На Украине успех марша сексуальных меньшинств все еще измеряется метрами.


«В 2013 году нам удалось пройти 100 метров, тогда было 80 участников. В прошлом году мы прошли 750 метров, в шествии участвовало две тысячи человек», — рассказывает директор общественной организации «КиевПрайд» Руслана Панухник.


И все же в прошлом году успех марша измерялся не только в метрах. Это было первое шествие представителей сексуальных меньшинств на Украине, которое обошлось без применения силы. Ранее противникам марша удавалось нанести телесные повреждения его участникам.


Положение сексуальных меньшинств будет обсуждаться на следующей неделе на международном уровне в преддверии конкурса «Евровидения».


Главным вопросом будет обеспечение безопасности, так как среди гостей «Евровидения» традиционно бывает много представителей сексуальных меньшинств. Кроме инцидентов на предыдущих маршах, можно упомянуть также нападение ультраправых на участников закрытого мероприятия, проводимого сексуальными меньшинствами во Львове в ноябре прошлого года.


Власти заверили, что Киев будет безопасным городом для всех прибывающих на «Евровидение». Сотрудники консультативной миссии ЕС ЕUАМ, которые проводили обучение украинской полиции, также подтвердили это.


Панухник говорит, что отношение полиции изменилось в Киеве уже пару лет назад. Марш прошлого года обошелся без применения насилия благодаря действиям полиции.


Она рассказывает, что в 2013 и 2014 году полицейские даже не хотели подавать руки организаторам гей-парада, не говоря уже о том, чтобы действительно обеспечивать безопасность. Сейчас общение и взаимодействие наладились.


Однако обстановка является удовлетворительной только в Киеве. Повсеместно положение сексуальных меньшинств на Украине — все еще сложное.


Например, особо не рассматриваются преступления на почве ненависти, совершенные по признакам сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Таким образом, количество таких преступлений неизвестно.


«Жертвы не сообщают о них полиции, потому что знают, что это ни к чему не приведет. Другой причиной является то, что это приведет к огласке, потому что полиции надо рассказать, что ты — гомосексуалист, лесбиянка или трансвестит».


В настоящее время только трудовое законодательство запрещает дискриминацию в отношении сексуальной ориентации. Однако его сейчас редактируют, и в новом проекте закона нет упоминания о сексуальных меньшинствах.


Как объясняет журналист и исследователь аналитического центра Atlantic Council и один из соучредителей независимого канала «Громадське ТВ» Максим Эристави, являющийся также активистом в вопросах защиты гражданских прав, на это скорее всего есть две причины. Эти две причины лучше всего объясняют официальное отношение к вопросу.


«Во-первых, религиозные группы имеют большое влияние на политическую элиту. В целом Украина — не очень религиозная страна, но политическая и экономическая элита достаточно религиозны», — говорит он.


Второй причиной является борьба за самосознание, которая быстро распространяется в Восточной Европе.


«Она ведется под влиянием многонациональных гомофобных организаций. Независимо от того, имеют ли они религиозное или консервативное содержание, они тратят огромные деньги и силы в таких странах, как Украина и Россия. Они поддерживают разными способами местную церковь и религиозные организации, а также организации гомофобов».


К тому же многие местные политики заметили, что гомофобная позиция может принести много дополнительных очков.


Однако Эристави отмечает, что вопросы стали обсуждаться публично только после Евромайдана в феврале 2014 года, приведшего к смене власти. Он говорит, что публичное обсуждение имеет огромное значение.


«Сейчас наступил решающий момент для защиты гражданских прав и прав сексуальных меньшинств. Развитие может пойти в любую сторону. Есть много как отрицательных, так и положительных примеров».


Есть много положительного, поскольку люди любопытны. С другой стороны, обсуждение породило и противодействие, что заметно по увеличивающемуся количеству насилия в отношении сексуальных меньшинств. Кое-где полиция усиливает свои действия для предотвращения подобных преступлений, но действия властей совсем не достаточны.


«Самая большая проблема заключается в том, что наши западные партнеры не считают вопрос важным», — говорит Эристави.


У Панухник много работы, связанной с организацией гей-парада. Она говорит, что в этом году в нем должны принять участие около четырех тысяч человек.


Вопросы безопасности остаются очень важными. Марш закончится у станции метро, которая будет закрыта для остальных. Таким образом, участников практически эвакуируют с места проведения марша. Из соображений безопасности марш будет последним мероприятием всей «недели прайда», в других странах за маршем обычно следуют праздничные мероприятия.


«Противников с каждым годом становится все меньше, — говорит Панухник. — А в прошлом году более половины участников были гетеросексуалами».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.