Маленькая банка из-под варенья.


Сверху лежат несколько старых пластиковых автобусных билетов, обертка от гамбургера и прочая мелочь, которая не может быть переработана как вторсырье.


В банке из-под варенья находится весь мусор, который остался у Кристине Уллаланд из Бергена с октября 2015 года, пишет BT Magasinet.


«Многим кажется странным, что я живу таким образом. У меня сначала была такая же реакция. А сейчас я вижу все преимущества. Я стала здоровее, стала более довольной и вношу свой вклад в охрану окружающей среды. Жизнь слишком коротка, чтобы бегать по магазинам в поисках одежды», — говорит Кристине, 29 лет.


Отсутствие мусора стало движением


«Нулевые отбросы» — так называется движение, частью которого стала Кристине Уллаланд. Оно распространилось в социальных сетях за несколько лет. Быстрый поиск в Instagram показывает почти 300 тысяч фотографий с хештегом #zerowaste. Энтузиасты выкладывают фотографии пищевых продуктов без упаковки, магазинной одежды, эластичных повязок, кофе на вынос в железных чашках. Они не хотят больше быть большими потребителями и способствовать выбросам и экологическим проблемам.


Магазины, где продаются продукты питания и другие товары без упаковки, растут как грибы в Европе и США. Прошлой осенью и в Бергене появилась альтернатива мусору. Был открыт магазин Роварене в Скустреде.


На кухне Кристины Уллаланд и ее бойфренда на Нюгордсхейден можно видеть большие стеклянные банки с плотными крышками для семян, чечевицы, риса и муки, красиво расставленные на подоконнике. Половина куска хлеба лежит под стеклянным колпаком.


Яйца и зелень она держит в маленькой корзинке на скамейке. В холодильнике находятся сосиски от мясника на стеклянном подносе. Они куплены бойфрендом. Уллаланд лишь иногда есть немного мяса и рыбы, в основном она придерживается вегетарианской диеты.


«Естественным следствием стремления обходиться без упаковки является то, что я готовлю пищу с грядки. В результате я чувствую себя лучше, чем раньше», — говорит она.


Проблема мусора привлекла ее внимание во время учебы в Лондоне в 2012 году. Поскольку в городе было мало мусорных контейнеров, она собирала упаковку и бумагу в свой пакет, чтобы потом выбрасывать по пути. Кристине была шокирована, увидев, как много отходов скопилось всего за один день. Она решила заняться этим вопросом и начала искать в интернете альтернативные решения.


«Вначале я считала себя сторонницей охраны природы, но это было не так», — говорит Уллаланд.


С помощью Google она нашла блоггера Беу Джонсон, элегантную американскую женщину с французскими корнями, которая ввела из среды хиппи в средний класс понятие «нулевые отбросы». В своем блоге она рассказывает, как она вместе с мужем и двумя сыновьями живет без мусора.


Гардероб Джонсон состоит в основном из 15 нарядов, она делает собственную тушь для ресниц и пишет, что никогда еще не была так довольна жизнью.


Экономит громадные деньги


Это чересчур, подумала Кристине Уллаланд, прочитав блог в первый раз. Но, тем не менее, она решила попытаться сделать компост из остатков пищи. Постепенно она стала заменять увлажняющий крем оливковым маслом и делать собственное мыло. Процесс пошел.


«Раньше у меня уходило много времени на хождение по магазинам. Сейчас же меня больше радуют мои старые вещи. Кроме того, я экономлю громадные деньги. Это, в свою очередь, позволило мне начать собственное дело», — говорит Уллаланд.


В настоящее время она разрабатывает сертификацию «нулевых отбросов» для предприятий, кроме того она делает доклады о своем образе жизни и пишет в своем блоге.


Когда прошлой осенью был открыт магазин Роварене, Кристине Уллаланд и другим энтузиастам стало легче покупать продукты питания без пластиковой упаковки.


