Хозан Ибрагим возглавил весьма амбициозный проект: он создает сеть из всех организаций, которые в разгар кровопролитного конфликта продолжили работать в интересах гражданского общества. Он убежден: граждане — единственная подлинная сила, способная запустить процесс перехода к мирной жизни.


В Европе сложно иметь четкое представление о том, что такое Сирия и чем она была в прошлом. В западной системе образов это страна, откуда приезжают беженцы, и их бегство стало территорией столкновения политических идеологий, не имеющих ничего общего с экстренной гуманитарной ситуацией, которую в течение многих лет переживает это ближневосточное государство. Сирия разделяет, обостряет тон политической дискуссии, заставляет сопереживать.


Во всем этом сценарии существует и выживает молчаливое гражданское общество, не сдавшееся вопреки происходящему. В этом обществе свою роль играет и Хозан Ибрагим: с 2013 года он претворяет в жизнь амбициозный проект под названием «Граждане за Сирию» (Citizens for Syria). Изначальную цель его создания Ибрагим характеризует так: «Первым шагом, продиктованным необходимостью внести некоторую ясность, было создание карты имеющихся в Сирии движений. Мы решили, что необходимо создать единую сеть, в которой все задействованные в сирийском конфликте неправительственные организации могли бы познакомиться и общаться благодаря связывающей их платформе». Проект команды под руководством Ибрагима пытается связать сирийское гражданское общество, оказавшееся в изгнании, вдали от своей страны, с местными и международными движениями, действующими в пределах сирийских границ.


«Этот проект, изначально появившийся, чтобы объединить людей, вынужденных покинуть свои города из-за конфликта или из-за угроз со стороны режима, перерос в полную, общедоступную базу данных всех неправительственных организаций (на сегодняшний день их 750), поддерживающих сирийских граждан, она коррелирует с оценкой проделанной на месте работы».


«В 2011 году мы все надеялись на лучшую жизнь», — рассказывает Хозан Ибрагим, сириец из небольшого города Камишлиях, находящегося на севере страны, на границе с Турцией, вспоминая арабскую весну, момент, когда от Туниса до Египта народные движения рассчитывали поставить шах авторитарным режимам. «Именно тогда мой народ начал исследовать свою идентичность, впервые распознал себя даже в отличиях от других. Именно эти отличия так долго скрывались и подавлялись. Люди начали тогда говорить о религии и этнической принадлежности как об изображении, которое является частью более крупного пазла, а не как о факторе, разделяющем их», — отметил он.


На режим Башара Асада народные протесты произвели весьма негативный эффект. После падения тунисского и египетского режимов протесты распространились в Сирии и затронули баатистский режим. Несмотря на то, что два основных урбанистических центра страны, Дамаск и Алеппо, не были очагом протестов (в отличие от того, что происходило в Тунисе и Египте, где главные протестные движения захватили столицы), движение достигло серьезного размаха, превратившись в угрозу для существующего в стране режима. Асад начал жестокие репрессии в отношении манифестантов. В маленьких городах, таких как Джиср аль-Шугур или Хомс, третий по значению город в стране, силы правопорядка стреляли по толпе, много людей пали жертвами этих обстрелов. То, что последовало далее, стало хроникой повседневной войны, которая продолжается до сих пор.


Путь Хозана Ибрагима был не прост. Он дважды сидел в тюрьме за участие в событиях Арабской весны, просил политического убежища в Германии, и в начале 2012 года его запрос был принят. Так, Хозан сделал свои первые шаги в Берлине. Он рассказывает, что выбрал германскую столицу, чтобы оказаться ближе к международным политическим центрам, так как выступал в роли представителя «Местных координационных комитетов Сирии», сети, собравшей локальные группы, ставшие движущей силой протестов 2011 года. Эту организацию газета New York Times назвала «основополагающей силой» демократического движения, так как она противопоставляла репрессивному режиму диалог и отказ от насилия. «Сегодня, спустя шесть лет, после всего этого насилия кажется, что все это было очень давно. Но наши надежды, мечты не умерли. Каждый раз, путешествуя, я встречаю своих коллег, активистов и вспоминаю надежды того времени. Другие люди тоже сохранили те же мечты и то же мужество, позволившее им не сдаваться».


Организация «Граждане за Сирию» нужна именно для этого — не сдаваться. Показать миру, насколько действенно это сирийское гражданское общество, которое создает сеть, сотрудничает, работает на месте и дистанционно.


«Мы сотрудничаем в аполитичной манере. Мне и моей рабочей группе нравится попытка построить международные политические дискуссии вокруг сирийского гражданина. Ни Асад, ни ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в России, — прим. ред), никакие другие вооруженные группировки не заслуживают того, чтобы оказаться в центре международной дискуссии. Переход к миру произойдет только в привлечением тех протагонистов, которые выживают в условиях этой безжалостной борьбы политических фракций. Применение силы всегда будет обречено на провал, это недальновидная политика».


В этом направлении тихо движутся действующие в Сирии и ради Сирии организации. Это нужно для того, чтобы получить поддержку, выходящую за рамки обычной гуманитарной помощи, которая, несмотря на свою пользу, не меняет соотношения сил в долгосрочной перспективе. В соседних с Сирией странах многочисленные неправительственные организации создали рабочие места для беженцев, они решают проблемы, связанные с документами, необходимыми для запроса убежища, обличают преступления режима.


«Было трудно сосчитать и проанализировать все действующие в Сирии движения. В этом царстве страха люди подвергались большой опасности, принимая участие в нашем опросе. И несмотря ни на что, они это сделали, и благодаря этому наша работа — первая в своем роде».


Эти организации, сформированные сирийским гражданским обществом, если судить по данным, которые показывает Хозан, помогают пяти миллионам беженцев. Самоорганизация — сложная задача, но она является нравственной пощечиной международной дипломатии, которая не может найти выхода из конфликта.


«Сирия не является источником терроризма, это страна, которая всецело страдает именно из-за этого клейма. Она ведет свою борьбу на пути к демократии, переживая момент крайней формы насилия. Не следует опошлять нашу действительность».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.