Авдеевка, Украина. — В начале 2015 года генеральный директор Авдеевского коксохимического завода на востоке Украины Муса Магомедов собрал 100 начальников смен и предоставил им выбор: они могут либо выйти из этого миллиардного бизнеса, либо продолжить работать.


По ходу эскалации начавшегося в апреле 2014 года кровавого конфликта между пророссийскими сепаратистами и украинскими силами на востоке Украины, завод, располагающийся в 547 километрах к юго-востоку от Киева, оказался на передовой самого кровавого конфликта в Европе со времен Югославских войн 1990-х годов. Над головой то и дело со свистом проносились ракеты, а за «шипением» заводских машин различался шум тяжелой артиллерии.


«Несправедливо было просить людей приходить на работу и ежедневно рисковать жизнью, если бы они не имели отношения к процессу принятия решений», — говорит Магомедов.


Несмотря на риски, рабочие решили, что завод должен несмотря ни на что функционировать, обеспечивая тем самым хоть какое-то ощущение нормальной жизни, отопление и столь необходимый для жителей области доход.


Теперь, спустя два года, блокада в восточной Украине угрожает будущему завода Авдеевки и здоровью и без того шаткой экономики Украины. В январе активисты, при поддержке некоторых политиков, инициировали блокаду с целью прекращения торговли между предприятиями на украинской и удерживаемой сепаратистами территориях. В середине марта к этому присоединилось правительство, кардинально поменяв ход своих действий и объявив о полной транспортной блокаде районов, контролируемых повстанческими силами, что не предвещает ослабления конфликта в ближайшем будущем.


«Что я, по-вашему, должен сказать этим ребятам, ведь они и так пережили достаточно? „Извините, но политика важнее ваших зарплат"?» — сказал в отчаянии Магомедов.


Слишком уж высоки ставки для Авдеевки, Донбасской области и Украины в целом. Экономическая неопределенность, возникшая в связи с прекращением торговли, побудила Международный валютный фонд отсрочить предоставление Украине очередного транша. По оценке премьер-министра Владимира Гройсмана, к концу года Украина потеряет 75 000 рабочих мест и как минимум 3.5 миллиарда долларов доходов от внешних валютных операций. Согласно информации агентства Reuters, центральный банк страны опасается, что если блокада не будет снята, экономический рост сократится вдвое.


За три года конфликта население Авдеевки сократилось с 35 000 человек до 16 000. Магомедов говорит, что люди звонят ему, прежде чем открыть свой бизнес, желая удостовериться в том, что заработная плата будет выплачиваться вовремя. (В ходе тридцатиминутного интервью ему позвонили трижды. Одним из звонивших был мэр, проверявший в тот момент завод.)


Магомедов рассказал, что 200 из 4 000 сотрудников завода были сняты со своих обычных двенадцатичасовых рабочих смен — подобные шаги были предприняты и в 2014 и 2015 годах в самый разгар боевых действий. Чтобы хоть чем-то себя занять, некоторые затеяли ремонтные работы, другие изучают инструкции. Они получают лишь 66% от своей ежемесячной зарплаты в 223 доллара. Генеральный директор завода опасается, что в случае продолжения блокады, уже в апреле со своих мест будут сняты еще 800 рабочих.


Наталья Васильевна, одна из сотрудниц, занимающихся изучением инструкций, выступает против блокады. «Система создавалась еще в советское время, в ней все взаимосвязано. Я понимаю: политики, наверное, хотят что-то изменить, но это требует времени. Делать что-либо вот так спонтанно считаю абсолютно бессмысленным».


Судьба промышленных рабочих области мало заботит членов блокирующих групп, расположенных в городе Бахмут в полутора часах езды от завода. Они сосредоточены на том, что называют «блокадой торговли на крови» между украинскими предприятиями в захваченных сепаратистами районах и теми, что контролирует государство.


