С 2026 года участников Чемпионата мира по футболу станет больше, а их уровень — менее равномерным, но магия, наверняка, сохранится. Представив групповой этап нового вида, ФИФА, однако, поставила себя в неловкое положение.

Нужно отдать должное новому руководству ФИФА за бесстрашие. Во времена, когда большие европейские мультинациональные клубы и лиги все больше теснят национальные сборные по футболу, международная футбольная ассоциация решилась внести кардинальные изменения в известный нам порядок финальной части Кубка мира. О том, что с 2026 года будет действовать новая система, было объявлено на прошлой неделе, и это уже успело вызвать споры.

ЧМ по футболу столкнулся с трудностями роста, это ни для кого не новость. Все начиналось со скромного соревнования 13 стран, встретившихся на 18 матчах в далеком 1930-м году. Тогда элитный футбол был, в основном, привилегией Западной Европы, крупных бразильских городов и области вокруг устья Рио-де-ла-Плата у Буэнос-Айреса и Монтевидео. Но по мере того, как рос футбольный мир, ЧМ по футболу тоже рос.

С 1954 по 1978 число участников остановилось на 16-ти, но количество матчей росло год от года. А к ЧМ в Испании в 1982 году настало, наконец, время существенного расширения: 24 команды и 52 матча. Этот формат сохранялся до чемпионата 1998 года, когда в 64 матчах на протяжении 33-х теплых дней французского лета встречались 32 нации. Таким мы и знаем Чемпионат мира по футболу вот уже почти два десятилетия.

Таким он будет и в России в следующем году, и в Катаре в 2022 году. Но на Кубке мира в 2026 году, хозяина для которого выберут лишь через три года, подуют ветра перемен. На этот раз на соревнования приедут аж 48 участников. И ФИФА, видимо, плохо объяснила суть новой структуры состязаний, так как европейские лидеры общественного мнения тут же направили свою острую критику на грядущие футбольные матчи между минипутами.

«Таити против Кюрасао — да тут и не пахнет матчем высшего уровня, это звучит скорее так, словно виндсерфер выбирает, куда поехать в отпуск», — пишет спортивный комментатор Daily Mail Мартин Сэмюэл (Martin Samuel). Влиятельная Ассоциация европейских клубов, а также главный тренер национальной сборной Германии и чемпион мира Йоахим Лёв (Joachim Löw) тоже не замедлили выступить с критикой.

Однако для этого расширения есть основания. В ФИФА состоят 211 стран-членов, и организация хочет, чтобы в Кубке мира участвовали 23%, иными словами, чуть меньше четверти всех национальных сборных, которые в течение года участвуют в квалификационных соревнованиях. Для сравнения, квалификацию на Кубок африканских наций проходит третья часть африканских стран, в то время как до Кубка Европы доходит почти половина европейских национальных сборных. На проводимый раз в четыре года Кубок Азии путевку получают больше половины всех азиатских наций.

Но за увеличением количества всегда следует эмоциональная дискуссия о качестве. Как далеко можно зайти, не снизив при этом уровень турнира?


Не надо быть политиком, чтобы понять, что увеличение количества участников на 50% и числа матчей на 25% пойдет на пользу бизнесу ФИФА. По подсчетам самой международной организации, доходы ЧМ от пятинедельного мега-шоу достигнут миллиарда долларов, а общая чистая прибыль возрастет на 640 миллионов долларов.

Деньги, большую часть которых ФИФА вернет странам-участницам, помогут организации заработать столь нужное расположение к себе и утвердить свою позицию в качестве самой влиятельной спортивной ассоциации в мире. Чемпионат мира — уже сейчас самый крупный источник доходов международной федерации футбола. Между тем, многие критики считают, что магия ЧМ скоро исчезнет. Это европейская, в основном, точка зрения.

Во время ЧМ в 1966 году африканцы остались дома в знак протеста против неправильного, по их мнению, устройства квалификационных соревнований. Тогда три лучшие африканские национальные команды должны были встретиться с тремя лучшими азиатскими национальными командами в борьбе лишь за одну путевку на Чемпионат. Но порядок остался прежним, и абсолютно в каждом Кубке мира с 1962 по 1994 европейцы составляли более половины участников.

Сейчас дебаты похожи на те, что мы вели в связи с Чемпионатом Европы прошлым летом. Традиционно футбольные нации — особенно те, кто не участвовал в Кубке (Голландия и Дания) — стонали и плакали, в то время как новички — Исландия, Северная Ирландия, Словакия, Албания и Уэльс наслаждались историческим праздником. Мы, датчане, может, и хотим думать, что ЧЕ-2016 потерпел фиаско, но для исландцев 4 недели во Франции были незабываемы. Магию нельзя измерить объективно.

Пока еще не решено, какие континентальные союзы воспользуются этими новыми 16-ю местами на ЧМ, но очевидно, что Европа и Южная Америка получат совсем немного дополнительных мест, тогда как Африка, Азия и конфедерация футбола Северной и Центральной Америки КОНКАКАФ выиграют больше всего.

Итальянская La Gazzetta dello Sport предполагает, что Африка получит минимум девять мест (против нынешних пяти), тогда как британское издание The Guardian уверено, что практически удвоится количество мест у КОНКАКАФ — с 3,5 до 6,5. Но самым большим вызовом формата 2026 года может оказаться нечто иное, нежели увеличение и географическое расширение чемпионата.

По плану ФИФА, финальный этап ЧМ будет разделен на 16 групп по три участника. Две лучшие из каждой группы перейдут в 1/16 финала, после чего соревнования перейдут в широко известный формат игры на выбывание. Впервые с 1950 года групповая игра ЧМ будет проводиться иначе, чем в рамках классических групп с четырьмя участниками, которые мы знаем также по соревнованиям Лиги Чемпионов, Лиги Европы и Европейского Кубка.

Кроме того, впервые с 1930 года будут использоваться группы из трех участников на начальном этапе соревнования (за исключением единственной группы на ЧМ в 1950 году). И не без основания. Ни один из матчей групп из трех участников не может быть проведен одновременно. Существует неизбежный риск, что результатом последнего матча будет ничья, или что две команды договорятся, чтобы дальше пройти вместе с приемлемым результатом. И это же касается возможного равенства очков и голов.

Все это хорошо известно ФИФА, поэтому президент Джанни Инфантино (Gianni Infantino) предложил отменить ничьи. После жеребьевки два соперника по группе будут бить серию решающих пенальти. В довершение всего — такое легкомысленное нарушение полуторавековых традиций футбола (за исключением экспериментов в Японии и Северной Америке), которое уж точно не смягчит критиков.

Кроме того, ожидаются также большие споры по поводу трансляций. Деление 80 матчей на 36 дней, судя по всему, означает, что первые две недели будет проводиться по четыре матча в день. Отсюда возникает проблема — как создать ощущение единого соревнования. По мнению чилийской компании MatchVision, живущей за счет создания структуры для проведения спортивных мероприятий, множество маленьких групп и, между прочим, всегда ограниченное эфирное время будут означать, что часть стран неизбежно обойдут вниманием.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.