Главным символом и олицетворением политкорректного легковерия нашего времени является магическое слово «многообразие». О чудесах многообразия разглагольствуют средства массовой информации, их нахваливают научные круги, их подтверждают достопочтимые члены Верховного суда США. Но видели ли вы хоть крупинку неопровержимых доказательств, говорящих в пользу этих величественных заявлений?

Хотя многообразие стало одним из главных модных словечек нашего времени, его история насчитывает несколько поколений. В начале XX столетия принцип географического многообразия использовался для того, чтобы скрыть предвзятое отношение к евреям при приеме в Гарвард и другие ведущие вузы страны.

Поскольку в то время еврейское население концентрировалось в Нью-Йорке и в других местах восточного побережья, квоты на прием евреев тщательно скрывались, и звучали заявления о том, что Гарварду нужно студенческое многообразие, чтобы студенты представляли все районы страны.

Поэтому некоторым хорошо подготовленным и знающим абитуриентам могли отказать в приеме, отдав предпочтение менее квалифицированным претендентам со Среднего Запада и из других регионов США.

Я впервые столкнулся с идеей географического многообразия более полувека назад, когда учился в Гарварде и подрабатывал фотографом в университетском корпункте, чтобы было чем оплачивать счета.

Я получил указание чаще фотографировать студентов не с восточного побережья, а из других районов страны, поскольку с востока абитуриентов было более чем достаточно. Идея заключалась в том, чтобы привлечь побольше студентов из самых разных районов, обеспечив тем самым разнообразный в географическом плане контингент учащихся.

В то время мне это показалось странными, но мне платили за мои фотографии, а не за формирование университетской политики. Более того, я понятия не имел о существовании такой политики, и насколько мне известно, в 1950-е годы она продолжалась лишь по инерции.

Прокрутим время вперед до сегодняшнего дня. Очень часто экзаменационный балл у принятых в колледж американских студентов азиатского происхождения оказывается выше, чем у белых, чернокожих и латиноамериканцев.


Казалось бы, в этом нет ничего странного, так как это является отражением общей тенденции в любом вузе. Правда, если бы в любом отдельном вузе одинаковые стандарты применялись ко всем, результаты экзаменов в этом вузе были бы примерно одинаковы. Но если бы одни и те же стандарты применялись ко всем, то в университеты и колледжи высшего ранга принимали бы больше американцев азиатского происхождения.

Короче говоря, сегодня в отношении американцев азиатского происхождения применяются те же самые квоты на поступление, что и когда-то в отношении евреев. И опять все это оправдывается многообразием.

Но как обосновывают это многообразие? Да просто ничем не подтвержденными заявлениями, которые повторяются громко, бесконечно, с ноткой благочестивой праведности.

Сегодня, как и в прошлом, многообразие — просто замысловатое и пафосное слово, означающее групповые квоты. И один из множества совершенно субъективных критериев, таких, как «лидерские качества», которые используют при приеме людей в колледжи и университеты по групповому признаку, а не в соответствии с индивидуальными способностями и знаниями.

В этом нет ничего нового. И это существует не только в США. Очень похожие закономерности обнаружились 10 с лишним лет назад, когда я вел подготовительную работу к написанию своей книги Affirmative Action Around the World (Инициатива равноправия во всем мире).

В Индии в ответ на попытки ограничить некоторые квоты в вузах появились новые, и тоже абсолютно субъективные критерии при приеме. Людей из разных групп при приеме в вузы судили не по объективным критериям знаний, а по субъективным показателям, ставя одну группу выше другой.

В США даже Верховный суд долгое время принимал участие в таких играх, относящихся к политике равных возможностей. В 1978 году судья Льюис Пауэлл (Lewis F. Powell) одной рукой вынес судебное заключение, запрещающее расовые квоты, а другой ввел в качестве критерия «многообразие». Иными словам, вузам по сути дела было сказано, что они могут оставить расовые квоты — просто называть их надо иначе.

Согласно конституции, «мы, народ» должны сами решать, по каким законам и правилам нам жить. Но это не так, раз суды так легко дурачат нас сомнительными словами типа «многообразие».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.