В России в настоящее время расцвела пышная дискуссионная среда. Мозговые центры и сайты интернета растут как грибы после дождя. Значительное большинство из них представляет консервативный образ мыслей.


Во время моего недавнего пребывания в Москве я приняла участие во встречах двух новых консервативных кругов, где дебаты проходили весело и где было много любопытных вопросов со стороны русских к датчанам и наоборот.


По словам A.Ю. Минакова, профессора воронежского университета и руководителя Центра изучения консерватизма, в России есть 8 различных направлений консерватизма.


Согласно Минакову, русский консерватизм всегда был философски сильным направлением, но слабым в институциональном смысле. Несмотря на это консервативным кругам в 1812 году удалось завоевать уважение общества и благодаря этому победить в борьбе с Наполеоном. Но в 1917 году такого везения не было. Революция 1917 года была социальной катастрофой, которую можно было избежать, если бы в государственных структурах существовала консервативная мысль. Но ее не было. Эти структуры находилось под влиянием скорее либерализма и проиграли Ленину.


В 1991 году началось возрождение консерватизма.


Я воспроизвожу здесь обозначения и описания, которые Минаков дал разным консервативным направлениям (или по-датски направлениям правого толка), появившимся после 1991 года:


1. Маргинальный консерватизм, состоящий из монархистов и наследников дореволюционного движения «Черная сотня». Эти движения настолько ярки и странны, что на Западе и в либеральных СМИ их можно использовать как картины ужаса для дискредитации консерватизма в общем и целом.

2. Национал-большевистское движение, которое было попыткой соединить патриотизм, социализм и православие. Можно сказать, что Сталин и организаторы переворота против Горбачева в 1991 году относятся к этому движению. Сегодня у них нет большой поддержки.

3. Церковный консерватизм, организованный церковью и культурным движением «Совет русского народа», учрежденный в 1993 году. Он установил такие понятия, как русская диаспора (примерно 20 миллионов русских, живущих за пределами России) и «русский мир» — культурное понятие, которое в настоящее время называют «русским вопросом». Сегодня церковь не участвует сама непосредственно в политических дебатах.

4. Либеральный консерватизм или движение неославянофилов. Это направление находится под сильным влиянием Солженицына, который вернулся из эмиграции домой в Россию в 1994 году. Непосредственно после этого он написал «Как нам обустроить Россию», произведение громадной пробивной силы. Солженицын выступает здесь за то, чтобы русская проблема была решена на референдумах об установлении постсоветских границ. Таким образом Солженицын поставил на повестку дня создание русского национального государства. Те партийные организации, которые возникли на основе этого идейного направления, были не особенно успешными организационно. Ни «Родина», ни «КаДе» или «Русское христианское движение» не прожили долго как партии, но многие представители этих движений в настоящее время занимают высокие влиятельные посты.

5. Неоевразийское движение, антизападное и нехристианское движение, которое в первую очередь находится под влиянием философа Александра Дугина. Он рекомендует России образовать блок с азиатскими странами, чтобы противостоять Западу. На Западе много говорят о Дугине. Может быть, потому, что он очень яркий. Но также и потому, что он говорит по-английски и является очень активным блоггером. Его влияние в России не велико.

6. Национал-консервативное движение (младоконсерваторы) возникло в интернете и как пресс-клуб примерно в 2000 году с центральной фигурой Цимбурского. Оно издавало еженедельник «Консерватор», который однако больше не выходит. В настоящее время в движении работают над изданием работы «Национальный вопрос» и выступают за то, чтобы Россия определила себя саму как национальное государство. Национал-консерваторы могут считать своей заслугой, что Путина использовал выражение «националист» о самом себе.

7. Социал-консерваторы являются самом молодым из многочисленных консервативных движений и находятся под влиянием философско-политических антологий «Перелом» и «Плаха» под редакцией Александра Широкова. Представители этого круга считают, что мир в настоящее время поделился на две половины. Евроатлантическая модель цивилизации в своей нынешней форме достигла своей границы развития и сейчас речь идет о мощной реакции против глобалистского, постсветского (то есть не светского и потому еретического, исламского или христианского) либерализма. Реакция состоит в поиске национальной идентичности и национальных традиций. Социал-консерваторы видят решение в старых, традиционных, христианских ценностях и социальной справедливости в форме более высокой степени экономического равенства.

