноября: На праймериз решится, кто будет кандидатом в президенты от крупной буржуазной французской партии Les Républicains. Этот кандидат изначально имеет большие шансы стать следующим президентом Франции.
4 декабря: Референдум об исторической выборной реформе в Италии. Премьер-министр Ренци пообещал уйти в отставку, если на референдуме победит не он.
Март 2017 года: Парламентские выборы в Голландии, которые, как ожидается, станут большим шансом для правого националиста Геерта Вилдерса.
7 мая 2017 года: Второй и решающий тур президентских выборов во Франции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.