Магазин находится в помещении, напоминающем старинную сельскую лавку. Вдоль одной стены стоят большие ящики с овсяной крупой, попкорном, ржаными хлопьями, рисом и ячменем. Оливковое масло можно наливать прямо из железной бочки в углу. Орехи и специи лежат на столе, сделанном из бука с горы Флёйен.


Кроме того, здесь есть также стальные соломинки для питья, развесное мыло, домашний компост, зубные щетки из бамбука и менструальные чаши.


«Мы хотим дать людям возможность сделать что-то конкретное, чтобы уменьшить количество собственных мусорных отбросов. Речь идет о том, чтобы вместе сделать первые маленькие шажки. Нам нужно общественное единство для охраны окружающей среды», — говорит Анита Буи (Anita Bui).


Она недавно открыла этот магазин вместе с дизайнером Хильде Эвреейде (Hilde Øvreeide). Многие покупатели приходят за товарами с собственными эластичными сумками, бутылками и банками. Эти двое получили горячую поддержку также и от ряда других энтузиастов.


«Разрешено, естественно, приходить и без того, в чем можно носить товары. Мы продаем некоторые виды многоразовой упаковки, которые не наносят вред окружающей среде. Таким образом мы экономим деньги наших клиентов и бережем окружающую среду», — говорит Хильде Эвреейде.


Обе почувствовали горячее желание жить более простой жизнью в согласии с природой, когда путешествовали по Азии. Хильде Эвреейде обнаружила, что ей фактически надо очень мало иметь с собой в рюкзаке, чтобы наслаждаться жизнью. Во время своих поездок она встречала и других любителей путешествовать с рюкзаком, увлеченных идеей нулевых отбросов.


Для Аниты Буи, окончившей Норвежскую школу экономики, поворотным пунктом стала встреча с философией востока в Таиланде, когда она была в поисках дела, которое бы имело для нее смысл.


«Я осознала, что решение заключалось в повседневной жизни. Магазин Роварене — это решение острой потребности сделать что-то с громадным количеством бытовых отходов. Для меня речь идет в большой степени о том, чтобы использовать мое образование для развития деловых моделей, которые приносят пользу обществу. Мои родители приехали как беженцы из Вьетнама, и я всегда знала, что мне очень повезло, потому что я могу кое-что сделать», — говорит Буи.


Владелицы магазина Роварене не хотят, чтобы их дело считали чем-то экстраординарным, и стремятся создать хорошие условия для своих клиентов.


«Мы делаем все, что можем, чтобы жители Бергена смогли делать покупки без ненужной упаковки. Немногие могут жить жизнью без мусора, но большинство способны сделать что-то, чтобы уменьшить свое потребление», — говорит Хильде Эвреейде.


Собственная менструальная чаша


Многие возмущаются, когда слышат о так называемой менструальной чаше. Но экологический эффект, по словам энтузиастов, очень велик. В течение своей жизни одна женщина использует примерно 11 тысяч тампонов. Одна менструальная чаша может служить 8-10 лет. Она изготавливается из силикона и помещается во влагалище для сбора менструальной крови. После использования она стерилизуется в кипящей воде.


Магазин продает также эластичные повязки, изготовленные из переработанных маек. Вискоза и конопля делают их плотными.


«В мире, где море и природа переполнены пластиком, каждый может сделать небольшой шаг, чтобы исправить положение», — говорит Анита Буи.


Но хотя этот магазин без использования упаковки является хорошим экологическим мероприятием, эта концепция вряд ли может вызвать интерес большинства потребителей. Они ведь думают, по словам Матиаса Экстрёма (Mathias Ekström), доктора Высшей школы торговли, только о том, чтобы покупать быстро и дешево.


«Если большинство будут делать покупки экологически правильно, то на первый план выходит доступность и цена. Но вместо того, чтобы быть дешевыми, хорошие экологические товары часто дороже других товаров», — говорит Экстрём.


