Директор по производству Евровидения-2017 Ольга Мельциг стоит в центре главного зала Международного выставочного центра Киева.


На сцену, построенную в зале, спустили осветительные приборы, напоминающие виноградную кисть. Теперь там устанавливают камеру.


«Мы готовы на 95%. Мы в графике», — говорит Мельциг.


Первый полуфинал Евровидения этого года проведут в этом зале через две недели, 9 мая. Финал состоится в субботу на той же неделе.


Группа, возглавляемая Мельциг, организовала место для проведения Евровидения всего за месяц. Строительные работы начались 27 марта. Сейчас устанавливаются камеры и последние зрительские кресла. Группа людей красит бетонный пол в черный цвет.


Строительство находится на завершающей стадии, как и должно быть. Главная сцена и находящаяся за ней световая стена готовы, как и небольшая сцена для ведущих и место, где выступающие будут дожидаться своих баллов за выступление. Ложи напоминают обрезанные наискосок трубы.


За пределами Международного выставочного центра атмосфера кажется немного более хаотичной. Всюду слышен стук: рабочие кладут новую мостовую на месте перерытых тротуаров.


Это уже 13 конкурс Евровидения, в организации которого Мельциг принимает участие. Она входит в состав международной команды, которая помогает организаторам в строительстве места проведения Евровидения.


«Все организаторы нуждаются в помощи, поскольку на Евровидении телекомпании нужно будет транслировать самый сложный концерт в мире», — говорит Мельциг.


«Евровидение — это как если бы вы пошли в Макдональдс и заказали пиццу. Государственные телерадиокомпании, которые принимают Евровидение, не знают секреты организации такого грандиозного мероприятия. И они не должны их знать, ведь это не их дело», — говорит она.


Мельциг принимала активное участие уже на ранних стадиях строительства, потому что у нее есть главное требование: конструкция должна выдерживать вес в сто тонн. Вокруг должно быть много свободного пространства, ведь даже пространства большого зала может не хватить для проведения этого мероприятия — для него должны быть выделены даже собственные генераторы.


«Выбранное организаторами место проведения конкурса определяет детали строительства сцены. Здесь нам, например, нужно было построить большую и широкую сцену, поскольку в этом зале может быть только такая. А, например, на крытой арене Hartwall Arena в Хельсинки было достаточно и сцены поменьше».


Сцена весит 30 тонн, ее площадь — 350 квадратных метров.


Каждый раз конкурс получается разным, поскольку у принимающей страны — собственная особая культура и своя политическая ситуация.


Мельциг принимала участие и в проведении киевского Евровидения-2005. Сейчас все идет медленнее и немного тяжелее, и это хороший знак. Ведь медлительность связана с тем, что при заключении сделок устраиваются тендеры.


«Тяжелее всего заниматься организацией Евровидения в демократических странах», — говорит Мельциг и громко смеется.


В этом году зал будет немного больше, чем в прошлом году. Вместимость — около девяти тысяч человек.


И, собственно, само шоу. Чего нам ожидать?


У телепрограммы будет две части. Конкурс и шоу принимающей телерадиокомпании страны. По словам Мельциг, это стоит увидеть.


«Украина передаст миру свое послание. Расскажет, как она возникла, где находится сейчас и куда идет», — говорит она.


«Будет очень много креативности, которая ежегодно присутствует в выступлениях Украины на Евровидении. Эту креативность мы собираемся продемонстрировать всему миру».


Представитель пресс-службы Евровидения-2017 Павло Шилько считает, что Украине есть что показать.


«За прошлые годы Украина запомнилась миру в основном военными действиями. Мы хотим показать, что значительно продвинулись вперед. Это отличная возможность продемонстрировать свою душевную силу», — говорит Шилько.


Он напоминает, что, несмотря на продолжающуюся войну на востоке, Киев — европейский город. Никаких проблем, связанных с безопасностью, нет.


И про шоу.


«Мы объединим традиции и современность. Будут не только казаки».


Девиз Евровидения в этом году — Celebrate Diversity, «Празднуйте разнообразие».


По мнению Шилько, со слоганом хорошо сочетается и то, что в этот раз ведущие — трое мужчин.


«Сейчас все иначе. Когда-то ведущими были одни девушки».


Когда выходишь из зала, трудно представить, что внутри здания скоро состоится Евровидение. На светлом здании с золотистыми стеклянными поверхностями еще нет никаких баннеров.


На улицах города тоже пока мало сообщается о Евровидении. На Крещатике, главной улице, висит несколько небольших афиш, но на них часто рекламируется что-то другое. Заметен лишь небольшой логотип Евровидения.


Выставочный центр, тем не менее, не является единственным местом, в котором вся работа полностью посвящена Евровидению.


Государственная телерадиокомпания Украины находится в здании советских времен, напоминающем башню, которую уже впору превратить в музей. На ее 14-м этаже Ярослава Каминска занимается организацией работы добровольцев на Евровидении.


900 добровольцев будут помогать делегациям, выполнять задачи безопасности и работать в пресс-центре.


«В общей сложности мы получили 12 тысяч заявок», — говорит Каминска.


На Украине нет шумихи о российской участнице


На деревьях в Киеве уже распускаются листья, и по вечернему Крещатику, главной улице города, прогуливаются люди.


«Все всегда подчеркивают, что Евровидение — это не политическое мероприятие», — говорит Элина Сукач.


«Россия тоже так считает, но потом сама начала заниматься провокациями».


Сукач, конечно, имеет в виду шумиху Евровидения этого года.


В марте Россия выдвинула кандидата Юлию Самойлову, с детства прикованную к инвалидной коляске. Самойлова выступала в 2015 году в Крыму, который Россия оккупировала весной 2014 года.


Согласно международному правовому статусу, Крым относится к Украине. Поэтому Украина считает посещение Крыма нарушением границы, и певица Самойлова получила запрет на въезд в страну на три года.


Сначала проблему пытались как-то решить, но Россия не согласилась отправлять кого-нибудь взамен Самойловой, а Украина отказалась отменить ограничение на въезд.


По информации Deutche Welle, глава Европейского вещательного союза Ингрид Дельтенре (Ingrid Deltenre) грозилась запретить Украине принимать Евровидение, если страна не пойдет на уступки.


В конце концов, Россия заявила, что не будет участвовать в Евровидении. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков сообщил, что «организаторы не соблюдают свои собственные требования».


На Украине многие считали выбор Самойловой провокацией. Россия выбрала Самойлову без проведения открытого голосования.


Сукач, которая переехала в Киев из Крыма, не рассуждает о Самойловой. Она очень воодушевлена предстоящим Евровидением.


«Это значительное событие. К проведению Евровидения относятся серьезно», — говорит она.


У нее еще нет билетов ни на один этап конкурса, но она планирует посмотреть Евровидение вживую.


История с Самойловой, похоже, взволновала лишь немногих. В отношениях России и Украины есть проблемы и поважнее.


Юлия Алексеевна, которая собирает на Майдане деньги для помощи раненым солдатам, говорит, что ничего не слышала о скандале с певицей. О Евровидении — конечно.


«Это большое событие. Это уже маленькая победа для Украины, что конкурс проводят здесь в такие времена».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.