В 1975 году Наср Юсеф покинул Сирию, чтобы учиться в Советском Союзе. Он женился на русской, и у них родились двое сыновей: Амжад и Надим. Наср Юсеф вернулся с женой и двумя сыновьями в свою страну, но в 1989 году решил уехать на постоянное место жительства в Москву. Каждый год дважды (до 2010 года) братья Амжад и Надим Юсеф ездили на свою родину, в Сирию.


Амжад родился в Москве в 1981 году, его отец был сирийцем, мать — русской. Свое детство он провел, постоянно перемещаясь между Россией и Сирией. Когда ситуация определилась и его семья осталась в российской столице, Амжад поступил в саудовскую школу, которую закончил и поступил в университет Сеченова, выбрав своей специализацией пластическую хирургию.


Прошло совсем немного времени, и этот врач основал крупную клинику в центре Москвы, дав ей название «Damas» (Дамаск), в которой работают две русских женщины-врача и административный персонал. «Мы занимаемся всеми видами пластической хирургии и проводили операции некоторым знаменитостям, используя самые современные средства. Сейчас в нашей клинике появился отдел по решению проблем с ожирением», поделился Амжад в интервью «аль-Араби аль-Джадид».


Амжад рассказывает, почему он выбрал специализацию «пластическая хирургия»: «Я с детства мечтал стать врачом, но не был готов видеть страдания людей каждый день. Обнаружил в дальнейшем, что косметическая хирургия является единственной специализацией, в которой этого нет».


Достигнуть своей мечты было нелегко. Пластической хирургии как отдельной специальности не было в России до 2012 года. По этой причине Амжад получил специализацию в области челюстно-лицевой хирургии, а затем перешел в пластическую хирургию после появления этой специализации. После окончания университета Амжад прошел несколько курсов профессиональной подготовки, получив более десяти дипломов по узким специализациям в пластической хирургии. Амжад не владеет русским языком в совершенстве, однако, при этом он не испытывает никаких трудностей в общении с русскими посетителями своей клиники, и подтверждает, что арабские корни совершенно не влияют на его работу.


В прошлую среду работа Амжада принесла ему награду на международной премии в области красоты и здоровья «Грация» в категории «лучший пластический хирург по блефаропластике». Эта премия проводится с 2004 года и награда, полученная на ней считается одной из самых престижных в области здоровья и красоты. Награждаются хирурги, работающие в различных сферах пластической хирургии в России и бренды в области красоты и здоровья. Премия также имеет своей целью познакомить потребителей с последними достижениями и стимулировать их использовать новейшие технологии в этой области.


В настоящее время Амжад стремится зарегистрировать патент на изобретение под названием «глаз Клеопатры», поскольку он был первым, кто использовал его в пластической хирургии в России.


Что касается его младшего брата Надима, который родился в Москве в 1985 году, то с самого раннего возраста он выбрал другое направление. Надим получил образование в том же университете, но по специальности «сердечно-сосудистая хирургия». Поначалу русские пациенты были обескуражены его арабским именем, но после распространения позитивных оценок его работы на медицинских сайтах в Интернете, вопросов больше не возникало.


В беседе с «аль-Араби аль-Джадид» Надим рассказывает: «первой моей специализацией была общая хирургия, затем хирургия сердца. В настоящее время я работаю в научном центре хирургии Петровского, ведущем центре в России».


До прихода в центр Петровского Надим работал в ряде больниц в Москве и обучался в клиниках в нескольких странах Персидского залива.


Несмотря на трагедию, которую Сирия переживает последние несколько лет, истории успеха сирийцев за ее пределами все же существуют. Они кажутся лучом света в темном тоннеле, и мы надеемся, что ситуация позволит сирийцам вернуться домой когда-нибудь и использовать свой опыт на своей родине.


В будущем братья собирались вместе вернуться в Сирию, чтобы работать там по своей специальности. Но события, произошедшие в Сирии в последние годы, не позволили это сделать. Они продолжают надеяться, что сирийская трагедия закончится, и вместе с теми, кто был вынужден уехать из этой страны, они смогут вернуться и применять свои знания на благо своего народа.


В интервью «аль-Араби аль-Джадид» отец Амжада и Надима, Наср Юсеф рассказал, что испытывает чувство гордости за своих сыновей, которые смогли добиться успеха в России. Безусловно, арабские имена его сыновей причиняли им некоторые проблемы в начале их карьеры, однако их исключительные способности в науке и профессии смогли превратить имена из отрицательного фактора в фактор славы. Наср, который также учился в России во времена Советского Союза, добавляет: «сегодня Амжад — один из самых известных пластических хирургов, а Надим является единственным врачом иностранного происхождения, который работает в Центральном научно-исследовательском институте практической хирургии им. Б.В.Петровского. Я горжусь тем, что мои сыновья добились успеха в России, сохраняя при этом свою арабскую идентичность. Они не разочаровали меня, и я уверен, что это еще не конец их достижений».


Эксперты по вопросам миграции объясняют столь ограниченное число подобных историй несколькими факторами. Среди них сложные процедуры оформления вида на жительство и гражданства, так как для получения гражданства российское законодательство обязывает отказаться от гражданства страны происхождения, а этот факт отвергается многими мигрантами.


Более того, Россия не располагает подходящей инфраструктурой для мигрантов, тем более, что большинство россиян не владеет английским языком, а в общественных местах отсутствуют указатели на языке международного общения.


Отсутствие у арабов желания эмигрировать в Россию вызывает низкий уровень заработной платы для неквалифицированной рабочей силы, сопровождаемый при этом условиями жесткой конкуренции с миллионами мигрантов из бывших советских республик в Центральной Азии. Последние получают здесь заработную плату в размере 500-700 долларов в месяц, что гораздо ниже, чем в странах ЕС, таких как Германия, Франция и Италия.


Таким образом, арабская община в Москве практически ограничивается арабскими студентами, и теми, кто остался жить или вернулся после окончания университета. В основном, это представители Сирии и Палестины, которые работают и имеют русских жен. И, конечно же, определенную часть составляют дети из смешанных семей, как, например, Амжад и Надим.


Наср Юсеф призывает арабскую и сирийскую молодежь, которые вынуждены были мигрировать, использовать те возможности, которые у них появились в эмиграции. Это возможность учиться, которая имеет важнейшее значение для личности и для любого носителя арабской идентичности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.