Упаковка, в которую наливают, — вместо пластиковых бутылок


В супермаркете упаковка, в которую, например, наливают мыло, стоит дороже пластиковой бутылки с тем же содержимым. Это можно объяснить тем, что покупатели, думающие об охране окружающей среды, готовы платить более высокую цену за экологический продукт, в то время как большинство покупателей берут то, что дешевле.


«Для магазина это хорошо, потому что можно получить более высокую цену за продукт, который изначально дешевле в изготовлении. Но это плохо для окружающей среды, потому что это приводит к тому, что меньшее количество покупает такие продукты», — говорит доктор, сотрудничающий с исследовательской группой The Choice Lab.


Экстрём считает, что магазин Роварене производит впечатление хорошего предприятия, и хвалит Скустреде за креативные усилия в центре Бергена.


«Но у меня создалось впечатление, что этот магазин, видимо, не соответствует принципам цены и простоты. Возможный положительный эффект состоит в том, что потребителям проще определить количество покупаемого товара, что может уменьшить количество отбросов пищевых отходов. Но это несколько иной вопрос», — говорит он.


«Любопытно, что никто не работает над упаковкой. Если бы из крана текло молоко, большинство было бы довольно этим обстоятельством. Трудность заключается в том, что продукты без упаковки не слишком доступны и недостаточно дешевы», — говорит Экстрем.


Харалд Труне-Холст (Harald Throne-Holst) — научный руководитель Государственного института по исследованию потребления (SIFO). Он считает, что движение «нулевые отбросы» может привести к изменению стиля жизни, но он также считает, что оно заинтересует относительно небольшую группу людей.


«Для большинства начать жить таким способом будет означать очень серьезный процесс. Тем не менее покупка зубной пасты в банке для варенья — не такая простая вещь», — говорит руководитель исследований.


Он в первую очередь думает о том, чтобы мобилизовать всех, кто вносит свой небольшой вклад в уменьшение количества мусора и климатических выбросов.


«Никто не может делать все, но все могут делать что-то. Нам нужно прекратить смотреть на небольшие меры как на нечто незначительное. Мы как общество во многом находимся в испытательной фазе. В течение многих лет мы шли в неправильном направлении относительно окружающей среды и климатических выбросов. Теперь нам нужно небольшими шагами начать идти в правильном направлении», — говорит Труне-Холст.


Но ответственность за уменьшение климатических выбросов лежит не только на потребителях. Общество должно тоже постараться сделать так, чтобы была возможность сделать правильный выбор«, — говорит он.


«Если мы хотим, чтобы Земля имела будущее, мы не можем не пытаться. Если мы не сделаем этого, мы погибнем», — говорит он.


Семья Омут-Скейдсволл (Aamot-Skeidsvoll) пытается. Она хочет внести свой вклад в улучшение охраны окружающей среды и уменьшение климатических выбросов. Иногда ей это удается. Как, к примеру, на той неделе, когда она сумела поместить весь оставшийся мусор в коробку из-под молока. Иногда бывает слишком много пластиковых игрушек и остатков еды. Но члены этой семьи не делают покупок в магазине Роварене. Они живут в Минде, работают за пределами центра, поэтому для них это сложно.


На велосипеде в магазин


«Нам трудно ездить в город за покупками», — говорит Гедда Омут-Скейдсволл (Hedda Aamot-Skeidsvoll).


У нее с мужем Оддом Эйнаром (Odd Einar) есть дети Лилли (Lilly) пяти лет, Эва (Eva) восьми лет и Эйнар (Einar) одиннадцати лет. Они ведут активный образ жизни в Минде и испытывают интерес к движению «Нулевые отбросы». В то же время они не думают о том, чтобы составить список слишком трудных заданий. Взять с собой собственные пакеты в магазин, ехать на работу на велосипеде и готовить компост в саду — достаточно хорошее дело для работающей семьи.


«Если очень многие сумеет сделать немного, это будет иметь гораздо больший эффект, чем если бы кто-то сумел сделать очень много. Это может быть, например, если все семьи в Бергене попытаются уменьшить количество мусора на один пакет в месяц. Эффект от этого будет фантастическим», — говорит Одд Эйнар.


