В 1905 году Москву потряс теракт: когда князь Сергей Александрович выходил из своей кареты, его убили нитроглицериновой бомбой. Говорят, что даже стекла в окнах соседних домов треснули. Его жена, великая княгиня Елизавета Федоровна, тоже слышала взрыв из дворца, она бросила благотворительную работу в помощь русским солдатам, которую сама организовала, и бросилась к бричке.


Недовольство большевиков правительством и царем вызревало несколько лет, и активная позиция великого князя Сергея против революционеров сделала его непопулярным даже среди интеллигенции. Теракт вовсе не был неожиданностью. Напротив, великого князя намеренно везли одного. Незадолго до этого он отказался от поста московского губернатора. Это было время, окрашенное террором, насилием и отсутствием баланса, прямо как у нас сейчас.


Вон там, на снегу в Кремле лежит тяжело раненый ямщик возле двух мертвых лошадей. Солдат накрывает то, что осталось от тела великого князя. Елизавета сама собирает окровавленные части тела мужа, спешно подъехав несколькими минутами позже. Словно Исида. Она сжимает медали Сергея в руке. Но что можно исправить после такой катастрофы? Свидетели говорят, что она не плакала.


Елизавета Гессен-Дармштадтская, урожденная немецкая принцесса и внучка королевы Великобритании Виктории, позже будет причислена к лику святых русской православной церковью. Ее жизнь до краев была наполнена драмами, об этом чуть позже.


Уже на следующий день Елизавета, еще не оправившись от шока, договорилась о том, чтобы посетить камеру террориста. Один из ее близких друзей передает разговор.


«Кто вы?»


«Я его вдова. Зачем вы убили его?»


«Я не хотел убивать вас. Несколько раз я подкарауливал его с бомбой в кармане, но вы были рядом. Я ждал, пока он будет один».


«А вы не подумали, что убили и меня вместе с ним?»


Я вспомнила о Елизавете после теракта в Лондоне. И в нас тоже что-то умирает, когда убивают наших ближних. Что мы должны стремиться сохранить, какая дорога ведет вперед? Елизавета Федоровна знала, что это не пассивность. Она сознательно приняла Россию в свое сердце и вряд ли была безразлична к политике. Вскоре после теракта в Кремле она объявила, что простила убийцу своего мужа, начала кампанию за то, чтобы отменить смертный приговор, и обращалась к своему шурину — царю Николаю II, но напрасно. Откуда она взяла эту решимость?


Когда Елизавета была в тюрьме, она дала Каляеву, преступнику, совершившему теракт, евангелие и несколько раз призвала прочитать его и раскаяться. Она вышла с печальным вздохом: «У меня не получилось».


Но и сто лет спустя пример Елизаветы проливает свет на ситуацию в Европе, где практически каждую неделю случаются теракты. Ее поведение кажется сверхчеловеческим. И действительно, ее свет оказался ярче, чем тьма насилия.


Как сложилась жизнь Елизаветы? Она продала свое имущество и основала в Москве монастырь, где стала настоятельницей. При монастыре были больница, детский дом, библиотека и аптека, а еще очень популярная среди людей часовня, открытая для всех. Рассказывают, что Елизавета по ночам ходила по самым бедным районам Москвы, оказывая помощь нуждающимся. Во время беспорядков, последовавших за революцией 1917 года, Елизавету арестовали по приказу Ленина, и ей грозила ужасная смерть. Но она отказалась от всех предложений уехать в безопасное место. Она хотела разделить судьбу России.


На высоком медном кресте, которые воздвигли на месте смерти ее мужа, Елизавета приказала выгравировать: «Отче, прости их, ибо не ведают, что творят». Свидетели говорят, что она сама умерла с молитвой на губах 18 июля 1918 года в заброшенной шахте под Алапаевском.


В эпоху взрывов Елизавета подавала пример мужества — и любви. Она потеряла все, но продолжала путь. Не прощение ли сделало ее столь свободной? Ее выбор дал выход давнему глубокому желанию — помогать самым бедным и нуждающимся, и этот пример призывает и нас делать все возможное, несмотря на то, что жизнь сейчас омрачена террором.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.