Спустя 68 лет после того, как англичанин Джордж Оруэлл (George Orwell) издал свой шедевр «1984», антиутопия будущего обрела на Западе новые краски.


После того, как советник Трампа Келлиэнн Конуэй в воскресенье 22 января этого года использовала выражение «альтернативные факты», чтобы описать явную ложь администрации Трампа, в частности, о количестве участников церемонии инаугурации президента, «1984» взлетел на верхние строчки списка бестселлеров интернет-магазина Amazon.


Статистика продаж издания Gyldendal показывает, что после победы Трампа на выборах президента с ноября 2016 года и по март 2017 года, всего за пять месяцев, в Дании было продано 1 410 экземпляров «1984». Это больше, чем было продано за весь 2014 год. И больше, чем за весь 2015 год.


Оруэлл стал заметен не только из-за выросших продаж его книги. Старый фильм, снятый по этому роману, 4 апреля этого года был показан в 90 независимых кинотеатрах 34 штатов США в знак протеста против уродливого отношения Трампа к фактам. И в июне этого года «1984» будет поставлен как спектакль на Бродвее в Нью-Йорке. Кроме того, Sony Pictures в последние годы работает над фильмом по этому роману, режиссер — Пол Гринграсс (Paul Greengrass, «Ультиматум Борна», «Капитан Филлипс»).


«Ренессанс Оруэлла»


Бывший министр иностранных дел Пер Стиг Мёллер (Per Stig Møller), автор книги «Надежда и страх Оруэлла» ("Orwells håb og frygt«,1983), подтверждает, что мы на Западе в последнее время живем с «большим ощущением Оруэлла». Нынешний так называемый «ренессанс Оруэлла» корнями уходит в 2013 год, когда разоблачения агента Эдварда Сноудена (Edward Snowden) показали массивные программы тотальной слежки АНБ, но сейчас роман стал популярным из-за появления президента Дональда Трампа (Donald Trump) и ложных новостей. Пер Стиг Мёллер говорит: «Все дебаты о ложных новостях очень хорошо подходят для того, что Оруэлл писал о „министерстве правды" и использовании „новояза", когда умы людей наполняли ложью. При Трампе мы были свидетелями того, как произносились красивые слова, означавшие совершенно противоположное тому, что было сказано».


Если вы хотите освежить в памяти «1984» и мир понятий Оруэлла, то продолжайте читать.


2 + 2 = Трамп


В «1984» мы встречаемся с Уинстоном Смитом (Winston Smith), живущим в тоталитарном государстве Океания, управляемом «Партией», которая во главе с Большим Братом контролирует все, даже мысли людей. Смит работает в Министерстве правды, в здании, построенном из белого цемента в форме пирамиды высотой в 300 метров, с тремя лозунгами Партии, написанными красивыми буквами на красивом фасаде: «Война — это мир», «Свобода — это рабство» и «Незнание — это сила».


Работа Уинстона состоит в том, чтобы переписывать заново или уничтожать исторические материалы, чтобы «история» постоянно поддерживала последние по времени позиции Партии. Короче говоря, там делают ложь, переодетую в правду. И поскольку Партия полностью контролирует как исторические документы, так и мысли членов Партии, то совершенно естественно, что прошлое и правда должны стать тем, чего хочет Партия. Даже 2 + 2 равняется 5, если этого хочет Партия. Оружием Партии в стремлении контролировать мысли людей является и «новояз», особо примитивная форма английского языка, разработанная для уничтожения или оглупления граждан и невозможности существования критического мышления.


По словам Туре Рюе Андерсена (Tore Rye Andersen), преподавателя истории литературы Университета Орхюс, Оруэлл «необыкновенно остро» использует «новояз»: «Речь идет о том, как действительность может измениться, если ею манипулируют чисто языковым способом. Это находится в полной гармонии с современным обществом, когда в интернете или социальных сетях можно увидеть и прочитать ложные новости так часто, что в конце концов начинаешь верить в то, что это правда».


От телеэкрана до Twitter


Не сложно установить связь между «1984» и нынешним Дональдом Трампом, который врет обо всем, начиная с террористического нападения в Швеции и кончая сообщениями о том, что Обама прослушивает его телефон в Башне Трампа. Трамп, правда, не использует «телеэкран» для своей пропаганды, как Большой Брат в «1984». Он использует Twitter.


Канадский IT-мыслитель и писатель Майкл Хэррис (Michael Harris) рассказывает газете Jyllands-Posten в связи с этим материалом, что неправильно спрашивать о том, насколько правдивы или ложны заявления Трампа в Twitter: «Говорит он правду или ложь, это к делу не относится. Он пишет эти твиты не потому, что верит, что они правдивы. Он их пишет потому, что они должны быть правдивыми, если он хочет разумно объяснить те изменения, которые он хочет осуществить».