Одд Эйнар, которому 37 лет, в основном занят возможностью изменить свои привычки. Он считает, что есть много схожих черт между необходимостью начать тренироваться и решением жить в большем согласии с окружающей средой.


«Важны небольшие шаги. Если начать очень резко, то новые привычки часто начинают исчезать. Более спокойный и менее амбициозный старт позволяет изменить привычки в перспективе», — говорит Одд Эйнар.


Супружеская пара верит, что внимание к киту, который выбросился на берег под Бергеном с 30 пластиковыми пакетами в желудке, может способствовать тому, что многие попытаются уменьшить количество собственного мусора.


«Я действительно не понимаю, почему почти все, что есть в магазине, должно быть упаковано в пластик. Но если достаточно большое количество людей не будут покупать авокадо на пластиковой подложке, то, может быть, магазины прекратят брать их», — говорит Гедда Омут-Скейдсволл.


Даже Кристине Уллаланд, которая живет почти не оставляя после себя мусора, покупает товары в Роварене, экологическом магазине Рейндюрка и в своем магазине Киви. Но с небольшим планированием и собственными эластичными пакетами дело идет очень хорошо при покупке обычных товаров.


Несмотря на то, что она сама выбрала свой стиль жизни, который многие считают странным, она согласна с семьей в Минде в том, что важны небольшие шаги.


«Все должны сделать свой выбор, исходя из собственных убеждений. Я хотела бы вдохновить тех, с кем встречаюсь, не указывая пальцем. Любое изменение начинается в каком-либо месте и начинается, как правило, с небольшого. Желание изменить должно идти изнутри. В противном случаем нет никакого смысла», — подчеркивает она.


Кристине упростила свою жизнь почти во всех областях. Использование одежды резко уменьшилось. Сегодня примерно половина того, что находится у нее в шкафу — вещи, которыми уже пользовались: в частности, желтое платье, которое ее бабушка купила в шестидесятые годы. Она принципиально пытается приобретать одежду, которая изготовлена из природного волокна.


В противоположность некоторым другим, вдохновленным движением «нулевые отходы», она мало путешествует. Летний отпуск в прошлом году Уллаланд и ее бойфренд провели в палатке в Бюфьеллене.


«Это было очень здорово», — констатирует она.


По словам исследователя Кьяртана Стеен-Ульсена (Kjartan Steen-Olsen) с кафедры энергетики и разработки продуктов Норвежского естественнонаучного и технического университета, отдельные личности именно в транспортном секторе могут сделать больше всего для снижения выбросов CO₂.


«Полеты на самолетах являются, вероятно, самым главным отдельным мероприятием. Поездка на машине тоже важна. То же самое относится ко всему, когда речь идет о том, чтобы уменьшить затраты энергии дома, например, хорошо изолировать дом», — говорит он.


Но насколько важно уменьшить количество собственного мусора?


«Концентрация внимания на сортировке источников и уменьшении упаковки сама по себе не очень способствует уменьшению газовых выбросов по сравнению с некоторыми другими мерами. Но в отношении того, о чем идет речь, то есть тотальном уменьшении материального потребления, то это в высшей степени важно», — говорит Стеен-Ульсен.


Он считает, что важно сконцентрировать внимание на меньшем создании мусора.


«Хороши все меры, способствующие росту осознания того, что всякое потребление ведет к увеличению пресса на окружающую среду. Некоторые относятся критически к этому эффекту, но я считают, что это правильный путь. „Нулевые отходы" могут изменить мышление людей. Я не хочу сказать, что все должны это делать, но если кто-то внесет подобный вклад, это очень хорошо», — говорит исследователь.


У Кристине Уллаланд нет никаких планов изменить свои новые привычки. Она нашла стиль жизни, который подходит ей.


«Я вернула силу и контроль как потребитель, вместо того чтобы реклама властвовала надо мной. Это необычайно приятное чувство», — говорит она.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.