Группа из нескольких десятков человек, запасшаяся консервами и макаронными изделиями, а также, как оказалось, коктейлями Молотова, разбила здесь лагерь, заблокировав движение поездов. С тех пор, как 26 января протестующие устроили первую блокаду, сепаратисты взяли под контроль украинские предприятия на своей стороне демаркационной линии.


До того, как была установлена полная блокада, Киев разрешил грузовым поездам пересекать установленные границы, обслуживая заводы и рудники, которые являются основными средствами к существованию промышленного региона Донбасса. Такая торговля ни для кого не была секретом — западная пресса говорила о ней в 2015 году. Заводы, контролируемые сепаратистами, продолжали выплачивать миллионы долларов налогов, так необходимых Киеву и сепаратистам, сохраняя тем самым тысячи рабочих региона на своих местах.


Пока в ходе текущего конфликта рабочие получали регулярные выплаты, ведение бизнеса с сепаратистами, как считают протестующие, помогло сохранить самопровозглашенные республики на плаву, а владевший промышленными предприятиями региона олигарх Ринат Ахметов продолжал получать прибыль.


Семен Семенченко, член парламента, получивший известность в качестве активиста «Евромайдана» — волны демонстраций, требующих более тесных связей с Европой и более прозрачной формы правления — теперь стал активным сторонником блокады. Объяснение тому простое: «Торговля с оккупантами — это финансирование терроризма», — заявил Семенченко, ссылаясь на сепаратистов и продолжающийся конфликт с украинскими властями.


Противники блокады считают, что сокращение поставок угля также может привести к отключению электроэнергии, поскольку около 15% потребляемого в стране электричества преобразуют из угля. Семенченко отвергает такие опасения, считая, что Украине необходимо диверсифицировать источники энергии.


По его словам, длительная приостановка торговли сильно промышленности региона не навредит. «Ведь у нас есть хороший антидепрессант „Прозак". Он поможет людям меньше волноваться».


В Киеве поддержка блокады первоначально разделилась между конкурирующими фракциями, а Гройсман назвал лагерь протестующих «популистским пиаром». Однако вскоре после того, как службы госбезопасности силой разогнали один из лагерей, а повстанцы захватили принадлежащие Ахметову предприятия на территории сепаратистов, правящая коалиция Гройсмана изменила свою позицию. По их словам, блокада будет продолжаться до тех пор, пока не будут возвращены предприятия, захваченные повстанцами, в том числе принадлежащие богатейшему человеку Украины — Ахметову.


Тем не менее, группы блокирующих говорят, что в ближайшее время с места не сдвинутся. Мужчина, называющий себя «Катаной», в честь меча японских самураев, считает, что риторика Киева — лишь отвлекающий маневр. «Они хотят, чтобы мы ушли и продолжат торговлю с оккупантами», — заявил он, имея ввиду поддерживаемых Россией сепаратистов Донбасса.


Между тем, генеральный директор коксохимического завода Магомедов говорит, что точно не знает, сколько еще продлятся поставки угля. Вид необходимого угля можно добывать в США и Австралии, но это дороже. Блокады привели к убыткам завода в январе и феврале. «Мы являемся частью системы», — говорит он. «Если завод отрезан от поставщиков, это не сулит ничего хорошего в будущем.


А на заводской производственной площадке за вагоном, наполненным углем, который должен быть транспортирован на заводской трек для переплавки в кокс, наблюдает из углового офисного окна Геннадий Головатюк.


«Вот где собака зарыта», — усмехнулся он, указывая на происходящее снаружи. 59-летний мужчина посвятил всю свою трудовую деятельность коксовой промышленности, а последние 20 лет работал на заводе в Авдеевке. Отвечая на вопрос о текущих событиях, он озвучил мудрую мысль: «Не выбирайте себе дом, выбирайте соседей».


Вопрос, прибудет ли в ближайшее время новая партия угля, он попросил адресовать «соседям», а не ему.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.