Двоемыслие живет


То, что можно одновременно быть и правдивым, и лживым, является еще одним гениальным изобретением Оруэлла, говорят эксперты. Уинстон в романе находится в странном положении. В силу своей работы он понимает, что прошлое постоянно редактируется Партией. Но в то же время он должен верить новой правде, которую непрерывно создает он сам. Поэтому он должен, как все остальные граждане Океании, владеть так называемым «двоемыслием», которое в «1984» описывается как способность «одновременно иметь два мнения, которые опровергают друг друга, и знать, что они противоречивы, но верить и тем, и другим».


Корпорация CNN писала 26 января 2017 года, что можно рассматривать как выражение «двоемыслия» веру Дональда Трампа в то, что во время президентских выборов было подделано три миллиона голосов, и в то, что его победа по своему характеру была исторической.


«Незнание — сила»


Туре Рюе Андерсен, преподаватель истории литературы Университета Орхюс, говорит также, что такие находки в «1984» как «министерство правды», «новояз», «двоемыслие» и лозунг «незнание — это сила» являются «актуальными как никогда ранее» и «точны по отношению к современности»: «Изобретение новояза представляет собой также форму антиинтеллектуализма. А в США у граждан всегда существовала особо сильная антиинтеллектуальная позиция, согласно которой не нужно верить, что человек что-то из себя представляет потому, что у него хорошее образование. Это одно из течений, сыгравшее свою роль в избрании Трампа».


Очень сильное влияние Оруэлла ощущается и в том, что в США избрали президента, которые не производит впечатления «настоящего», считает Рюе Андерсен: «Трамп — виртуальный президент. В действительности он — всего лишь телевизионная картинка, почти как Большой Брат. В книге выражается сомнение, существует ли Большой Брат действительно, или это только экран. И то же самое с Трампом. Он почти настолько смешон, что может быть пародией, которую смотрят по телевизору».


Антиутопия = Оруэлл


В объяснении популярности Оруэлла в наше время необходимо, по словам преподавателя, упомянуть, что «1984» с течением времени стал «символом романа-антиутопии».


«Если люди воспринимают действительность как антиутопию, то это „1984". Многие автоматически выбирают этот роман, хотя есть и другие антиутопические произведения, которые, по меньшей мере, так же сильно описывают различные стороны времени, в котором мы живем».


Рюе Андерсен называет «О новый прекрасный мир» Олдоса Хаксли (Aldoux Huxley), который хорошо описывает, как люди становятся пассивными из-за развлечений, «451 по Фаренгейту» Рэя Брэдбери (Ray Bradbury), где антиинтеллектуализм проявляется в сжигании книг, и, наконец, «Нейромант» Уильяма Гибсона (William Gibson), который особенно остро показывает, как правительства и фирмы сливаются в неопределенном аппарате власти.


Интернет-активист Петер Кофуд (Peter Kofod) считает, как и Рюе Андерсен, что есть большая группа американских избирателей, включая их единомышленников на Западе, которая чувствует, что действительность трансформировалась в «антиутопию Оруэлла»: «Они очень хотят понять эту антиутопию. И здесь Оруэлл может выступать как хороший помощник».


Возросшая популярность книги должна все-таки рассматриваться как подтверждение ее самоценности, по мнению Рюе Андерсена. Потому что, когда растут продажи книги, и СМИ всего мира затем пишут об этой тенденции, создается эффект снежного кома. Преподаватель купил, например, эту книгу своей тринадцатилетней дочери, когда прочитал новость о том, что книга возглавила список бестселлеров Amazon.


Страх тоталитаризма


Петер Куфуд ссылается на «эффект Большого Брата», чтобы найти главную причину успеха книги. Каждый раз, когда в повестке дня появляется слежка, начиная со Сноудена в 2013 году и заканчивая ложными утверждениями Трампа о прослушивании Башни Трампа, популярность книги растет. Ложные новости и «альтернативные факты» — это дополнительный бензин на горящий костер известности Оруэлла.


Пер Стиг Мёллер считает, что хотя мы на Западе, конечно же, живем не в тоталитарных условиях, как в Океании Оруэлла, страх тоталитарности или «либеральной демократии» вернулся: «Мы, естественно, боимся, что у нас будет авторитарное правление и общество слежки, в котором людей будут выслеживать по смартфонам, реагирующим на лживые новости. Это может и впрямь происходить именем демократии. Мы ведь видели в Германии тридцатых годов, как демократия отменяла сама себя».