«Владимир Путин? Да нет, он не приедет. К счастью. Потому что тогда лыжники станут нервничать».

48-летняя Елена Вяльбе широко улыбается. На ней майка с огромным портретом президента Владимира Путина и текстом «Путин — № 1 в России».

На мобильном телефоне у нее в качестве заставки тоже фотография Путина.

— А Путин вам что-нибудь говорил?

«Да, он же нас поздравил!»

«Нас финансирует Министерство спорта. Это практически старая советская система. Она лучше всех других, я так считаю. Тогда ты знаешь, на что можешь рассчитывать. И тебе не надо постоянно искать спонсоров», — говорит президент Российской федерации лыжных гонок — и главный тренер. Елена Вяльбе сосредоточила всю власть в своих руках. К этому мы еще вернемся…

Корреспонденты VG встречают Елену Вяльбе в гостинице «Скандик» в Виерумяки, где финский спорт чего только не предлагает спортсменам высшего эшелона. Возможно, это немного похоже на то, что русские называют «базой», «тренировочным центром», но этот — суперсовременный. Елене Вяльбе здесь нравится. Потому что пока Чемпионат мира по лыжным гонкам — время, когда исполняются российские мечты. Сергей Устюгов победил в гонке на 30 км, вместе с Никитой Крюковым он взял «золото» в командном спринте, а в спринте пришел вторым после Федерико Пеллегрино.

«Мы хорошо подготовились»

— Почему у вас все так здорово получается здесь, в Лахти?

«Мы сейчас сильные… Мы хорошо подготовились».

Елена Вяльбе была королевой Чемпионата мира в Трондхейме 20 лет назад. После того, как ее подруга по команде Любовь Егорова попалась на употреблении допинга, Вяльбе взяла «золото» во всех пяти лыжных гонках, существовавших тогда для женщин. Сейчас, в Лахти, у русских тоже все не слишком хорошо. Шесть гонщиков дисквалифицированы из-за доклада Макларена.

— Можно ли сказать, что «медальный улов» здесь в Лахти в нынешней ситуации особенно важен для российского спорта?

«Успех для всех важен, даже для Норвегии. У Норвегии два „золота“, не так ли? Нет, три… Все равно, это здорово. Всем хочется вкусить сладкой жизни. У нас тоже есть молодые лыжники, которые показали себя здесь. Александр Большунов хорошо выступил в 30-километровой гонке, Юля Белорукова проявила себя в командном спринте. Я считаю, что оба они очень перспективны».

— А как вы отреагировали, когда стало ясно, что Международный арбитражный спортивный суд (CAS) запретил участвовать в Чемпионате мира Александру Легкову, Максиму Вылегжанину, Алексею Петухову и другим?

«Сначала это была для нас настоящая трагедия. Наверняка такая же, как приговор по делу Йохауг для Норвегии. Мы были разочарованы. Но такова жизнь. Что делать? Я рада, что WADA признало, что в докладе Макларена нет доказательств применения допинга. Но мы, конечно же, очень разочарованы. Устюгов тоже принимал участие в Олимпиаде, но, к счастью, только в спринте. Надеюсь, что все эти шестеро будут готовы к Олимпийским играм в следующем году. Я буду этому искренне рада».

— А вы можете гарантировать, что российская команда «чиста» здесь, на этом Чемпионате мира?

«Могу! Мы и на Олимпиаде в Сочи были чисты. Не забывайте, у нас было только одно „золото“ — у Александра Легкова».

— Вы слышали что-нибудь о норвежском докладе об астме?

«Нет, я никогда интернет не читаю! Только то, что совершенно необходимо. Но я же знаю, что и Бьёрген, и Сундбю, и другие норвежцы тренируются невероятно много. И жаль, что Петтер Нортуг так высказался о Матвеевой», — говорит Вяльбе. И пристально смотрит нам в глаза.

