С недавних пор поднялся ветер. Для России это не есть нечто само собой разумеющееся, чтобы тщательно следить за тем, чтобы было уютно, комфортно и при этом еще и энергия не тратилась. Тот, кто толкает высокие, четырехметровые украшенные орнаментами двери, входит в Исаакиевский собор или покидает его, теперь защищен от сильного сквозняка. Новейшая техника делает это возможным. И для таких затрат, наверняка, есть своя причина.

 

Исаакиевский собор является одной из жемчужин Санкт-Петербурга, второго по величине города России. Один из символов и важнейших достопримечательностей, культовое сооружение с гигантским золотым куполом, который высотой в 101 метр считается одним из крупнейших в мире. Автор «Алисы в стране чудес» Льюис Кэрролл (Lewis Carroll) описал в 1867 году в своем путевом дневнике «безнадежно непонятную» для него церковную службу в соборе, которому тогда было всего девять лет и в котором было «так мало окон, что внутри было бы почти темно, если бы там не висело так много освещенных свечами икон». В прошлом году знаменитое строение посетили 2,4 миллиона человек. Оно находится лишь в паре шагов от Эрмитажа и является целью каждого туристического автобуса. Есть ли здесь, о чем спорить? Да, есть. Это началось в конце декабря.

 

Незадолго до Нового года петербургский губернатор Георгий Полтавченко получил просьбу от главы русской православной церкви. Патриарх Кирилл, резиденция которого находится в Москве, высказал пожелание передать Исаакиевский собор от государства русской церкви. И именно так это теперь и планируется. Хотя монументальное здание по-прежнему остается государственной собственностью, однако права его использования переходят на ближайшие 49 лет к церкви. Она была бы тогда ответственна за содержание всемирного наследия ЮНЕСКО, за текущие расходы музея и постоянные реставрационные работы. И это несмотря на то, что церковь как ответственная организация должна будет отменить часть оплаты за вход и тем самым значительно сократить важнейший до сих пор источник доходов. Город отвечал бы тогда в будущем только за обширные реставрационные работы.

Как раз полтора года назад губернатор еще отклонил такую же просьбу церкви. Сопротивление стало теперь настолько сильным, что глава экспертного совета русской православной церкви на всякий случай призвал петербуржцев «не организовывать революции» из-за передачи — ровно сто лет после февральской революции и свержения русского царя.

 

Президиум Союза музеев предостерег в воинственном послании от «разрушения одного из самых успешных музеев во всей России», который сформировали поколения музейных работников. В дни Великой отечественной войны (так называется в России вторая мировая война) были спасены более 120 тысяч музейных экспонатов — мебель, картины, произведения искусства из бронзы, мрамора, стекла, фарфора из царских дворцов в Петергофе и Павловске. Кстати, на фасаде Исаакиевского собора сохранились также и несколько осколков от обстрелов.

Во время блокады Ленинграда, говорится в послании, в его подвалах проживали и в «тяжелейших условиях» защищали культурное наследие для будущих выставок десятки сотрудников различных музеев. Это должно означать: Союз просто не доверяет церкви, что она будет в случае передачи нести ответственность, поскольку не обладает музейным духом. Маятник Фуко под куполом, видимо, будет снят, считает, по сообщению «Московского комсомольца», директор Исаакиевского собора Николай Буров. «А что будет с экспонатами, которые не имеют ничего общего с церковью?» И вообще: на две ежедневные церковные службы в боковом приделе придут не более 30 человек, меньше одного процента всех посетителей, пишет Союз музеев.

 

Но дело не только в том, что это судорожный рефлекс тех, кто озабочен судьбой музея собора, а может быть также по поводу своего собственного влияния. В политическом плане против выступают в Санкт-Петербурге депутаты сразу нескольких оппозиционных партий. Они призывают провести 28 января в центре Петербурга акцию протеста против планов передачи собора. Критики заявили, что могут обратиться в судебные инстанции. Один из них, Борис Вишневский, пишет в своем блоге: " вопрос еще не решен, борьба только начинается".

 

Таким образом, за этой борьбой может скрываться и борьба за культуру, после того как церковь значительно расширила свое влияние в тесном партнерстве с российским государством. Не все россияне одобряют эту новую опору власти. На форумах в интернете спрашивают, почему вопрос о том, кто будет заботиться об Исаакиевском соборе, не решается населением. Сторонники решения, принятого городом, напротив, напоминают о законе о передаче от 2010 года, подписанном тогдашним президентом Дмитрием Медведевым. Таким образом, речь идет о многих церквях, не только об Исаакиевском соборе. Просто он сияет ярче всех.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.