У терактов в Стамбуле, Санкт-Петербурге и Стокгольме есть как минимум одна общая черта.


Во всех случаях преступники, похоже, узбекского происхождения.


Встает вопрос — почему.


Так же, как это было в Западной Европе, множество исламских боевиков из центральноазиатских стран мобилизовались и поехали воевать за «Исламское государство» (террористическая организация, запрещена в России — прим. пер.) в Сирии и Ираке.


В Узбекистане, Киргизии и Таджикистане есть свои террористические движения, которые ставят задачу ввести законы шариата и устроить исламистское государство на своей территории. Часто они возникали в знак протеста против жестких репрессивных режимов, которые воцарились там после обретения этими странами независимости с распадом Советского Союза в 1991 году.


Эти страны объединяют глубокая бедность, безработица и плохие перспективы для молодежи. Многие пытаются уехать за границу в поисках работы и в надежде на какое-то будущее. Нередко уезжают в Россию, так как в советские времена русский язык был общим для всех.


В России, а также в других странах, они часто оказываются малооплачиваемыми рабочими низкой квалификации на стройках или обслуживающим персоналом в кафе.


Именно так обстояло дело и с 22-летним узбеком, который, по утверждению России, устроил теракт в петербургском метро на прошлой неделе. Он приехал из Киргизии, где живет значительное узбекское меньшинство, и проработал в России несколько лет. Согласно русским СМИ, в 2014 году он ездил в Сирию, чтобы воевать за ИГИЛ.


Застрелил 39 человек


Теракт, который на Новый год случился в Стамбуле, устроил 34-летний узбек, вероятно, прошедший тренировку в Афганистане. Он застрелил 39 человек в ночном клубе Reina, хотя изначально собирался произвести теракт на площади Таксим в центре города. Он поменял цель из-за чересчур суровых мер безопасности. Как утверждает Турция, почти за год до теракта он незаконно проник в страну через Сирию.


Трое преступников, устроившие теракт в аэропорту Ататюрка в Стамбуле в июне 2016 года, также были из Центральной Азии. Один — из Киргизии, другой — из Узбекистана, третий — россиянин со связями в Чечне.


История терроризма в Центральной Азии уходит корнями в тот хаос, который начался в Афганистане, когда Советский Союз вынудили оставить войну и ретироваться, поджав хвост. В Советском Союзе мусульмане не могли открыто исповедовать свою религию. Независимость вкупе с успехами исламистов в Афганистане привели к возникновению ряда джихадистских движений, которые постепенно начали сотрудничать, например, с движением Талибан (террористическая организация, запрещена в России — прим. пер.), которое правило Афганистаном с 1996 года и дало пристанище террористической группе «Аль-Каида» (запрещена в России — прим. пер.) и ее лидеру Усаме бин Ладену (Usama bin Ladin).


В тренировочные лагеря «Аль-Каиды» приходили новобранцы, в том числе из Узбекистана, Киргизии и Таджикистана. После этого они воевали в разных конфликтных регионах, где действовали исламистские группировки, например, в российской республике Чечне, в Пакистане и в Сирии.


В Узбекистане самая активная группа — «Исламское движение Узбекистана», ИДУ (террористическая организация, запрещена в России — прим. пер.), которое также ведет деятельность в Таджикистане. Раньше они были отделением «Аль-Каиды», но затем присягнули на верность ИГИЛ. Их цель — создать единое исламское государство из всей Центральной Азии.


В Сирии есть несколько группировок боевиков под лидерством узбеков, которые воюют на стороне «Аль-Каиды» или ИГИЛ. Сведения варьируются, но, по оценкам, всего в Сирии воюют три тысячи исламистов из Центральной Азии.


Предпосылки пока не ясны


Каким образом в эту схему вписывается 39-летний подозреваемый, мы пока не знаем. Но нет сомнения, что Центральная Азия играет важную роль в качестве поставщика проповедующих насилие экстремистов-добровольцев.


Также нет никакого сомнения, что джихадисты общаются друг с другом через границы. Они встречаются в тренировочных лагерях или на поле боя. Когда они возвращаются, то создают сеть и террористические ячейки, которые поддерживают между собой связь.


Неслучайно, например, шведский гражданин участвовал в теракте в Брюсселе.


Проблема в том, что сотрудникам полиции безопасности очень трудно проникнуть в эти террористические сети и раскрыть контакты и связи до того, как произойдет теракт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.