«Все могут ошибаться»

Она имеет в виду заявление Нортуга после столкновения в полуфинале в спринте между Стиной Нильссон и Натальей Матвеевой, которую ранее уличили в употреблении допинга. Нортуг сказал, что эритропоэтин «жульничество на высоком уровне», и что спортсменам, которые его употребляли, нечего делать на соревнованиях такого уровня.

«Она была дисквалифицирована и отбыла наказание. Ошибки могут совершать все. Я высоко ценю Нортуга и уважаю его. Но я не люблю войну. Мне не нравится, когда спорт превращается в войну. У нас у всех проблемы, как и у Норвегии с делами Йохауг и Сундбю».



— А что вы думаете о том, что норвежцы употребляют препараты от астмы?

«Их не только норвежцы применяют».

— И вы тоже?

«Да, один-два человека принимают. И другие страны это делают, например, Швейцария и Франция».

Елене Вяльбе становится интересно. Она говорит:

«Я считаю, было бы здорово, если бы из запрещенных препаратов не делали исключений. Тогда спорт был бы чист. Делать исключения — значит легализовать допинг. Я вижу, что для таких людей, как Майкл Фелпс и Серена Уильямс, сделали исключение… Ничего хорошего в этом нет».

— А вы не могли бы объяснить, что вы имеете в виду?

«В спорте следует быть здоровым. А больным следует сначала выздороветь».

— То есть, вы думаете, как Владимир Путин, который однажды сказал: «Если вы не здоровы, вам следует участвовать в Паралимпиаде»?

«Да, я полностью с этим согласна! Когда наши лыжники заболевают, я говорю, что мы не лазарет, что у нас будут участвовать только здоровые».

Ей жалко Йохауг

Вяльбе улыбается:

«К счастью, у меня самой астмы нет. И я думаю, что в словах Юстины Ковальчик что-то есть, когда она говорит о Норвегии как о стране очень здоровых людей — почему же тогда среди гонщиков так много астматиков? Не знаю. Я в этом не специалист. И нет никаких доказательств того, что они бегают на лыжах быстрее».

— А что вы думаете о деле Йохауг?

«Мне ее жалко. Это ужасно. Мне ее искренне жаль. Я думала, что на такое способны только мы, русские… К сожалению, не только мы».

Мы начинаем говорить о немецком тренере Маркусе Крамере, к которому осенью перешел Устюгов после того, как ушел от своих бывших тренеров, дуэта Рето Бургермейстера (Reto Burgermeister) и Изабель Кнауте (Isabel Knauthe).

— Устюгов сказал, что Крамер много значил…

«Для того, чтобы вырастить гонщика такого уровня, одного сезона недостаточно, так что большая часть заслуги принадлежит его бывшим тренерам, но Крамер прекрасно поработал перед Чемпионатом мира».

— А Устюгов говорит, что Крамер его лучше понимает…

«Когда тренер понимает лыжника, тогда и результат будет хороший. Спортсмены — тоже люди, не роботы и не солдаты. Я совершенно согласна с Сергеем».

— А как бы вы описали Сергея Устюгова?

«У него есть всё. У него есть характер, он сильный, мотивированный, и у него есть голова на плечах. Последнее важно. Кстати, я тут вижу, что у Норвегии тоже появится новый супер-гонщик?»

— Юханнес Хёстфлут Клэбё (Johannes Høsflot Klæbo)?

«Да, он будет очень хорош».

— Вы — главный тренер…

«Вы с таким ужасом это произнесли…»

— Ужасом?

«Да, и я знаю, что меня все боятся».

— Боятся?

«Ну да, вся команда меня боится».

— Почему?

«Вероятно, потому что я злая».

Мы понимаем, что нас вежливо выставляют, и благодарим за интервью. В глазах Вяльбе чуть заметен огонек, когда она говорит нам на прощание:

«Надеюсь, вы хорошо обо мне напишете!»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.