Серый ледник мусора на поле напротив дома Наталии Крышталюк — это растущее препятствие на пути развития Украины: страна, раздираемая войной, тонет в собственных отходах.


Участок возле дома Натальи Крышталюк на окраине Львова является одной из примерно 36 тысяч легальных и нелегальных свалок, чье общее содержимое покрыло бы весь оккупированный Крым и спорные восточные районы Луганской и Донецкой областей, если выложить его одним слоем. Как будто Украине не хватает проблем с атаками пророссийских повстанцев на востоке и разочарованием западных доноров из-за экономической некомпетентности. Теперь бывшая советская республика вдобавок проигрывает борьбу с мусором.


Власти не любят повышать счета за сбор, а города медленно адаптируются к переработке и не могут инвестировать миллиарды долларов, необходимые для строительства мусоросжигательных заводов и других современных объектов. Экологические катастрофы едва ли в новинку в стране, пострадавшей от аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году, но риски растут с каждой пластиковой бутылкой, которую выбрасывают в кучу, и поставщики услуг, такие как Veolia Environment SA, теряют потенциальный бизнес.


«Почти все свалки на Украине используются дольше приемлемого срока, — говорит Сергей Волков, старший программный менеджер по энергетике, окружающей среде и устойчивому развитию Программы развития ООН. — В любое время на любой из них что-то может произойти».


Отсутствие переработки отходов


Из зеленого двухэтажного дома Натальи Крышталюк на западе Украины видны просторы сельскохозяйственных угодий, поля и небольшие леса, которые живописно простираются на север — и внезапно резко обрываются 33 гектарами свалки, заложенной еще в 1960 году во времена Советского Союза.


«Ничего не сделано, людей обманули и сказали, что ведется рекультивация», — сетует 29-летняя фармацевт, которая везет коляску со спящей 18-месячной дочерью по недавно асфальтированной дороге вдоль полей.


Предполагалось, что объект будет закрыт после пожара в прошлом году, когда ядовитые испарения распространялись еще несколько недель. Но жители этого нового района, которых уверяли, что свалку скоро ликвидируют, говорят, что и спустя шесть лет мусор продолжает накапливаться.


Страна, расположенная на самых плодородных землях континента, отправляет 95% твердых отходов на свалки. По сравнению с 45% в соседнем Европейском союзе, по данным Eurostat. Только 4% всех украинских отходов сортируются для переработки, по сравнению с 39% в 28 странах-членах ЕС.


Риск катастрофы


Растет риск экологической катастрофы, например, повторения огромного пожара, который не удавалось потушить в течение нескольких недель в мае 2016 года. Четверо спасателей погибли, оказавшись под 20 тоннами отходов.


Украинцы платят за сбор мусора сумму, соответствующую 26-37 центам в месяц, то есть, ежемесячный счет для семьи из четырех человек в квартире составляет менее одного доллара США, чего недостаточно для покрытия операционных расходов.


По данным Европейского банка реконструкции и развития, даже учитывая то, что украинцы входят в число граждан с самыми низкими доходами на душу населения в Европе, установленные государством счета за сбор мусора намного ниже экономически целесообразных.


Нелегальный сбор


Правительство, пытающееся удержаться у власти и отягощенное институциональной коррупцией, не в состоянии поднять налоги до уровня, необходимого для финансирования инфраструктурных проектов, чтобы уменьшить размер полигонов и внедрить современные технологии, поясняет Василий Астров, старший экономист Венского института международных экономических исследований.


«У государства — фундаментальная проблема с налогообложением людей и бизнеса, — говорит Астров, — потому что слишком велика доля теневой экономики и слишком велико стремление уклоняться от налогов».


Поскольку стимулы к оплате за утилизацию отходов почти отсутствуют, западным компаниям по переработке отходов сложно оставаться на Украине.


После двух десятилетий на Украине Veolia едва может получить прибыль из-за массового незаконного сбора и утилизации и отсутствия дохода.


Около 80% всех отходов перерабатываются «в тени», говорит Королюк, поскольку бездомные собирают мусор прямо на улицах или полигонах, и им платят наличными, тогда как незаконно действующие компании по сбору выбрасывают отходы на нелегальных свалках.


Наполнители для курток


Страдают и отечественные компании. В переоборудованной усадьбе на окраине Львова, где пылятся десятки гигантских тюков раздавленных пластиковых бутылок, Юрий Искив руководит GalPET. Компания покупает пластиковые бутылки и превращает их в гранулы для изготовления набивки для курток, пластиковых флаконов и других продуктов.


Двое мужчин в комбинезонах сбрасывают бутылки для безалкогольных напитков и воды в дыру и подсоединяют древний шланг к шумной машине, которая сминает, крошит и плавит их. GalPET обрабатывает до 200 тонн пластиковых бутылок в месяц, но это лишь около одной трети ее потенциала, поскольку переработка не слишком распространена.


«У нас катастрофический дефицит использованных пластиковых бутылок, потому что их не извлекают из отходов», — сообщает Искив.


Мэр Львова Андрей Садовый заявил, что в этом году город надеется начать строительство мусороперерабатывающего завода на 75 миллионов евро от Европейского инвестиционного банка. Деньги также будут использованы для очистки существующего объекта посредством «рекультивации», — сказал он.


Проект должен быть одобрен Министерством регионального развития.


«Они не горят желанием помочь, — замечает мэр ЛЬвова, — поэтому мы ищем инвесторов».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.