Высшая точка коронации в Вестминстерском аббатстве в Лондоне — это акт помазания. Монарха мажут освященным маслом — сначала руки, потом грудь и голову, а архиепископ Кентерберийский объявляет: «Как Соломон был помазан царем Цадоком-священником и Натаном-пророком, так и ты будь помазанником и освященным королем над всеми народами, кои Господь Бог твой дал тебе во владение, и над всеми твоими землями, где бы они ни были». Более тысячи лет эту фразу произносят на каждой коронации, в том числе, когда в 1953 году короновали Елизавету II. Эта часть церемонии настолько священна и таинственна, что ее скрывают от камер и от тех, кто собирается в аббатстве.

Но акт помазания не только освящает королевское тело. Часто считают, что помазание дает целительные силы. Со времен Эдуарда Исповедника в 11-м веке утверждается, что короли и королевы Англии одним своим прикосновением могут излечивать кожные заболевания, такие, как скрофулез, который еще называют королевской хворью (это когда на шее из-за туберкулеза распухают лимфоузлы). Историк Вильям Мальмсберийский пишет, что король Эдуард излечил женщину от скрофулезных язв, окунув руки в воду и погладив затем ее по шее. В последующие 700 лет короли и королевы на величественных церемониях касались сотен больных королевской хворью людей. С 14-го века также считалось, что монарх своей целительной силой может снимать мышечную боль, спазмы и облегчать приступы эпилепсии. В Страстную Пятницу больным раздавали специальные «кольца от корчи», которых касался монарх, а также отчеканенные по этому случаю монеты, которые называли «прикосновенными». Их вешали на шею больным, и считалось, что они тоже исцеляют недуги.


В годы нестабильности династий, споров о престолонаследии и гражданских войн монархи, оказавшись в трудном положении, старались делать все, чтобы возвеличить тайну своей власти. Карл II за время своего царствования коснулся почти 100 тысяч человек, а его наследник Яков II в 1685 году всего за 10 месяцев возложил руки на четыре с лишним тысячи человек. Службу по излечению больных возложением царственных рук даже включили в часослов. Вильгельм Оранский от скрофулеза не лечил, а вот королева Анна восстановила этот обычай. Коснувшись сотен людей в банкетном зале при Уайтхолльском дворце, где казнили ее деда, она во многом возродила представление о том, что монарх обладает магической силой. Такие сеансы исцеления обосновывали утверждения о том, что монарх выше всех остальных.

Когда королева Анна умерла в 1714 году, царственное прикосновение стали ассоциировать с якобитством, и от него отказались. Вместо этого королевскую святость доказывали набожностью, добрыми делами и религиозными ритуалами. Главной здесь была служба в Чистый Четверг, которую проводили каждый год. Это напоминание о Тайной Вечере, на которой Иисус омыл ноги своим ученикам. Монархи вплоть до Якова II тоже омывали ноги своим подданным, но после этого обычай изменили, и в Чистый Четверг стали раздавать монеты — по одной за каждый год монаршего правления. Затем, как и сейчас, процессия в составе священников, судей, ученых и детей с цветами в руках вела монарха в кафедральный собор или аббатство, где проходила церемония. Елизавету II, как и ее предшественников, сопровождают преданные слуги с белыми полотенцами. Служители Тауэра бифитеры несут красные и белые мешки, наполненные четверговыми монетами, положив их на серебряные подносы. Мешки преподносят пенсионерам в знак признания их заслуг перед обществом и церковью.

Хотя в целом почтение к королевское семье сегодня невелико, сохраняется совершенно искреннее уважение к телу монарха, и действуют определенные правила этикета, которые неукоснительно соблюдаются. Это поклон и реверанс в присутствии монарха и запрет трогать суверена. Когда австралийский премьер-министр Пол Китинг положил руку на спину королеве на приеме в 1992 году, британская желтая пресса назвала его «волшебником страны Оз». Такое же возмущение возникло и тогда, когда преемник Китинга Джон Говард спустя восемь лет сделал то же самое (правда, он всячески отрицал факт прикосновения к монаршей особе). А Мишель Обама во время визита в Букингемский дворец в 2009 году даже обняла королеву. «Никто, — сообщил на страницах Daily Mail ошеломленный очевидец, — не поверил своим глазам».

Важной составляющей невероятной популярности принцессы Уэльской Дианы была сила ее прикосновения, которая поразительно напоминала многовековую практику. Людей она не исцеляла, но воздействие от ее прикосновения было необычайным. Остались фотографии и кадры, запечатлевшие, как она обнимает больных СПИДом и детей, потерявших конечности из-за подрыва на минах. После смерти Дианы ее биограф Эндрю Мортон (Andrew Morton) писал: «Харизма Дианы напоминала давно ушедшие дни, когда людей королевской крови считали целителями и чародеями, достойными поклонения и обожания, и даже божествами, наделенными сверхъестественными способностями». Принцы Уильям и Гарри последовали примеру своей матери, а в 2012 году герцогиню Кембриджскую Кейт Миддлтон громко хвалили за то, что она обняла ребенка, умиравшего от лейкемии в малайзийском хосписе. Мать мальчика с трепетом отзывалась об этом поступке: обычно ее сын был «очень сонным, плакал от боли, казался безнадежным; но сегодня, Боже мой, было такое впечатление, что лейкемия у него прошла».

Возможно ли в нашу рациональную эпоху после Просвещения поддерживать ритуалы, придающие легитимность монархии? Захочет ли британский народ и население Содружества признавать тысячелетнюю церемонию, которая повелением свыше ставит одного человека над всеми остальными? Монархия — это едва ли не последний институт на земле, которому приписывают мистические качества. В действительности, мистика — это самая надежная гарантия ее сохранения. Если убрать элемент магии из ритуала возведения на престол, этот институт может оказаться настолько незащищенным, что зачахнет и умрет.

Следующая коронация станет экзаменом для утверждений, которым не уделялось никакого внимания более 60 лет. В 1953 году каждый третий считал, что Елизавета назначена Богом. Если дело дойдет до Чарльза, таких людей наверняка будет намного меньше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.