«Я разве по-татарски говорю?» Мы иногда используем это выражение, когда нас кто-то не понимает. Вплоть до прошлого года я и не подозревал, как татарский язык звучит на самом деле. Рәхим итегез Казанга! Добро пожаловать в Казань!


Меня разбудил дождь, стучащий по окнам вагона. Маленький мальчик с противоположной полки уже встал. Я попытался нарушить молчание и спросил на ломаном русском: «Как тебья завут?» Мальчик без колебаний ответил: «Я — Михаил». Ободренный успехом я продолжил общение: «Здравствуй, Михаил. Я — Володя. Сколько тебье лет, мальчик?» Михаил гордо показал на грудь и сказал: «Мне — шесть. И я не мальчик, а ребенок». Я осекся. Мама Михаила, улыбаясь, наблюдала за разговором с верхней полки. Увидев мои сомнения, она ясно объяснила мне, что между мальчиком и ребенком нет никакой разницы. Просто ее Михаил — ребенок, а не мальчик.


Но к этому моменту поезд уже постепенно въезжал в город Казань, столицу Республики Татарстан. Вскоре я увидел бросающиеся в глаза стройные минареты мечети Кул-Шариф. Они поднимались высоко над Казанским кремлем, и вся мечеть даже в дождь выглядела из поезда впечатляюще. Я понял, что медленно, но верно въезжаю в исламский мир. Мир, который будет частью моего дальнейшего пути куда-то далеко вглубь Китая. Строгую и консервативную католическую Польшу я пережил с улыбкой, так что теперь переживу и центральноазиатский ислам и, быть может, узнаю нечто новое.


С поезда я отправился прямо к Кремлю. Я прошел мимо резиденции главы Татарстана, оставил за собой православный Благовещенский собор и направился прямиком к мечети Кул-Шариф. Она по-настоящему прекрасна. Это подлинный архитектурный шедевр, построенный из мрамора и гранита. Крыша образует купол бирюзового цвета. Высота каждого минарета достигает 58 метров. Пожалуй, тут позволят обсушиться промокшему путнику. Рюкзак — на просвечивание, и вот я уже внутри. Улыбчивые татарские женщины в традиционных одеждах и головных уборах продавали в небольшом киоске сувениры и Коран на разных языках. В застекленном киоскке седел имам и тихо начитывал в микрофон молитвы. Главный зал был закрыт. Но можно было воспользоваться смежной лестницей и осмотреть его с нескольких галерей. Все вокруг еще как будто пахло новизной. Мечеть оформлена в бело-синих тонах. Над всем доминирует монументальная хрустальная люстра, произведенная у нас, в Чехии. Меня обуяла гордость за чешское произведение, украшающее самую красивую казанскую святыню.


В середине XVI века на этом месте располагалось процветающее государственное образование под названием Казанское ханство. Но это не устраивало русского царя Ивана Грозного. Несколько раз он безуспешно пытался покорить ханство и присоединить его к русскому царству. Только в 1552 году Иван Грозный одержал победу. В честь нее он приказал построить в Москве столь известный сегодня Храм Василия Блаженного. Но для татар последствия завоевания были жестокими. Все мечети были разрушены, а ислам — запрещен. Много людей было убито или изгнано. Тех, кто остались, насильно обращали в христианство. Только при Екатерине Великой, примерно через 200 лет, ислам снова разрешили. Только тогда казанские татары смогли официально вернуться к своей вере. Отдаленно это напомнило мне нашу эпоху после битвы на Белой горе и последовавшую насильственную рекатолизацию. Она тоже означала утрату религиозной свободы на долгое время. Да, победившие правители ведут себя очень похоже.


Современная казанская мечеть Кул-Шариф была открыта в 2005 году взамен прежней главной соборной мечети, разрушенной Иваном Грозным. Вот жители Казани и дождались. Прошло всего-то 453 года.


Сегодня в Казани мечеть можно увидеть почти на каждом углу. Только рядом с моим отелем было целых три. Кроме мечетей есть в городе и православные церкви. Симбиоз тут явно никого не смущает.


Я спустился в подвал мечети Кул-Шариф, где находится музей исламской культуры, и заплатил 200 рублей за билет. Мусульманская женщина-билетер сразу же поняла, что я — иностранец. Она взяла меня под руку и быстро провела по экспозиции, посвященной истории Казани и развитию ислама во всем регионе. Все обустроено очень современно. Посреди зала — огромный интерактивный Коран. На дисплее можно напечатать суру, нажать «плей», и вот уже звучат музыка и слова. Одновременно показывается текст на арабском и, к примеру, на английском.


На соседнем дисплее в сокращенном виде рассказывается библейская история от Адама и Евы вплоть до Мухаммеда. Сцены, снятые, словно в кино, чередуются с текстом из избранных сур. Меня заинтересовала сура Марьям, повествующая о библейской Марии и ее сыне Иисусе. Я бегло взглянул на текст, написанный кириллицей. Из содержания я понял, что и мусульмане почитают непорочное зачатие девой Марией. Еще прежде я узнал, что в исламе Иисус — одна из самых значимых фигур, пророк, который, однако, не стал богом, как в христианстве. Но мне было неизвестно, что и в исламе Иисус почитается как сын, зачатый от союза Бога и Марии. Меня это немного удивило, но ведь для того я и путешествую.


Еще хорошо, что я чешский атеист и могу смотреть на подобные вещи отстраненно. Мне было жаль Иосифа. Ни одна из вер не признает его отцом прославленного сына.


Казань — город, расположенный на слиянии рек Волги и Казанки и относящийся к красивейшим «русским» городам. Татарстан — самый богатый субъект во всей Российской Федерации. Его возглавляют президент и правительство. Законодательная власть принадлежит татарскому парламенту. Курьезный факт: Татарстан никогда не подписывал федерального договора о присоединении к Российской Федерации. То есть теоретически это совершенно самостоятельное государство… Здесь есть нефть и промышленность. В близлежащем городе Набережные Челны производят известные по Дакару грузовики КАМАЗ. Может, в следующий раз Tatra их «сделает».


Казанский Кремль — это исторический комплекс, окруженный высокими стенами. Он внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Мечеть Кул-Шариф является броской доминантой Кремля.


Татарский язык принадлежит к тюркской группе и родственен турецкому. Помимо татарского языка официальным является и русский. Хорошо, что так, иначе я не прочитал бы здесь ничего. На татарском да еще и кириллицей…


Большинство татар проповедует суннитский ислам, а русское меньшинство — православное христианство. Но я бы сказал, что значительная часть обеих народностей относится к своей вере не слишком рьяно.


А вот как обстоят дела с «татарским соусом» и татарским бифштексом, я спросить забыл.

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.