До того, как Трамп стал президентом, критически настроенные комментаторы всех мастей задавались вопросом: как это будет. На одном конце были те, кто считал, что Трамп — фашист и будет действовать соответственно. На другом конце были те, кто полагал, что его будет очень волновать мысль о том, как бы не потерпеть фиаско, и что поэтому он станет довольно-таки умеренным президентом.


Надеюсь, не покажусь слишком самоуверенным, но я принадлежал к числу последних. Пока можно сказать, что я ошибался.


Речь, произнесенная на инаугурации, указывала на то, что Трамп решил — его выбрали в диктаторы, а не в президенты страны, основополагающим принципом которой является четкое разделение властей. С момента вступления в должность он принялся в бешеном темпе издавать декреты на все случаи жизни.


На всех, кто демонстрирует сопротивление, обрушиваются с руганью в Twitter: на оппозицию, СМИ и судей.


Более всего настораживает указ Трампа, который на практике запрещает въезд в страну из ряда мусульманских государств. Он натолкнулся на вполне предсказуемые проблемы со стороны правосудия. Федеральный апелляционный суд в Сан-Франциско — где один из трех судей назначен республиканцами — оставил в силе решение суда низшей инстанции: указ Трампа противозаконен.


Трамп хочет в суд


Один из аргументов заключается в том, что запрет на въезд в страну не дает возможность попасть в США по религиозным соображениям, а это идет вразрез с положением конституции о запрете религиозной дискриминации.


Президент Дональд Трамп отреагировал на это характерным для себя способом — сообщением в Twitter наклонными большими буквами: «SEE YOU IN COURT» («Увидимся в суде»). Он будет вновь обжаловать решение, возможно, в Верховном суде США.


Нынешнее президентство настолько специфическое, что анализировать его чрезвычайно сложно. Потому что тем, кто пытается это делать, просто не с чем сравнивать.


Для президентов до Трампа было важно попытаться объединить США, а не расколоть. Для них — особенно для республиканцев — было важно защитить конституцию и принципы разделения власти, а не подрывать их. Предшественники Трампа стремились действовать заодно с другими властными структурами, чтобы реализовать как можно больше из своей повестки дня, а не ссориться с ними.


За ним стоит основная масса избирателей


Итак: как следует понимать то, что происходит? Не исключено, что Трамп и его команда ведут игру, которую рассчитывают выиграть несмотря ни на что. Если им удастся проводить свою политику — несмотря на все сопротивление, это победа. Если сопротивление будет слишком сильным, это тоже можно трактовать как своего рода победу — потому что подтвердится основополагающий тезис Трампа о том, что система сговорилась против него и его избирателей.


Потому что в одном можно быть совершенно уверенным: если Трампа как президента ждет импичмент или сокрушительное поражение в ходе следующих выборов, на себя он ответственность не возьмет. Он переложит ее на всех тех, кто не пляшет под его дудку.


Хотя только очень небольшая часть американцев считает, что президент поступает правильно («рейтинг одобрения»), он по-прежнему пользуется большой поддержкой у собственных избирателей. Им нравится президент, который хочет закрыть границы для мусульман, построить стену на границу с Мексикой, защитить американскую промышленность, отказавшись от свободной торговли, нравится президент, ругающий СМИ и все прочие «элиты» разом — за исключением миллиардеров.


Апокалипсис или умеренность


Поддержка основной массы избирателей может вдохновить его на продолжение своего рода апокалиптического похода, который закончится там, где закончится, похода, опасного для него и еще более опасного для страны.


Но существует возможность и того, что Трамп только сейчас начинает понимать то, что «все» пытаются донести до его сознания уже довольно долго: что он не может управлять США так, как управляет своей бизнес-империей.


И хотя, возможно, некоторым так не показалось, он недавно проявил умеренность в ряде важных областей: например, его выпады в адрес НАТО стали более приглушенными, он пошел на попятный в вопросе о возможности для ЦРУ использования пыток, слегка пересмотрел пресловутый указ об иммиграции, пойдя навстречу имеющимся возражениям, и объявил о поддержке политики «одного Китая», что уменьшает опасность конфликта с китайцами.


Не по-республикански


Администрация Трампа частично состоит из довольно-таки экстремально настроенных представителей альтернативных правых, частично из более обычных консервативных республиканцев, частично из республиканцев умеренных. Борьба за власть еще только началась, но поступающие сообщения уже говорят о том, что имеющиеся между ними противоречия довольно сильны.


Отношения между президентом и Конгрессом тоже могут быть непростыми, хотя у республиканцев в нем большинство.


Если мыслить логически, то между Трампом и Республиканской партией непременно должен возникнуть конфликт, если логика вообще может быть применима к оценке режима Трампа. Представление о том, что США можно управлять с помощью команд, которые избранный народом президент будет отдавать из Белого дома, — неамериканское, но оно еще и совершенно нереспубликанское.


Трудно поверить во все


Проще говоря: демократы — прежде всего демократы, что следует из названия партии. Для них самое важное — воля большинства народа. Республиканцы же верят в конституцию, а она гарантирует права индивида, права штатов и строгое разделение властей. Демократия на федеральном уровне является только частью целого.


Традиционному республиканцу больно видеть, как Дональд Трамп идет наперекор конституции и пытается сконцентрировать всю полноту власти в Белом доме. Эту боль слегка утоляет политическая поддержка, но едва ли можно предположить, что утоление боли может продолжаться четыре года.


But then again, (но опять же), как они говорят на своем иностранном языке, во все, что касается Трампа, поверить трудно. Постепенно мы поймем, удастся ли ему изменить США навсегда, окажется ли он в море огня, или же он — после своего безудержного стремления действовать в самом начале — тем не менее, успокоится и изберет умеренный курс.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.