8. Официальный консерватизм, партия власти, которую вдохновляет главным образом либерал- консерватизм, но который в настоящее время несет в себе некоторые черты других вышеупомянутых здесь движений.


В 90-е годы во время Ельцина партия власти была либеральной и прозападной. Но весной 1998 года, особенно в тот день, когда премьер-министр Примаков летел в США и развернул самолет в воздухе, потому что НАТО начала войну за Косово, стало понятно, что следовать за Западом нельзя. Однако и во время Путина существовала либеральная программа экономической политики, но в политике ценностей главное место заняли традиционные русские национальные и христианские ценности. После протестов 2012 года и Крыма в 2014 году, по словам Минакова, стало необходимо прояснить, что точнее должно было входить в идеологию. Согласно ему это:


• Противовес глобализму в пользу национальных интересов.

• Выступление за многополярный мир.

• Критическое отношение к западу.

• Защита христианских ценностей, особенно ярким выражением которой является традиционная семья.

• Признание того, что русский народ больше других рассеян по всему миру, и желание поддерживать и консолидировать русскую культуру среди всех русских, включая тех, кто находится за пределами России.


Как сказано выше, я встречалась с представителями различных вышеупомянутых направлений во время моего последнего пребывания в Москве.


Когда я спросила, почему эта цветущая консервативная среда не представлена как политические партии, мне ответил один аналитик, что партия власти делает все, что может, чтобы не появлялись новые консервативные партии. В настоящее время большинство из вышеназванных направлений представлено фракциями партии Путина «Единая Россия». Это дает власть имущем больше пространства для маневра и позволяет избежать консервативных противоречий в обществе. Более практично иметь либеральную оппозицию. У либералов нет какой-либо народной основы, чтобы иметь большое влияние. Зато партия власти может во время дебатов с либералами показать как раз то, за что они хотят бороться.


Когда я спросила, как обстоит дело со свободой слова в России, большинство удивились моему вопросу. Они объяснили мне, что можно говорить и писать все, что хочешь. Можно организовывать дискуссионные клубы и издавать книги, создавать сайты интернета и писать блоги. Но не всегда можно получить доступ к СМИ. Особенно телевидение является каналами пропаганды, которые действуют в рамках утвержденного политического распорядка, который редакторы быстро усваивают. Нет необходимости высылать кого-либо в Сибирь, потому что желание карьеры быстро приводит к самоцензуре в пределах желаемого направления.


Но на других платформах можно высказываться свободно. Поэтом существует огромного количество книг и журналов, представляющих самые различные позиции.


Я всегда восхищаюсь Солженицыным и отношусь с большой симпатией к его мыслям. Два консервативных движения, которые больше всего совпадают с его мыслями, национал-консарвативное и социал-консервативное, имеют много общего с европейскими партиями скептиков по отношению к ЕС в своем желании снова обрести собственную национальную и религиозную идентичность.


Думаю, что Западу будет полезно познакомиться со всеми этими мыслями. Они могли бы способствовать борьбе с утопией ЕС. Но, быть может, именно чтобы избежать это, была придумана холодная война. Не знаю. Но хотелось бы, чтобы армия переводчиков начала бы переводить мысли новых русских консерваторов на западный язык.

 

Пользователь Rap And пишет:

4 мая 2017, время 00:18

Краруп была в России и имела контакт с цветущим русским консерватизмом, который якобы совершенно невозможно сравнить с датским национальным консерватизмом, и получила подтверждение того, что свобода слова в России позволяет писать и говорить все, что только можно, главное, чтобы это не было ложными новостями.


«В ответ на массовые демонстрации после парламентских выборов 2011 года советское правительство приняло ряд законов и декретов, которые способствовали укреплению его власти. Новые законы нанесли сильный удар свободе слова и собраний.


Новые законы значительно урезали возможности открыто высказывать критические и независимые мысли, власти получили законное право резко подавлять протесты, которые находятся в оппозиции к ценностям правительства.
Новые законы привели, в частности, к тому, что настроенные критически журналисты, политики, художники и адвокаты арестовываются и преследуются, что иностранные организации регистрируются как иностранные агенты и что активисты ЛГБТ подвергаются издевательствам, нападениям и грубой дискриминации».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.