Как меняется христианство при папе Франциске? Такова тема конференции, организованной Обществом Данте Алигьери в Риме: в рамках двухдневной встречи обсуждаются различные аспекты понтификата Бергольо, при этом особое внимание уделяется всем регионам мира.


По мнению кардинала Каспера, Франциск — это «папа, идущий навстречу»


Среди выступавших в первый день конференции был кардинал Вальтер Каспер (Walter Kasper), он назвал Франциска «папой, идущим навстречу», считая, что «его харизма состоит в том числе и в способности принять любого человека. Он живет в парадигме диалога, и это то, чего нам недоставало». Подводя итог многочисленных международных встреч Бергольо, кардинал разъяснил, что «для Франциска Ватикан является не пунктом назначения, а точкой отправления», поэтому «экуменизм корнями вырастает из его теологического мировоззрения». Франциск — евангелист «не в конфессиональном, а в буквальном смысле», — говорит далее кардинал, — «он — первый папа, говорящий о преобразовании института папства: он стремится, чтобы душепопечение существовало не в форме академических центров, а чтобы оно было приближено к пастве. Он также стремится к синодальности церкви на всех уровнях». Церкви, в самом деле, «необходимо два полюса: синодальность и сильное руководство», а также «лечить глубокие раны искренним диалогом», и «омывать ноги, а не промывать мозги».


Ислам и христианство, с точки зрения председателя общины Святого Эгидия Марко Импальяццо


Председатель общины Святого Эгидия Марко Импальяццо (Marco Impagliazzo) говорил в своем докладе об отношениях с исламом в рамках дихотомии «миссия/диалог»: «это старая проблема, новое решение которой было предложено только на Ватиканском соборе: миссия церкви состоит в диалоге», «именно благодаря взаимоотношениям с иудаизмом появилась декларация „В наш век", подразумевающая также позицию в отношении ислама». Цитируя «Свет народам» и «Его Церковь», профессор объяснил, что «церковь начала диалог, начиная с Homo religiosus», Иоанн Павел II «в энциклике „Искупитель" представляет мир как карту религий», что напоминает нам о главенствующей роли Собора в том, что касается «духовного». Дальнейшие отношения Запада и ислама определяются терактами: «при этом Церковь никогда не отказывалась от диалога» «и не скрывала все более распространяющегося беспокойства». Так, Бенедикт «стремится преодолеть синкретизм и осуждает в Регенсбурге связь между верой и насилием, однако это провоцирует ярость в исламском мире». При Франциске тема ислама наконец «вновь поднимается из-за миграционных потоков и терроризма, она вызывает определенное недовольство. Однако папа, — заключает Импальяццо, — говорит нам, что, когда мы имеем дело с беженцами, следует избегать упрощений, а любовь к исповедующим ислам братьям должна привести нас к отказу от обобщений. Межрелигиозный диалог — это не примирительный синкретизм, а инструмент пробуждения любви там, где живет ненависть, и мира там, где живет обида».


«В Ватикане существует партия Трампа», — заявляет Массимо Франко


Журналист Corriere della Sera Массимо Франко, говоря о Соединенных Штатах, разъяснил, что «сегодня в США католицизм служит выражением нормы», но с одной особенностью: «католики голосовали за Трампа, того самого, которого папа назвал нехристианином. Это должно натолкнуть нас на размышления». «Это проблема не религиозного, а культурного свойства, она связана с предлагаемой Трампом моделью западного мира». Франциск, аргументирует журналист, «меняет геополитическое равновесие, его роль в Латинской Америке состояла в том, что он вернул туда демократию: на Кубу, в Венесуэлу и Колумбию». Что касается отношений с Путиным, в ватиканской реальной политике диалог с Москвой — «это ключ к Китаю» (у этой страны «никогда не было более близких отношений с Римом», было сказано далее). Трамп же «вновь предлагает идеологию белого превосходства», и опасения связаны с тем, что она «проникнет в ряды консервативно настроенных католиков». Дело в том, что «в Ватикане существует партия Трампа», — поведал журналист Corriere, после чего заключил: «католики, и при этом не прихожане, а служители церкви, чувствуют себя брошенными. Риск, если некоторые соглашения не будут достигнуты в Церкви, состоит в том, что при следующем конклаве во главе Ватикана окажется папа из партии Трампа».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.